Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Украина-2: русофобы в Белоруссии осуществляют травлю неугодных

20.02.2020 - 9:45   4 041

Вторую неделю внимание СМИ и социальных сетей Белоруссии и России приковывает скандал вокруг обиженного минчанина Арамаиса Миракяна, который якобы пытался заказать чай в кафе на «мове», но в ответ получил, по его словам, «хамство» и угрозу вызвать охрану. Местные русофобствующие националисты увидели в этой истории неуважение к белорусскому языку, русскоязычные белорусы — провокацию, а российские пользователи социальных сетей — «появление негативных процессов в отношении русского языка». Позже выяснилось, что обиженный оказался фейкомётом, однако скандал и не думает утихать, ибо стал поводом для обсуждения давних язв белорусского общества и приковал внимание к такому явлению, как русофобия в Белоруссии.

Изначально ситуацию представляла одна сторона конфликта — собственно Арамаис Миракян, человек без определённого рода деятельности, проживающий в Минске. Он посетил фирменное кафе флагмана белоруской кондитерской промышленности — фабрики «Коммунарка». После этого вечером 11 февраля Миракян разместил на своей странице в Facebook запись такого содержания (в оригинале — на «мове»):

Зарисовка. Фирменный магазин «Коммунарки» на Красной.

Подхожу, спрашиваю: «Чай фруктовый есть?»

— Говорите по-русски, у нас два государственных языка.

— Я с вами не по-китайски и не по-чешски, а на одном из государственных языков.

— Я сейчас вызову охрану (!!!)

— Дайте жалобную книгу и позовите администрацию.

Администраторша очень извинялась. Я всегда в ступоре от хамства, но письмо руководству «Коммунарки» я направлю обязательно. Охрану за белорусский на меня еще не угрожали вызвать. Фамилия кассирши — Канапацкая, что забавно.) Я злой и растерянный одновременно».

Миракян оказался парнем со связями, а запись в соцсети стала лишь поводом. Был создан скандал, охвативший необъятные просторы недостроенного Союзного государства России и Белоруссии. Местечковые националисты усердно лепили из Миракяна жертву языковой дискриминации и даже ксенофобии. Сам он красочно рассказывал, какие угрозы ему якобы поступали.

Особенность ситуации в том, что белорусы, за очень редким исключением, называют фруктовый чай «фруктовым чаем», а не «гарбатай фруктовай». Навязывание обществу своего варианта «беларускай мовы» — идефикс так называемых «змагаров» («борцов»).

Однако главная особенность ситуации в том, что Миракян представил публике и своим знакомым сотрудникам СМИ описание истории, которой на самом деле не было. Миракян солгал, подставив своих знакомых борзописцев.

Конфуз обнаружился, когда обслуживающие местных националистов издания, вроде маргинальной русофобской «Нашей нивы», стали допытыаться о произошедшем другую сторону конфликта. Администратор злополучного кафе на улице Красной рассказала этому изданию, что продавщицу смутило слово «гарбата». Продавщица, к слову, оказалась как минимум не меньшей белоруской, чем Миракян.

Затем администратор кафе лично и весьма вежливо обслужила клиента, причём «разговаривала с ним на белорусском языке». Важный нюанс: компания Миракяна громко разговаривала и материлась, что возмутило посетительницу кафе. Тем не менее охрану никто не вызывал.

Белорусские националисты

Белорусские националисты

Миракян, естественно, гнул свою линию, отрицая матерщину и прочее. Всё бы ничего, его версию и дальше двигали бы как основную, однако обиженный опрометчиво не поинтересовался наличием видеокамер в фирменном кафе крупного белорусского госпредприятия.

Запись видеокамеры была отмечена в ответе «Коммунарки» на обращение другого националистического издания. По правилам охоты стаей, госпредприятие атаковали слаженно и организованно. Полученный документ было решено предать публичности.

В ответе на обращение электронного издания Naviny.by замгендиректора СОАО «Комунарка» Светлана Гонтарева сообщила, со ссылкой на запись камеры видеонаблюдения, что вечером 11 февраля в магазин пришла компания людей — два парня и девушка. Заказ они сделали на русском языке. Затем пришедший с Миракяном молодой человек подошёл к продавцу Канапацкой сделать повторный заказ.

