Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Владимир Путин и Джон Кирби заочно поспорили о том, чья армия сильнее | Продолжение проекта «Русская Весна»

Владимир Путин и Джон Кирби заочно поспорили о том, чья армия сильнее

В четверг, 22 декабря, на расширенном заседании коллегии Минобороны президент РФ Владимир Путин заявил, что в настоящее время Россия сильнее любого потенциального агрессора.

«В 2016 году был продолжен курс на модернизацию армии и флота, ритмично, в соответствии с графиком шло их переоснащение <…> Нам еще много предстоит сделать, вместе с тем, уже сегодня с учетом очень многих факторов, включая не только военные, но и историю нашу, географию, внутреннее состояние российского общества, можно с уверенностью сказать: на сегодня мы сильнее любого потенциального агрессора», — заявил глава государства на коллегии Минобороны.

«Любого!» — повторил Верховный главнокомандующий.

При этом он подчеркнул, что не стоит расслабляться. «Хотел бы обратить ваше внимание на то, что если мы просто позволим себе хотя бы на минуту расслабиться, допустить хотя бы один существенный сбой в модернизации армии и флота, в подготовке войск, ситуация может быстро измениться», — добавил Путин, отметив, что РФ даже не успеет этого заметить.

Спустя несколько часов представитель Госдепартамента США Джон Кирби выразил протест заявлению российского президента, назвав армию США лучшей в мире за всю историю человечества.

«Я не думаю, что за всю историю человечества были вооруженные силы столь же обороноспособные, умные и сильные, как Вооруженные силы США сейчас», — сказал представитель Госдепа в рамках брифинга.

В пятницу, 23 декабря в ходе большой пресс-конференции президент России ещё раз повторил свои слова о том, что Россия сильнее любой другой стороны, которая может на нее напасть. Президент отметил, что в России строят новые подводные лодки и самолеты. По его словам, у США вооружений больше, но Россия с этим и не спорит. Путин подчеркнул, что Россия сильнее именно «любого агрессора».

Экспертные оценки

Константин Душенов: Заседание коллегии Минобороны было не рядовым, оно было расширенным, то есть там присутствовали все, кто так или иначе имеет отношение к военной организации государства. Присутствовали министры, которые связаны с военно-промышленным комплексом, присутствовали председатели профильных комитетов Думы и Совета Федерации, разного рода общественные деятели и так далее. Наверное, не случайно Путин воспользовался этой аудиторией для того, чтобы сказать главное. Причём сказано это было в свойственной ему манере, как бы между делом, но, учитывая тот резонанс, который обретают в мире высказывания Путина, разнообразные международные эксперты под всякими микроскопами рассматривают и препарируют каждое слово. Поэтому, когда Путин сказал: «Россия сегодня сильнее любого потенциального агрессора» — сказано это было не случайно, и я думаю, что и слова он тоже достаточно внимательно подбирал. В советское время мы говорили, что любой агрессор получит сокрушительный отпор. Президент не воспользовался этой традиционной формулой, а сказал ясно и понятно, что мы сегодня сильнее всех. Точка. И это связано с двумя факторами. Во-первых, с тем, что действительно растёт наша военная мощь, а во-вторых слабеет военная мощь Запада.

Американцы совершили две стратегические ошибки, которые на долгие годы предопределили падение их военного потенциала. Первое: они списали русских со счетов после распада Советского Союза. Соответственно, после этого двадцать лет они выстраивали свою военную машину, исходя из предположения, что им больше никогда не придётся воевать в Европе с противником, который по мощи хотя бы приблизительно им равен. И они, и НАТО двадцать лет перестраивали свою военную машину, исходя из совершенно ложной, как теперь стало понятно, стратегической посылки о том, что впредь Запад является навеки глобальным геополитическим гегемоном, и он будет вести только разного рода локальные войны, так называемые «гуманитарные интервенции». Короче говоря, на крыльях крылатых ракет будет нести демократию и прогресс разного рода папуасам, которые бегают по джунглям или по пескам пустыни. И именно под это затачивалась вся военная политика и военная машина Запада. Сейчас они сами признают, что совершили важнейшую стратегическую ошибку. Перестроить западную военную машину в одночасье практически невозможно. Вы понимаете, что если они двадцать лет двигались в одном направлении, нельзя развернуться и тут же начать двигаться в другом — это не велосипед. Это первое.

