Почти 60% россиян выступают за решительные перемены в стране | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почти 60% россиян выступают за решительные перемены в стране

Доля россиян, выступающих за решительные перемены в стране, выросла за последние два года с 42 до 59% — таковы данные совместного исследования Московского центра Карнеги и «Левада-центра», с которыми ознакомились «Ведомости». За незначительные изменения — 31%, а 8% никаких перемен не нужно. По мнению 53% респондентов, такие реформы возможны лишь при условии серьезного изменения политической системы, а на перемены с сохранением существующей системы согласны 34%. Эти цифры не говорят о полной готовности людей к смене власти, но означают, что в обществе нарастает недовольство: такие настроения все больше будут прорываться наружу, в том числе и в протестных акциях, говорится в докладе.

Среди тех, кто более всех не хочет перемен, россияне стали чаще называть чиновников и бюрократию — 69%, а в 2017 г. было 56%; олигархов и большой бизнес — рост с 52 до 67%, президента Владимира Путина и его окружение — 25% против 15% в 2017 г. Чиновники и большой бизнес, по мнению граждан, в привилегированном положении, а Путин, полагают эксперты, постепенно перемещается в фокус общественного недовольства, хотя механизм разгрузки его от ответственности работает.

С 25 до 16% снизилась доля респондентов, считающих, что Путин способен предложить привлекательный план преобразований, лидер ЛДПР Владимир Жириновский — 9%, КПРФ Геннадий Зюганов — 5%, оппозиционер Алексей Навальный и министр обороны Сергей Шойгу — по 3%. В Москве в Путина верят 20% опрошенных, а 2-е место с 10% делят Зюганов и Навальный.

Пожелания о смене власти за два года стали отчетливее, констатируют авторы исследования, люди ждут от государства перераспределения доходов в их пользу. По мнению россиян, два первоочередных необходимых изменения — повышение зарплат и уровня жизни (24%) и смена правительства, президента (13%). Экономические проблемы нарастают — авторитет власти падает, сказано в докладе, а роскошь чиновников, сотрудников госкорпораций и пресловутого «окружения президента» начинает раздражать все большее число людей.

Но о честных выборах как приоритете государственной политики говорят лишь 9% россиян, а о независимости судов — 8%.

Общество хочет радикальных перемен, сказано в докладе, но боится социальной платы за них. Рост стремления к переменам социологи зафиксировали еще в мае 2018 г., когда за решительные реформы выступали 57% россиян. В ответ власть после президентских выборов предложила лишь «невнятную идею «прорыва», а пенсионная реформа, затухание крымского эффекта и милитаристской риторики обвалили рейтинги власти, говорится в докладе. Региональные выборы — 2018 подтвердили запрос на перемены, и он скорее популистский, но власть отказалась от диалога с обществом и перешла к интенсивным репрессиям.

«Нарастает неудовлетворение работой государства. И все [желаемые] изменения не про демократию, а про людей, — объясняет соавтор исследования, социолог „Левада-центра“ Денис Волков. — Нужны новые люди, а какие — непонятно».

Запрос на перемены в первую очередь касается социально-экономической сферы, хотя обеспокоенность ростом цен чуть снизилась, а коррупцией — достигла максимума.

И это тоже один из показателей неудовлетворенности властью в целом, полагает эксперт: «Пенсионная реформа была воспринята как несправедливая, заплатить [за нее] предложили простым людям, а не олигархам и чиновникам. Это подорвало веру в государство и частично в Путина, хотя все равно государство остается главным действующим лицом». После возвращения в Кремль в 2012 г. Путин взял на себя ответственность за все происходящее, указывает социолог: «И когда рейтинги были высокими, это было незаметно, а когда проблемы стали нарастать, то часть вины люди начали перекладывать на президента». Власть знает о спросе на перемены и что-то будет людям предъявлять — например, обновление кадров или социальные меры вроде национальных проектов, уверен социолог.

Запрос на перемены мало во что выльется — это ожидания, которые в основном не имеют отношения к реальности, считает другой соавтор доклада, Андрей Колесников из Московского центра Карнеги: «Люди ждут, что перемены им преподнесут на блюдечке и они не будут платить за них ничего. Они не готовы к изменениям в социальной сфере, кроме получения дополнительного образования». Поэтому запрос на перемены можно назвать популистским, полагает эксперт: все хотят изменений по мановению волшебной палочки.

Формально власть пытается работать с запросом на перемены — предлагает новые лица, например, на уровне губернаторов или идею «прорыва», считает Колесников: «Хотя, по сути, это заменитель перемен — фундамент и политическая рамка не меняются, попытки изменений делаются внутри нее».

Запрос на перемены растет, поскольку идея стабильности утрачивает привлекательность, начинает восприниматься как во многом негативная, говорит руководитель фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Многие социальные группы воспринимают ее как стабильность бедности, консервации и накопления социально-экономических проблем. Закрепляется идея — раз год за годом нет позитива, то нужно что-то менять. Но ожидания улучшений остаются высокими — их-то и отражает запрос на перемены».

Чем больше разрыв между ожиданиями и реальным положением дел, тем больше опасность для системы, подчеркивает эксперт: «Власть, понимая необходимость стратегии перелома негативных тенденций, выдвинула на выборах 2018 г. концепцию „прорыва“ в развитии и сформировала под нее стратегию нацпроектов. Но они пока пробуксовывают, какие-то результаты ожидаются ближе к 2024 г.».

Люди ждут от государства активной социальной политики и политики справедливости и скорее всего власть будет отвечать на это по двум направлениям, предполагает Бадовский: «С одной стороны, продолжает более активно продвигать национальные проекты, прежде всего связанные с социальной сферой. С другой — перед федеральными выборами могут быть выдвинуты новые социальные программы или меры повышения справедливости — налоговые инициативы или кадровые решения, т. е. то, что может быть достаточно популярным».

Политизация же запроса на перемены зависит от появления политиков, которые будут выглядеть альтернативой и переводить эмоции в политическое действие, предупреждает эксперт: «Нынешняя структура запроса на перемены означает повышенный спрос на политиков леволиберального и социал-демократического толка, имеющих в себе и черты защитников справедливости. Это может приводить к тому, что наиболее активный рост новых политических проектов будет отмечаться в левопопулистской и леволиберальной нише. Естественно, они могут как вызревать сами, так и направляться в нужном ключе и с нужными акцентами самой властью».

Идет накопление глухого недовольства, говорит политолог Николай Петров: «В 2018 г. люди думали, что пройдут выборы — и будет новая картина будущего, но оказались разочарованы. Дискуссия о будущем менее привлекательна, чем абстрактные ожидания того, что жизнь станет вдруг прекраснее, и это уже не связывают с Путиным, поскольку люди ожидали после выборов преобразований, а получили пенсионную реформу. Поэтому они ждут, что-либо царь предложит что-то новое, либо его поменяют и другой царь предложит новое. То есть глухое брюзжание не выливается в содержательные дискуссии, кроме требований больших зарплат». Люди рациональны, они видят, что выборы ничего не меняют, подчеркивает эксперт: «У россиян отбили способность связывать выборы с будущим, с тем, как можно через выборы улучшить страну или что-то изменить. К ним относятся как к сохранению того же лица или избранию ранее утвержденного лица. То есть выборы воспринимаются как модель голосования за власть или против нее, а не как попытка перемен».

3 987