«Именно этот молодой человек заказал фруктовый чай (гарбату фруктовую) на белорусском языке. В ответ на что продавец задала на русском языке уточняющий вопрос: какой именно чай? (В ассортиментном перечне кофейни несколько видов фруктовых чаев). Молодой человек возмутился, что на его вопрос на белорусском языке ему ответили по-русски. И стал утверждать, что его обязаны обслуживать только на белорусском языке. После этого попросил выдать ему книгу замечаний и предложений и вызвать администратора», — сообщила Гонтарева.

Книгу замечаний выдали по первому требованию, отметила она, однако после общения с администратором конфликт был исчерпан, и молодой человек отказался от внесения жалобы.

«Именно в этот момент, когда администратор вынесла книгу, гражданин А. Миракян встал из-за столика и подошел к барной стойке. То есть, еще раз хочется отметить, что гражданин А. Миракян не делал заказ лично и с продавцом Канапацкой Е.И. не общался», — сказано в документе госпредприятия.

Затем одна из посетительниц кофейни пожаловалась администрации на поведение компании, с которой прибыл Миракян. В документе сказано, что молодые люди вели себя вызывающе, громко смеялись и нецензурно выражались. Покупательница порекомендовала вызвать охрану, однако администрация магазина не сделала этого.

Гонтарева отметила: «Предложение вызвать охрану прозвучало от посетительницы кофейни за неподобающее поведение компании, а не от сотрудников магазина за общение на белорусском языке. Таким образом, никаких нарушений в действиях со стороны продавца администрацией магазина не выявлено. Считаем претензии гражданина А. Миракяна необоснованными».

Выходит, Миракян оклеветал продавщицу фирменного магазина белорусского госпредприятия. Ситуация могла бы выглядеть анекдотично, если бы ранее «сознательные» борцы с мифической «русификацией» не добивались от властей штрафов и даже увольнений тех, кто, по их мнению, «оскорблял» пресловутую «мову» и «не уважал» её. С их подачи власти Белоруссии устроили погром русскоязычной топонимики и вместо государственного русского языка навязывают английский, китайский и даже какой-то новояз, исполненный латинским шрифтом с непонятными значками.

После этого, 18 февраля Арамаис Миракян был вынужден признать: «Ну что, приходится признаться, как было на самом деле. Я — участник истории, но не ее главный герой. История произошла с моим другом Rusłan Jusupaŭ. А я находился с ним рядом. Написать пост с моей страницы решили, чтобы был больший охват, и еще потому что Руслан не публичная личность. Охватили так, что отхватили.) Виноват, понимаю».

«Но я продолжаю настаивать на том, что охрану на нас хотели вызывать за белорусский, а не за конфликт из-за шума, это важнейшее уточнение. Считаю, что то, кто заказывал чай, сути не меняет», — добавил любитель «гарбаты».

Даже когда вскрылась ложь Миракяна, он и не подумал просить прощения у продавщицы и государственного предприятия. Поклонницы его подбадривали: «К Арамаису никаких вопросов нет: он всё правильно сделал, имел резон в конфликте и сумел его отстоять, восхищаюсь, я бы так не смогла!».

Его поддерживали русофобские СМИ из-за рубежа. Например, польское «Еврорадио» уже после публикации разоблачительного ответа «Коммунарки» сообщило, что ему якобы «было сразу понятно, что языковой конфликт заметят в России — и используют в пропагандистских целях».

Польская радиостанция представила ситуацию как некое развлечение: «Теперь оказывается, всё было чуть-чуть не так. На самом деле чай заказывал не Арамаис, а его друг Руслан Юсупов… Всю эту неделю парни сознательно искажали факты. Миракян дал пару десятков интервью и написал по мотивам истории сотню постов в соцсетях. А признался в обмане только после того, как в кафе посмотрели записи камер видеонаблюдения».

Со стороны ситуация выглядит несколько комично: Арамаис Миракян и Руслан Юсупов спасают «беларуску мову», отважно сражаясь с продавщицей кафе. Да что там кафе — берите выше, учитывая статус фирменного магазина крупного государственного предприятия, в судьбе которого принимал участие лично Александр Лукашенко. Сочувствующие комментаторы, собственно, так и сделали, развернув ситуацию в частный случай тотальной войны международного, континентального, цивилизационного масштабов.

