«Погружение в бильжо» (ВИДЕО) | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Погружение в бильжо» (ВИДЕО)

Агитпроп от 17.12.2016

«Иногда они возмущаются»…

Слава богу, гадость, сказанная в адрес героев Войны, еще вызывает в нас желание негодовать. Чай, не 90-е!

Ни одно оскорбление памяти не остаётся теперь без шлейфа порицающих комментариев в социальных сетях, гневных лайков и репостов, хлестких отповедей в газетах и перебранок в ток-шоу.

Оскорблений меньше не становится, но зато смотрите — фамилия психиатра и карикатуриста Бильжо, назвавшего Зою Космодемьянскую шизофреничкой и сравнившего эшафот с подиумом, уже воспринимается как что-то нарицательное, пригодное для обозначения предметов и явлений среднего рода.

Бильжо включил заднюю — дескать, никого обидеть не хотел. Ну подумаешь, перепутал. Они ведь и впрямь похожи — эшафот и подиум?

Еще неделька и все уляжется, общественная совесть переключится на новый раздражитель, ресторан «Петрович» — Бильжо — удачливый бизнесмен — продолжит работу.

Мы никому не позволим. Не позволим?

Малолетние вандалы затушили вечный огонь в Кыштыме

На территории мемориала у Вечного огня в Кыштыме два полицейских задержали трех подростков 12, 13 и 15-ти лет. Выяснилось, что это именно они закидали газовую горелку на мемориале снегом, тем самым потушив огонь. Всех троих доставили в полицию, где с ними провели профилактическую беседу.

В Мордовии юные вандалы осквернили Памятник воинам Великой Отечественной войны. Возбуждено уголовное дело. Накануне в социальной сети была размещена фотография, на которой два молодых человека сидели на Памятнике воинам, павшим в Великой Отечественной войне. Спустя три часа вандалов задержали стражи порядка. Как сообщили в пресс-службе МВД по РМ, ими оказались 17 и 18-летний жители Саранска.

Застенчивый психиатр Бильжо свое дело знает. Каждая маленькая иголочка, словно в куклу вуду воткнутая в наше коллективное бессознательное — вызывает новые пароксизмы боли и ярости. К ним привыкают, да только иглы не заканчиваются. Возможно, мы просто не осознаем масштабы того Бильжо, в которое погружаемся.

В Матвеевском районе Оренбургской области отключили подачу газа к мемориальному комплексу «Вечный огонь».

Местные жители рассказали, что «Вечный огонь» в районе погасили с начала декабря.

— Отключение газа произведено в целях экономии. Сейчас у нас трудные времена — сказал исполняющий обязанности главы района Александр Ожерельев.

Трудные времена, трудные нравы. Почесав в затылке, мы может, и скажем сегодня, кем были Матросов, Гастелло, Космодемьянская, но помним ли, например, пионеров-героев — Леню Голикова, Марата Казея, Валю Котика, Зину Портнову? Помним ли Молодую Гвардию? Ничего удивительного. Прошлое — не игрушка, которую можно разобрать, выкинуть ненужное, а потом собрать снова. Если всё вокруг превратилась в ярмарку, в подиум, на котором даже с жизнью расстаются на камеру, чтобы попасть в топ Яндекса, то и твоя история — фейк, и твоя Родина — фейк, и сам ты — тоже фейк.

Андрей Бильжо:

Мы по-прежнему живем в мире мифов, которые стали называться «фейками», и теперь отделить одно от другого очень трудно. А для историков это очень интересная работа, потому что препарировать, отделять миф от исторической правды — увлекательный процесс, в этот момент историки становятся похожими на хирургов.

Застенчивые хирурги потихоньку избавляют Московское метро от неудобной приставки «имени Ленина». В Астрахани гранитный памятник на центральной площади предлагают заменить на Ивана Грозного. Четверть века — то с анестезией, то без — продолжается мягкое, ненавязчивое переименование улиц, площадей, предприятий, городов. Кто-то саркастически называет эту латентную десоветизацию примирением. И точно. Нас примиряют с предательством и поражением начала 90-х. С тем экономическим и идеологическим укладом, который обществу запрещено оспаривать, а кому-то жизненно необходимо увековечить.

Фрагмент выступления историка Н.Соколова (директор по науке Ельцин-центра):

Есть важная общественно-научная проблема. Не реабилитированы по большей части никогда те люди, которые реально боролись против советской власти. Современная Россия по-прежнему их готова считать врагами народа? Власовцы! Это общественный вопрос, на который надо отвечать.

И это в точности то же самое, через что, обогнав нас на корпус, прошли Украина, Молдавия, Прибалтика или Грузия. Музеи советской оккупации, слезы покаяния, а дальше — счет к погашению и неизбежный вопрос о том, чем еще, кроме общей истории, связаны Владивосток и Калининград, Норильск и Новороссийск, Хабаровск и Севастополь? Вот тут и выплывает главная причина успеха дегероизаторов — принципиальная несовместимость того, ради чего жертвовала жизнью Зоя Космодемьянская, и того, ради чего проживаются жизни сегодня. В воспоминаниях Любови Тимофеевны Космодемьянской — матери Зои — описывается встреча девушки с писателем Аркадием Гайдаром, тоже, кстати, зачисленным демократическими психиатрами в шизофреники.

И, помедлив, словно не решаясь, она открыла книжку. На титульном листе были крупно, отчетливо написаны хорошо нам знакомые слова: «Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовется Советской страной».

— Это он мне опять отвечает, — тихо сказала Зоя.

Над музеем Зои Космодемьянской в деревне Петрищево по-прежнему — символ ВЛКСМ. Действительно, хотя дед Космодемьянской и был священником, сама она выросла с совершенно другими представлениями о мире. Неспроста под музейным стеклом — учебник «Наука о растениях и религия» с цитатами из Дарвина. Тут же — «Как закалялась сталь» Островского. Тут же сочинение об Илье Муромце с цитатой из Ленина. Как бы кому ни хотелось обратного, до последней минуты Космодемьянская оставалась комсомолкой. В Великую Отечественную семь тысяч комсомольцев стали героями Советского Союза. Три с половиной миллиона отмечены боевыми наградами. Скорее всего, они тоже удивились бы, узнав, как с их памятью и наследием обращаемся мы, потомки; какие цепляем символы и медальки, в какую бумагу норовим завернуть их подвиг.

Она имела в виду советский народ. Попав в плен, Космодемьянская не просто так назвалась Таней. У нее перед глазами был другой героический пример, пример двадцатишестилетней революционерки, комиссара по продразверстке Татьяны Соломахи, казненной в ноябре 1918 года. Ах, как было бы славно, как здорово было бы отделить Космодемьянскую от Соломахи! Насколько легче было бы её «военно-исторически» прославлять! Но не выйдет. Зоя — это Таня, а Таня — это Зоя. И Родина обеих — Советская Россия, Советский Союз.

И в бой обе они шли за такую организацию государства, при которой в деревне Петрищево проживало не два с половиной человека (как сегодня); при котором совхоз Космодемьянский давал работу полутора тысячам селян и считался миллионником, а не гордостью молочной империи перековавшегося в монархисты биржевого спекулянта. При котором жителям Матвеевского района Оренбургской области не приходилось выбирать между газом для вечного огня и газом для для местной котельной.

 

10 173