И второе. В результате внутренних склок между демократами и республиканцами в 2011 году в США приняли так называемый закон о бюджетном контроле. В своих межпартийных разборках они пожертвовали военным бюджетом. И этот закон, который должен действовать в течение десяти лет, предполагает суммарный секвестр расходов Пентагона чуть ли не на триллион долларов. Заместитель американского военного министра недавно сказал, что только для того, чтобы поддержать, законсервировать нынешнее положение вооружённых сил США, нужно ежегодно добавлять 80 миллиардов долларов в военный бюджет. Средний возраст американского боевого самолёта -больше 27 лет. Более того, исправность авиационной техники составляет 50–55%. Для сравнения я скажу, что у нас исправность техники составляет 94% — как раз на коллегии Минобороны была озвучена эта цифра,.. Это касается не только американцев, это касается европейцев. Европейцы вообще просто решили: а зачем нам бабки тратить на вооружение, когда, во-первых, есть США, а во-вторых, русские уже никогда не поднимутся, а у нас есть такие всякие замечательные интересные мероприятия, всякие гей-фестивали и так далее, мы лучше на них потратим. В результате всё это привело к глубокой деградации натовской военной мощи. А учитывая, что они не могут сократить свою военную инфраструктуру (гигантскую инфраструктуру, тысячи баз расположены по всей поверхности земного шара), потому что эти базы являются опорными точками для их влияния. И они пытаются размазывать тонким слоем, как масло по куску хлеба, те средства, которые у них есть. А где тонко, там рвётся.

Вот вам, пожалуйста, пример Сирии, где мы работаем аккуратным, точечным, тонко выверенным, акупунктурным, я бы сказал воздействием — ну что там два десятка самолётов, которые базируются в Хмеймиме?. Результат такой, что, по сути дела, если сейчас удастся договориться России, Турции и Ирану, то США вообще могут забыть о каком бы то ни было своём влиянии в Сирии. И уже переговоры о сирийском будущем ведутся вообще без американцев. В Москве, обратите внимание, встретились недавно три министра обороны и три министра иностранных дел — русские, турецкие и иранские. И договорились, что в дальнейшем мы вообще будем встречаться в казахстанской Астане — пошла она подальше, эта ваша Женева, не хотите и не надо.

И это всё, возвращаясь к заседанию коллегии, было подтверждено и докладом министра обороны Шойгу. Он проговорил две принципиальные теоретические мысли. Он сказал, что расширились география и масштабы военных вызовов России. И возросла роль военной силы в международных отношениях. В переводе на обычный язык это значит, что международное право фактически не действует, те правила, которые установили державы-победительницы после Второй мировой войны, неумолимо распадутся, перестают быть эффективными просто потому, что правила всегда пишут победители. Американцы решили в 1991 году, что они — единоличные победители, и начали переписывать эти правила под себя. А сейчас выяснилось, что они никакие не победители, а, того и гляди, окажутся главными лузерами последнего десятилетия. Получается, что место победителя свободно, оно оспаривается, и разные мировые силы пытаются занять его и у каждой из этих сил есть как бы своё понимание этих правил, как должна строиться вся международная политика. И в силу того, что обостряется эта конкуренция, единственный реальной валютой мировой политики становятся танки, пушки, подводные лодки и самолёты. Всё остальное прах, всё остальное словеса, всё остальное не имеет никакого значения. Пыль, кто бы с кем ни садился за стол переговоров. Сейчас имеет значение только одно — количество штыков, самолётов, авианосцев, военных спутников и в целом тот потенциал, на который может опираться политик.