Уместно также отметить, что Миракян не был первопроходцем на избранной им кривой дорожке. До него подобные провокации с доносами устраивали многие «сознательные». Например, «мовный инспектор» Игорь Случак опустился до доноса в прокуратуру на онокобольного подростка, который в социальной сети солидаризировался с мнением вице-чемпиона мира 2016 года по велогонкам, члена британской команды Sky Procycling Василия Кириенко, охарактеризовавшего белорусский язык как «неживой», на котором «практически никто не разговаривает».

Ещё ранее доносы писали на витебского писателя Андрея Геращенко, добившись расправы над ним с увольнением из райадминистрации Витебска. Знаковым было «дело регнумовцев»: донос в Генпрокуратуру на белорусских «пророссийских публицистов» направил провинциальный русофоб Денис Рабенок, впоследствии выступивший на процессе свидетелем обвинения. Провинциальные русофобы отстаивали самые крайние меры расправы над оппонентами — как житель Витебска Сергей Сесицкий, предложивший сжигать «рашистскую чуму», как это сделали его украинские побратимы в одесском Доме профсоюзов.

Белорусские националисты

Белорусские националисты

 И таких русофобствующих стукачей, провокаторов и пособников палачей в Белоруссии немало. За них сразу вступаются специально созданные СМИ и организации, называющие себя правозащитными. Никогда они не вступятся за таких, как продавщица минского магазина Канапацкая или витебский литератор Геращенко, или минский автомеханик Лановенко, или мозырьская учительница Кашо. Им и многим другим жертвам русофобского террора неоткуда ждать помощи.

Казус Миракяна мог бы остаться частным случаем местечкового идиотизма, если бы рядом не было наглядного примера, к чему приводят эти казусы, накапливаясь в критическую массу. Украина, посмеивавшаяся с таких миракянов, случаков, рабенков и прочих горячек, однажды проснулась в новой кровавой реальности, униженная «Одесской Хатынью» и до сих пор кровоточащим Донбассом.

Пока не вскрылись ложь и клевета, гражданин Миракян собирал максимальный хайп. Постил в «Фейсбуке», раздавал интервью русофобским изданиям. Например, газете «Новы час», печатному органу прославляющего террористов и гитлеровских пособников «Товарищества белорусского языка» (ТБМ).

«Не про чай, а про моих родителей, про моё увлечение переводами, правозащиту и журналистику. Про моё отношение к выборам, недавнему приговору анархистам, к ЛГБТ и Павлу Северинцу», — сообщил Миракян, публикуя ссылку на интервью с самим собой.

Считая себя компетентным в этих и других вопросах, он также разместил ссылку на новую публикацию о себе «Радио «Свобода» (СМИ — иностранный агент). Вычитал слова поддержки от украинских и армянских товарищей, признательных за то, что он «совершил знаковый гражданский поступок, показав гражданам, что белорусский язык — государственный, и его надо знать, как бы там ни возмущались ордынско-москвабадские хмыри».

Тщеславный «змагар» выжимал максимум из своих связей с пишущей братией, которую трудно называть журналистами. Потому что журналистика — это не тиражирование лжи, а ответственная работа, предполагающая следование принципам. Некоторые издания эту принципиальность явили, обратившись к другой стороне скандальной истории, а остальные просто помогали умножать русофобскую кучку Миракяна до горбатой горы.

Очевидно, никакого отношения к журналистике, не говоря уж про правозащитную деятельность, Миракян не имеет. После всего случившегося он стал наглядным примером дискредитации журналистики, правозащиты, да и «борьбы за мову» — в этом его уже обвинили ранее симпатизировавшие. Арамаис Миракян теперь уже имя нарицательное для многих подобных случаев, которые уже произошли и которые произойдут в дальнейшем.

Произойдут, потому что «змагары» даже не думают отказываться от своих подлых методов — лжи и клеветы, наскоков на откровенно беззащитных и банального стукачества. Они будут заниматься провокациями, но уже с оглядкой на видеокамеры. Они будут строчить доносы, но уже с более скользкими формулировками.

Какие бы замечательные цели «змагары» не декларировали, своё гнилое русофобское нутро им ничем не прикрыть — ни «вышиванками», ни цветастыми диалектизмами, густо сдобренными заимствованиями с идиш и польского. Всё это — их местечковый андеграунд, который не имеет никакого отношения к белорусам и Белоруссии.

Выбор читателя

Топ недели