Олег Неменский: Польша жаждет разгрома ВС РФ, чтобы воспользоваться историческим шансом

12.02.2024 - 9:16   2 697

Польша перспективу падения Россия воспринимает очень близко к сердцу. Для нее это главная надежда, потому что с точки зрения поляков их народ подошел к той точке развития, за которой следует либо блестящее будущее с возрожденной великодержавной Польши, либо серое прозябание небольшой слабой страны, считает политолог Олег Неменский.

Президент Польши Анджей Дуда во время визита в Руанду признал, что Дональд Трамп сможет выполнить свое обещание завершить войну на Украине за 24 часа, если станет президентом США. В то же время министр обороны Польши Владислав Косиняк-Камыш заявил о возможной войне с Россией в будущем.

— Олег Борисович, почему в польском руководстве звучат такие противоречивые заявления?

— Президент и министр обороны Польши являются представителями разных политических сил. И для партии «Право и справедливость», которую представляет Анджей Дуда. Трамп и Республиканская партия США — важнейшие партнеры в США, они ориентированы на сотрудничество с силами, которые стоят за Трампом. Слова Дуды естественны для политика, ориентированного на сотрудничество с Трампом в случае его прихода к власти.

Правительство же сформировано коалицией, для которой партнером является Демократическая партия, и в целом более ориентирована на Брюссель. В плане отношения к Украине и военного конфликта коалиция и партии, сформировавшие ее, настроены гораздо более остро, радикально.

Она занимает более проукраинскую позицию, чем та, которую придерживалась «партия и справедливость». Правительство «ПиС» после Евромайдана фактически заморозило отношения с Украиной. И они были разморожены отчасти в 2019 году, когда пришел к власти Зеленский, но действительно отношения были разморожены после начала СВО. Тогда правительство решило, что все противоречия с Украиной будут оставлены на потом, сейчас главное — противостояние с Россией. В целом же отношение к Украине у этой партии довольно подозрительное и господствуют настроения недовольства тем, что происходило после госпереворота 2014 года.

Проевропейская направленность этого переворота Польшей только приветствуется, а приход к власти сил, которые глорифицируют героев украинского национализма в Польше принять не могут. Если США могут позволить себе линию по сбрасыванию основной тяжести конфликта на Украине на Европу, чтобы отвлечься на другие театры военных действий, более того, в США возможны публичные выступления политиков, не только Трампа, призывающие к остановке военного конфликта, Польша себе такого позволить не может.

Независимо от того, будет ли заморожен конфликт в нынешнем положении, или Россия одержит победу, главным проигравшим оказывается Европа. Европейские элиты такое положение не устраивает. В результате разрыва с Россией европейская экономика оказалась в тяжелом положении, это сказывается на социальной ситуации в странах и грозит серьезными последствиями. Столь тяжелыми, что европейские элиты могут потерять контроль над своими обществами. Это дает повод для осознания того, что выходить из этого конфликта европейцам нельзя и им нужно добиваться поражения России.

Они начинают осознавать, что это поражение вряд ли может наступить на поле боя, но остается надежда на то, что Россия рухнет изнутри, что в России случится внутриполитический кризис. Такие надежды основаны на историческом опыте конца 80–90-х годов. Тогда саморазрушение СССР было воспринято Западом как собственная победа. Логично предположить, что в России опять все разрушится, и Россия падет к ногам борющейся с ней Европы.

Россия может устроить европейцев только в виде разделенной на несколько частей страны, которая находится в колониальной зависимости от стран Евросоюза, что обеспечило бы им прямой доступ к российским ресурсам по очень низкой цене и возможность колониального грабежа территорий, которые останутся от павшей России. Современные европейские элиты ориентированы именно на этот сценарий.

Так как единственная альтернатива этому — нормализация отношений с Россией и строительство большой Европы от Лиссабона до Владивостока. Но этот вариант невозможен, пока Европа зависима от США. А так как США на это своё согласие никогда не дадут, такой вариант и не рассматривается. Поэтому Европа не может себе позволить просто так отказаться от этого конфликта, как от не оправдавшего ожидания.

Партия «Гражданская коалиция» и другие участники коалиционного правительства Польши ориентированы на Брюссель, на общеевропейские политические тренды. Польша перспективу падения России воспринимает очень близко к сердцу. Для нее это главная надежда, потому что с точки зрения поляков их народ подошел к той точки развития, за которой следует либо блестящее будущее с возрожденной великодержавной Польши, либо серое прозябание небольшой слабой страны.

