Балицкий: Когда ВС РФ освободит Запорожье, Россия получит новую столицу, заводы и много рыбы

25.01.2024 - 17:01   2 316

Губернатор Запорожской области Евгений Балицкий рассказал, какие инфраструктурные проекты реализуются на подведомственной ему территории, много ли у них «ждунов», а также какая судьба ждёт Мелитополь и Запорожье.

— Евгений Витальевич, в 2023 году запорожский фронт стал ареной, на которой развернулась битва за Приазовье, когда ВСУ попытались прорваться к Бердянску и Мелитополю. Многие военные и гражданские, памятуя об оставлении российской армией Харьковской области и Херсона, не скрывали, что испытывают беспокойство за то, что и Запорожская область может повторить их судьбу. Признайтесь честно, был у вас мандраж перед украинским «контрнаступом»?

— Мандража не было, была собранность и полное вовлечение в задачу. Мы ведь не живем отдельно от армии, вся система власти в Запорожской области ориентирована на помощь и участие военным.

План «контрнаступа» был понятен изначально, всё было подготовлено к отражению удара, и как показало время, наша уверенность была совершенно обоснованной.

— Как сооружалась «линия Суровикина» в прошлом году? Имела ли военно-гражданская администрация Запорожской области отношение к возведению оборонительной линии? Если да, какие проблемы и рабочие моменты были с связи с ее возведением?

— Как я уже говорил, мы вовлечены в эти процессы, хотя тема эта затрагивает, в первую очередь, военных. Мы обеспечивали снабжение, помогали транспортом, техникой и материалами.

— Каковы сейчас настроения у жителей Запорожской области после того, как «контрнаступ» ВСУ провалился?

— За два года настроения радикально изменились. Сначала более половины населения выехало и тем самым продемонстрировало свою позицию (кстати, часть из них уже вернулась назад).

Из тех, что не выехали, небольшая часть тоже не приняла перемен. Многие из тех, кто при Украине занимали какие-то должности в госструктурах, налоговой, администрации, школах или на заводах, первое время уходили с должностей и не работали по специальности, заняв выжидательную позицию.

Кто-то не хотел сотрудничать, кто-то боялся «ждунов», которые могли зафиксировать факт содействия РФ и потом передать данные СБУ.

На этом фоне активистов было меньшинство. Остальные были либо равнодушны, либо тихо недовольны. Было какое-то количество «ждунов» — агрессивно настроенных, которые пытались помогать ВСУ и СБУ.

Все же знают о терактах, которые время от времени случались в Мелитополе и Запорожской области, когда совершались покушения на представителей силовых структур и администрации.

Ситуация радикально изменилась после провалившегося контрнаступления ВСУ, когда люди перестали бояться, что все станет, как было, а их накажут за работу в РФ.

Если раньше на предложения по хорошей работе испуганно отказывались — «что я буду делать, если придут ВСУ», то после провала контрнаступления люди адекватно приняли реальность. Это не Херсон, где население действительно противилось, тут большинство приняли Россию нормально.

Кроме того, чем дальше люди живут в новой системе координат, тем больше выгод и преференций они для себя видят. Российское государство дает людям больше, даёт то, чего никогда не могла бы дать Украина. Вкладываются деньги в газификацию, развитие инфраструктуры, капремонт всего, люди обеспечены лекарствами, пенсии — в разы больше украинских, много активностей и программ для молодежи.

Возможно, есть объективные сложности, связанные с ситуацией: проблемы с работой, транспортом, возможность прилетов, сломались прежние схемы выживания. На Украине люди привыкли, что они предоставлены сами себе, а тут система работает на то, чтобы создать новые рабочие места, на комплексное развитие территорий.

Есть программы развития и помощи для фермеров, планы развития морских промыслов, создания новой инфраструктуры — в общем, много всего, что склоняет людей к тому, что тут им лучше. Благодаря этому и настроения меняются, люди успокаиваются, принимают произошедшие перемены и начинают взаимодействовать, многие возвращаются домой с подконтрольных Украине территорий.

— Много ли «ждунов»? Какое количество граждан проживает на подконтрольной РФ территории Запорожской области? Сколько из них получили российское гражданство? Много ли уехало?

— У нас почти не осталось «ждунов», около 90% взрослого населения получили российские паспорта — это около 400 тысяч человек.

В последние полгода почти прекратились теракты, стало гораздо спокойнее, люди не боятся ходить по улицам, жизнь входит в нормальное русло. Количество населения постоянно растет, поскольку люди возвращаются домой, а многие просто приезжают из других регионов.

Мы планируем проводить перепись, пока ориентируемся на то, что общее количество населения — около 550-600 тысяч.

— Готовы ли граждане голосовать на президентских выборах?

