Евромайдан в Сербии. Чего на самом деле стоит бояться Вучичу

20.01.2024 - 16:36   2 349

В Сербии возобновились протесты местной оппозиции. На днях в Белграде прошла первая после зимних праздников манифестация — под знаменем с надписью «Евромайдан».

Напомним, официально декларируемой целью протестующих является пересмотр итогов местных и парламентских выборов, на которых оппозиционная коалиция «Сербия против насилия» не смогла получить желаемого количества депутатских мандатов.

Она также не добилась власти в Белграде, где число её сторонников наиболее велико. После чего оппозиционеры заявили о масштабных фальсификациях и потребовали отменить результаты голосования.

24 декабря в сербской столице начались массовые беспорядки. Толпа попыталась ворваться в здание столичного парламента, начав выбивать оконные стёкла и двери. В результате сербская полиция задержала около 30 протестующих.

Представители властей Сербии охарактеризовали происходящее как попытку «цветного» переворота, обвинив в нём Запад. Премьер-министр Анна Брнабич использовала для обозначения действий оппозиции слово «майдан», и, судя по всему, протестующие разделяют эту оценку — на все последующие акции они выходили под флагом с надписью «Евромайдан», соседствовавшим с флагом Евросоюза.

В следующие дни оппозиционеры пытались блокировать ряд белградских улиц и даже размещать на них некое подобие палаточного городка. Последняя в ушедшем году акция прошла 30 декабря и собрала несколько тысяч человек.

После этого лидеры «Сербии против насилия» объявили, что протесты возобновятся по окончании праздников, то есть после Старого Нового года.

За это время в ситуации вокруг протестов произошли некоторые изменения. Одна из организаторов манифестаций Мариника Тепич прекратила ранее объявленную голодовку. Голоса на ряде участков действительно пересчитали, однако к каким-либо значимым изменениям в итогах выборов это не привело.

Среди лидеров «Сербии против насилия» даже произошёл раскол по поводу того, следует ли им согласиться с новыми результатами и начать работать в парламенте в статусе системной оппозиции, или же продолжить протестовать.

В итоге оппозиционеры радикализировали свои требования, решив протестовать до полной отмены итогов голосования. 16 января в Белграде прошло очередное шествие, организаторы которого намерены сделать подобные мероприятия бессрочными.

Значимым отличием нынешней акции от предыдущих стало то, что организаторы приурочили манифестацию к очередной годовщине убийства одного из лидеров косовских сербов Оливера Ивановича.

Иванович был застрелен в Косовской Митровице 16 января 2018 года, его убийцы до сих пор не установлены. Имя сербского активиста используется «Сербией против насилия» с целью привлечения к протестам сербских патриотов.

Организаторы манифестаций, судя по всему, поняли, что их откровенной прозападный бэкграунд отталкивает большинство сербов, многие из которых отмечали, что верхушка «Сербии против насилия» в своих лозунгах и выступлениях вообще никак не затрагивает тему Косово, в котором сегодня царит непрерывный антисербский террор.

Почти месяц спустя после начала протестов их лидеры наконец-то решили обратить на это внимание.

Говоря о контексте, сложившемся вокруг нынешних протестов, стоит отметить ещё несколько факторов.

Сербские власти, как уже говорилось выше, обвинили в организации беспорядков Запад, назвав происходящее попыткой «цветной революции». Президент Сербии Александр Вучич сообщил, что о её подготовке ему заранее сообщила некая иностранная разведслужба, и чуть позже премьер Анна Брнабич добавила, что речь идёт именно о российской спецслужбе.

При этом Запад официально признал победу предвыборного блока Вучича «Сербия не смеет останавливаться», и, помимо дежурных призывов «расследовать определённые нарушения», легитимность результатов выборов ставить под сомнение не стал.

В частности, Вучича поздравил посол США Кристофер Хилл, а самое тёплое поздравление, по его собственным словам, президент Сербии принял от Эммануэля Макрона.

Да, на Западе сегодня нередко слышатся нападки на Вучича, однако в основном речь идёт об отдельных политиках и депутатах, далёких от возможности принятия серьёзных решений.

Новый министр иностранных дел (и бывший премьер) Британии Дэвид Кэмерон назвал Сербию «российским прокси», однако впоследствии британское посольство выпустило комментарий, в котором заявление Кэмерона фактически было дезавуировано.

Вучич на днях также провёл встречу с главой Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен, и встреча эта, опять же, носила вполне доброжелательный характер.

С другой стороны, когда посла США спросили, почему лидеры прозападной оппозиции приостановили свои акции на новогодние праздники, он ответил, что они, вероятно, прислушались к его совету. Это достаточно ярко демонстрирует степень реальной вовлечённости США в процесс.

Да и в целом уже неоднократно отмечено, что протесты проходят по старым методичкам и при использовании старых символов — вроде того же сжатого кулака. Однако Запад вряд ли ставит своей целью свержение Вучича — нельзя исключать, что кураторы протестующих из США и ЕС стремятся в первую очередь решить другие задачи.

В ближайшее время Брюссель намерен потребовать от Белграда новых уступок по Косово, связанных с де-факто признанием сепаратистского образования.

И эти уступки уже делаются: в частности, накануне Нового года Сербия признала за Косово право на отдельные автомобильные номера. Именно этот момент является причиной оказываемого на Вучича давления, одним из измерений которого является уличная активность контролируемой Западом оппозиции.

Обычно в таких ситуациях Вучич, пытаясь поднять ставки в торге со своими западными партнёрами, делает демонстративные шаги в сторону России. Вот и на этот раз он посетил Русский дом в Белграде.

Это учреждение связано с культурой и историей, а не с политикой, что, опять же, должно продемонстрировать отсутствие политического измерения у симпатий президента Сербии к Москве.

В Сербии действительно имеется достаточно серьёзный протестный потенциал, связанный с низким уровнем жизни и низкой же эффективностью госструктур.

Однако многие сербы отмечают, что их готовность выходить на улицы упирается в недоверие к лидерам протестов, существенная часть которых демонстрирует откровенно антинациональные убеждения. Это делает перспективы усиления уличных акций сомнительными.

Скорее всего, нынешние манифестации будут продолжаться достаточно долго, но происходить это будет в формате «протестов по выходным». Что не отменяет того, что на этом фоне официальный Белград может сделать целый ряд роковых шагов по сдаче Косово.

И фоном для них могут стать победные реляции по поводу того, что властям удалось предотвратить угрозу «цветной революции». На сегодняшний день это явно не главная опасность для суверенитета Сербии.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.