У поляков есть ощущение исторического шанса, который выпадает раз на тысячу лет. Они готовы быть главным мотором европейского противостояния с Россией. Это ощущение господствует во всех политических элитах Польши. Особенно сильно оно представлено в либерально-консервативных силах, которые сформировали новое коалиционное правительство. Ожидать от этого правительства готовности к заморозке украинского конфликта не стоит.

Если им придется согласиться с такой заморозкой, она будет расценена как возможность для накопления новых сил для будущего крупного военного столкновения, а не возможности для выработки новых форм мирного сосуществования.

— Как в связи с этим следует расценивать слова бывшего замминистра национальной обороны Польши генерала Вальдемара Скшипчака, который назвал Калининградскую область «оккупированной Россией территорией»? Особенно это угрожающе звучит на фоне намерения польских властей встретить контингент бундесвера в своей стране словами herzlich willkommen (добро пожаловать).

— Польскому правительству свойственен курс на максимальное усиление всех линий Запада на противостояние с Россией. Скшипчак как раз работал в предыдущих правительствах Дональда Туска, и этой части польских элит свойственно провоцировать противостояние с Россией. Они не будут останавливаться перед такими скандальными заявлениями.

Главное для Польши здесь состоит в том, чтобы не оказаться в конфликте с Россией один на один. Польша озабочена объединением Европы и готова быть запевалой в конфликтной ситуации, провокатором, но не готова к самостоятельной роли.

— На Украине продолжается обсуждение скандального закона о мобилизации. Рада приняла его в первом чтении, но на заседании отсутствовал главком ВСУ Валерий Залужный, что расценивается как желание генерала переложить всю ответственность за мобилизацию на Владимира Зеленского. Как повлияет этот закон на ситуацию внутри украинского общества?

— Этот закон заметно усилит недовольство в украинском обществе. Усилит и внутренние расколы. Есть раскол и между теми, кто воюет, у кого мужья и дети на фронте, и теми, кто смог избежать этого. Те, кто втянуты в военные действия, скорее, поддерживают ужесточение методов мобилизации, потому что заинтересованы в том, чтобы как можно больше украинцев стало под ружье.

Внутренние противоречия в обществе обостряются. Одновременно обостряется недовольство тем, как идут дела в этом конфликте, так как обещали быструю победу, а ее не случилось. Идет разочарование в перспективах этого противостояния, все больше появляется людей, которые начинают смело задавать вопросы: в чем же смысл? Может, надо было пойти на нейтральный статус и избежать этой войны?

Но не думаю, что общественное недовольство грозит Украине внутренним тяжелым кризисом, социальным взрывом, потому что власть несмотря на серьезные противоречия между военным и политическим руководством, крепко сидит в своих креслах. На Украине построена жесткая система авторитарного управления и информационной блокады населения, которое позволяет держать его в послушании. В условиях военного положения даже если возникнут социальные беспорядки, то власть сможет жесткой рукой их пресечь. Пока прямые последствия принятия такого законопроекта даже в таком виде без смягчающих поправок не взорвет общество.

— Польские фермеры собираются и дальше проводить масштабные акции протеста против импорта украинской агропродукции. К чему приведет в обеих странах это долгоиграющее противостояние?

— Основное противостояние идет по линии Варшава-Брюссель, потому что, когда голосовали за Туска, надеялись, что он сможет, как человек, имеющий хорошие позиции в Брюсселе, убедить пойти на уступки по льготному режиму, предоставленному украинской торговле агропродуктами транспортным компаниям. Но пока у Туска не очень хорошо с этим получается. Уступки, на которые пошел Брюссель, принципиальной роли не играют. Более того льготный режим может быть продлен. Но аграрные и транспортные компании Польши до лета не доживут и разорятся.

Так что до лета все эти протесты будут оставаться значимым фактором внутренней ситуации в Польше. Но постепенно они будут слабеть, потому что люди из разоряющихся компаний будут уходить на заработки в другие сферы. Проблемы, которые возникли у польских аграриев и транспортников носят общеевропейский характер в связи с тем, что меры, которые принимались в 2022 году, не предполагали затяжного конфликта.

Тогда считалось, что конфликт будет недолгим и надо оказать всемерную поддержку Украине. Теперь как выходить из этого положения толком не знают в Брюсселе и в Польше. Польское правительство, которое занимает радикально проукраинскую позицию все же интересы своих граждан рассматривает как приоритетные. Тем не менее протесты усиливаются во всех европейских странах и может быть, это даст свой результат и для Польши.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.