— Дам просто объективную справку. По данным опроса (ВЦИОМ, май 2023), 85% населения доверяет президенту Владимиру Владимировичу Путину, 72% — губернатору, а 76% довольны ситуацией в регионе. Так что, думаю, готовы участвовать в выборах.

— Известно, что Украина платит или платила зарплату запорожским учителям (и представителям других профессий), чтобы они не ходили на работу и учили детей дистанционно. Это так? Если да, то как российские власти региона ведут борьбу с этим явлением?

— Я не слышал о таком явлении, не понимаю, как это может быть вообще возможно. Все дети в регионе ходят в школы. Конечно, полностью исключить подобное, наверное, невозможно — мы же не можем проследить, кто из учителей что делает дома за закрытой дверью, но информации о том, что кто-то из наших детей учится в украинских школах, не поступало. А это сложно утаить.

— В ДНР только русский язык является государственным. У вас так же? Вы поощряете «мову», или нет?

— Мы не воюем с языком. Россия — многонациональное государство, в котором говорят более чем на 170 языках. Так что запрещать украинский язык никто не собирается. Давать официальный статус — тоже, потому что это могут сделать только республики в составе РФ.

Тем не менее, наши дети изучают украинский язык в школах. С сентября 2023 года в тех классах, которые изъявили желание учить украинский, а дети идентифицируют себя как этнические украинцы, введены государственные программы по изучению украинского языка.

— Что собой представляет промышленность и сельское хозяйство в области? Какие ведущие отрасли промышленности? Какие зарплаты? Они выше или ниже, чем при Украине?

— В данный момент в госреестр включено 190 предприятий, 100 их них мы обеспечили бесперебойную работу, причем, даже запустили те, которые до этого простаивали и не работали, были разворованы или бежавшие собственники вывезли половину техники и документацию, остальные планируем запустить к 2025 году. Разработан план развития предприятий легкой промышленности области.

Уровень зарплат соизмерим с российскими, он гораздо выше, чем тот, что был на Украине.

Сельское хозяйство: зарегистрировано 1440 предприятий, 471 получило государственную поддержку. На данный момент площадь под пашни составляет около 960 тыс. га, в 2023 году вывезено 806 тыс. тонн зерна. Общий объем произведенной сельхозпродукции за 2023 год составил 37 млрд руб.

За два года мы восстановили 8 элеваторов, это — около 700 тысяч тонн хранения зерна.

Работают молокозаводы, мясокомбинаты, инкубаторы, хлебозаводы. Сельское хозяйство медленно, но восстанавливается и развивается.

Усиленное внимание уделяем и рыбному промыслу. Уже сформирована большая межведомственная рабочая группа по развитию рыболовства в Азовском море и полным ходом идет разработка проекта по восстановлению популяции промысловых рыб — это позволяют сделать новые технологии.

В начале 1960-х годов XX века в Азовском море вылавливали около 760 000 тонн рыбы в год — до 50% всей промысловой рыбы СССР, сейчас благодаря новым технологиям мы сможем добиться показателей, которые превысят советские.

— Какова ситуация с бизнесом? Много бизнесменов покинули область, когда туда вошла российская армия?

— Поначалу уехало довольно много украинских бизнесменов, в первую очередь — те, кто был тесно связан с бывшим мэром Мелитополя Федоровым, работали в связке с СБУ. Было много криминального бизнеса, из них кто-то успел сбежать, кого-то начали «прессовать» сразу же после прихода российских войск — наводить порядок.

Сейчас криминальных элементов стало меньше в разы. Часть тех, кто уехал и был как-то уличен в том, что донатили на ВСУ, поддерживали «Правый сектор»*, ругали Россию, писали призывы, были лишены собственности — выходило распоряжение военной администрации по национализации их бизнеса. То есть, собственность неблагонадежных бизнесменов передавалась в управление — у нас работает система государственно-частного партнерства.

Кстати, это очень интересный феномен, в отличие от ДНР или ЛНР, мы конфискованные заводы и предприятия не отдавали в частные руки, они оставались на государственном учете и в государственной собственности, а передавались только в управление.

— Зашли ли к вам российские банки и российские сетевые торговые структуры?

— В розничной торговле и доставке — пока не торопятся. Из банков есть Промсвязьбанк. Заправки заходят крымские: АТАН и ТЕС, плюс есть точечные АЗС, которые открывают местные. Российских торговых сетей пока нет, наши предприниматели развивают это направление самостоятельно.

— Есть ли в области украинское террористическое подполье, которое управляется ГУР и СБУ? Как с ним борются?

— Сейчас стало гораздо спокойнее. Поначалу было очень жестко, надо было быть очень осторожным, даже бабушки какие-то подкладывали взрывчатые вещества, потом ВОГи (временные оперативные группы) начали очень оперативно и тщательно работать — и стало намного спокойнее.

