Секта свидетелей бабла

На мой взгляд, этот случай не просто показательный и предельно красноречивый, но и абсолютно типичный. В нём, как в капле воды, отразилась истинная сущность основной массы нынешних «демократических журналистов», причем далеко не только киевских.

В том, что касается конкретно украинской прессы, ситуация с попыткой перебежать из украинской в российскую редакцию, что в данном случае сродни государственной измене, это своего рода действующая модель того процесса, который станет полномасштабным и неизбежным в том случае, если в стране произойдут серьезные политические перемены.

Можно не сомневаться, что в ходе таковых подавляющее большинство нынешних певцов «евромайдана» и записных русофобов моментально «переобуется в воздухе» и уже утром следующего дня будет вдохновенно писать и вещать о том, что ни о чём другом, кроме братской дружбы с Россией, они никогда не помышляли.

Такого рода «журналистика» существовала всегда, поскольку она есть, ни что иное, как продукт торгашеского рыночного общества, где все продается и всё покупается. В рамках этих товарно-денежных отношений, пресса в целом и журналисты в частности всегда были просто разновидностью товара, который должен успешно продаваться. Вот и всё. О каких-то убеждениях, собственных взглядах, или идейных принципах в такой системе координат даже смешно говорить. Действует только одно универсальное правило — если данный медиа-контент стал плохо продаваться, его нужно заменить на любой другой, в том числе и на противоположный и продолжать продавать. Сегодня мы проклинаем Россию, а завтра будем её славить, сегодня обзываем русский язык «свинячей мовой», а завтра будем писать здравицы «великому и могучему». Как ветер подует. Только бы деньги платили.

Помните хрестоматийный пример из истории французской прессы начала 19 века, тон которой менялся каждый день в зависимости от того, сколько лье Наполеону Бонапарту оставалось по дороге на Париж:

Первое известие: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан».

Второе известие: «Людоед идет к Грассу».

Третье известие: «Узурпатор вошел в Гренобль».

Четвертое известие: «Бонапарт занял Лион».

Пятое известие: «Наполеон приближается к Фонтенбло».

Шестое известие: «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже».

Нынешние метания так называемых «украинских журналистов» из украинской редакции в российскую, меня — бывшего руководителя одесской телекомпании, совершенно не удивляют. После государственного переворота в Киеве, когда ваш покорный слуга, которому запретили критиковать в эфире узурпаторов власти и который не мог поступиться своими демократическими и антинацистскими убеждениями, эвакуировался в Москву, без малого половина творческого состава редакции моментально нашла в случившемся много хорошего. И вскоре, как ни в чем не бывало, стала петь осанну «революции гыдности» и «героям-киборгам АТО». Не все, конечно, стали предателями тех идеалов, за которые многие годы драли глотку в эфире. Кто-то вслед за мной эмигрировал, кто-то предпочел не мараться такой «журналистикой». Но были и те, кто до сих пор «славит Украину». начхав на то, что её растоптали нынешние правители.

И это мои бывшие подчиненные и вроде бы единомышленники с телеканала, который целых восемь лет занимал жестко антибандеровскую и антиамериканскую позицию и громил и тех и других из всех видов идеологического оружия! И вот на тебе — переобулись в один момент! Что уже говорить о тех сотнях редакций, где таких идеологических «заморочек» и в помине не было?! Там вообще вопрос не стоял – кого поддерживать, а кого ругать. Главное, чтобы это не мешало гонорарам плыть в те же самые карманы.

И вы знаете, мне даже сложно в чем-то обвинить моих сотрудников — ренегатов. Ведь, это примерно то же самое, как ругать ребенка за то, что он вытирает сопли рукой. Ну, не научили его пользоваться носовым платком или салфеткой. Так и с этими «журналистами», которые отродясь ведать не ведают ни про какие убеждения или идеи, кроме одной – заработать побольше денег.

Так что никакой «проблемы украинской прессы» в этой системе координат не существует в принципе. Завтра власть поменяется и она дружно начнет петь новые песни. Кое-кто, конечно же, даст дёру на Запад. Но опять не столько ради идей, сколько благодаря налаженным связям и более высоким гонорарам. В общем, с этим все понятно — вопросов нет.

Но нужна ли такая безыдейная, пофигистская, лживая и меркантильная пресса вообще? Зачем нужны все эти «СМИ» если заранее известно, что правды они никогда не скажут? Зачем нужны обществу журналисты, которые вместо собственного мнения, мыслят только в категориях «Чего изволите?» и «Нам лишь бы прокукарекать!»

И это не говоря уже о том, что пресса, заквашенная на чистой коммерции, как правило, не дружит с собственной головой, не ценит независимый интеллект и самобытность истинных мастеров пера. Ведь они, как правило, плохо управляемы и потому неудобны. Один мой одесский знакомый, профессиональный журналист удивлялся – как может в городе существовать тридцать телеканалов, если светлых журналистских мозгов едва хватает для одного? И хотя с тех пор прошло много лет, удовлетворительного ответа на этот вопрос я так и не нашел. Если, конечно, не считать таковым простейшее желание большого числа умственно и нравственно недоразвитых особей заработать немножко денег на одурачивании своих сограждан.