Даже закрыли украинские СМИ и отловили их информаторов на территории Запорожской области. Например, был такой РИА «Мелитополь», сотрудники которого получали информацию от СБУ: еще прилет не состоялся, а они уже пишут, что где взорвалось, оперативно очень работали.

В августе 2023 группу выявили, деятельность ее прекратили. Сейчас уже у нас полгода тишины. Уже нет ощущения, что находишься постоянно на линии фронта. Магазины, рестораны, салоны красоты работают, транспорт ходит, люди живут обычной жизнью — с поправкой на то, что куда-то может прилететь.

— Работает ли бердянский порт?

— Порты в Бердянске и Мариуполе в конце марта 2023 года были включены в Реестр морских портов России. Но Бердянский порт по факту не работает, он под постоянной угрозой обстрелов.

В 2022 он еще осуществлял перевалку зерновых. Сейчас вводим в строй мощности для приёма контейнеров, но пока без строительства отдельного терминала. Нефтеналивной терминал планируем восстановить к марту 2024 года.

Фарватер углубляли в 2019–2020 годах и в январе 2021 года, но мы планируем его углубить с текущих 6–7 метров вдвое, это позволит порту принимать крупнотоннажные суда водоизмещением свыше 10 тыс. тонн. Так что перспективы порта понятны, планы по его восстановлению и использованию разработаны, осталось только устранить угрозу.

— Что с курортным сезоном на побережье Азовского моря? Если приезжают отдыхающие, то кто они?

— Курортного сезона почти нет. Какая-то курортная активность существует, работают некоторые кафе и гостиницы. Но приезжих очень мало, в основном — из ДНР.

— Как Запорожская область будет участвовать в реализации Приазовской инициативы президента Путина?

— Мы активно участвуем в совещаниях и реализации идей Агентства стратегических инициатив, которые касаются развития азовского региона.

Из того, что уже намечено:

— В середине осени начали строить новую железнодорожную ветку в Северном Приазовье, которая свяжет запорожскую Акимовку с Бердянском, Мариуполем и Ростовом-на-Дону. Завершить работы планируем к сентябрю 2024 года, уже уложены 140 км путей и восстановлены два железнодорожных моста. К 2025 году планируется восстановить два вокзала, восемь мостов и шесть тяговых подстанций.

Эта железная дорога позволит загрузить Мариупольский порт, а когда появится возможность запустить и Бердянский, то включить и его в эту инфраструктуру.

— Есть планы по восстановлению курортных зон Приазовья, развитию северной части — Бердянска, Кирилловки, Новоазовска и Мариуполя — как единого комплекса.

— Сейчас вдоль южного Приазовья проходит новая Крымская трасса «Таврида». А территории Северного Приазовья планируется связать с Крымом и материковой Россией, это будет трасса Джанкой — Ростов. Проектирование уже начато, это будет что-то вроде Большой Приазовской кольцевой дороги.

— В 2024 году планируем восстановить Мариупольский аэропорт с его привычными военно-гражданскими функциями. После этого он сможет принимать не только военно-транспортные Ил-76, но и гражданские Boeing 737, Airbus 320, а также основу будущего авиапарка России — МС-21 и Ту-204.

Момент с аэропортом — принципиальный: он обеспечит постоянную связь Северного Приазовья с отдалённой Россией, включая Москву, Санкт-Петербург и иные, более удалённые, мегаполисы.

— у Российского правительства есть планы по созданию яхтенного туризма и в ближайшее время будет формироваться перечень приоритетных локаций для размещения яхтенных портов в районе Азово-Черноморского бассейна. Вполне возможно, что после устранения угрозы обстрелов Запорожская область тоже примет участие в этом проекте.

— Как будет развиваться Мелитополь как административный центр области?

— Сейчас Мелитополь — центральный город области, здесь развиваются предприятия, вокруг много заводов, открываются гостиницы, административные органы власти концентрированы именно здесь. Все поставлено на рельсы развития.

Можно предположить, что чем дольше Мелитополь будет оставаться административным центром, тем больше у него шансов им и остаться даже в случае, если Запорожье войдет в состав области. Скорее всего, когда это произойдет, мы получим два центра: административный в Мелитополе и промышленный в Запорожье.

Тем более, как мы знаем по опыту, первое время после присоединения там будет неспокойно и переносить туда администрацию будет рискованно: ДРГ, обстрелы, все риски прифронтовой территории.

— Ждут ли Россию в самом Запорожье? Что об этом известно?

— Известно на самом деле немного. Есть люди, которые ждут, есть те, кто просто молчит. Говорить вообще довольно опасно. Есть и какое-то количество горячих голов, которые — искренне или нет, — но кричат, что никогда не примут Россию, но такие есть везде.

* запрещенная в РФ террористическая организация.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.