Что касается американцев. Бедные американцы, они уже много чего от Путина наслушались. Должны были привыкнуть по идее, но они всё ничему не учатся. Нынешняя американская элита хуже, чем партноменклатура эпохи застоя. Тупее, неповоротливее. Она ещё сильнее идеологизирована, ещё меньше готова смотреть в глаза реальности, она действует, исключительно исходя из разного рода идеологических схем, к реальной жизни отношения не имеющих. В США всё ещё считают, что либеральная демократия, вот этот её либерал-сатанинский извод, который они пытаются навязать всему человечеству, годится одинаково для Ирана, Ирака, Венесуэлы и Африки. И все только и жаждут, как бы освободиться от пут традиционного мировоззрения и прильнуть к величайшим ценностям либеральной демократии, которые на поверку оказываются стопроцентным сатанизмом.

И в силу своей косности американская элита никак не может привыкнуть к тому, что Путин время от времени выкатывает ёмкие формулировки — и в этот раз. Кирби, кстати говоря, адмирал. То есть он человек с военным прошлым. Он что-то пробормотал на предмет того, что американская армия лучшая из всех армий, которые когда-либо существовали в мировой истории. Это всё равно как заявление Обамы об исключительности Америки, о том, что экономика России порвана в клочья или заявление Маккейна о том, что Россия — это вообще не государство, а страна-бензоколонка. Я не удивлюсь, если они искренне так считают. И пусть считают. Чем больше этих полезных идиотов будет в Пентагоне и в Вашингтоне, тем проще нам будет проводить свою политику, защищать свои национальные интересы. Так что я бы всячески приветствовал дебилизацию американского политического класса, которая ярко проявилась, в частности, и в идиотских комментариях о том, что американская армия (которая сидит на голодном пайке, в которой самолёты по 60 лет служат, которая не может сделать даже нового поколения бронетехники, в которой самолёты пятого поколения оказываются с характеристиками хуже, чем у четвёртого, а сверх-эсминцы стоят по 3,5 миллиарда, и при этом боевые характеристики имеют хуже, чем корабли предыдущего поколения) — лучшая за всю историю человечества.

Я думаю, что, если в целом оценивать ситуацию — она складывается в нашу пользу. Пока Бог милостив. Если мы не сложим руки и будем дальше целенаправленно и методично двигаться в избранном направлении, то, в конечном итоге, мы своих целей добьёмся.

Константин Сивков: В целом заседание коллегии Минобороны у меня вызвало печаль, потому что заявления нашего президента ничем не подкреплены. Если, конечно, считать, что единственным потенциальным противником являются террористы и страны типа Зимбабве, то да — мы, безусловно, всех сильнее. А если рассматривать такие страны, как США и Китай, то единственное, что мы можем им противопоставить — это ядерную дубинку, больше ничего. Потому что по боевому составу, численности наших вооружённых сил, по уровню личного состава мы пока ещё уступаем. Особенно это касается боевого состава и численности вооружённых сил. Сопоставьте. Численность вооружённых сил США составляет около 1,7 миллиона человек, значительную часть которых составляют флот и ВВС. Российские вооружённые силы имеют численность около 700–800 тысяч человек (точных данных нет, но можем судить по ежегодному объёму призывников). То есть численность абсолютно не соответствует американской численности. Китай имеет численность вооружённых сил 2,5 миллиона человек. Причём его мобилизационные ресурсы позволяют мобилизовать 20-миллионную армию в течение месяца. Россия на китайском направлении имеет лишь несколько бригад. То есть Китаю для разгрома российских вооружённых сил на этом направлении (если ему придётся решать эту задачу), ещё придётся приложить немало усилий, чтобы на громадных пространствах Дальнего Востока и Сибири найти эти несколько бригад.

Новогоднее поздравление армии от Путина лучше бы состояло не в этом. На 26% урезают военный бюджет. А если рассматривать это дело с учётом инфляции, то на все 30–35%. То есть на треть срезают доходы военного бюджета — при том, что не состоялось полноценное перевооружение армии. Объёмы закупок вооружения и военной техники до сих пор, по моим оценкам, не являются достаточными, чтобы в приемлемые сроки обеспечить перевооружение. Да, сейчас предпринимается много шагов к тому, чтобы восстановить потенциал наших вооружённых сил, но на данном этапе — надо быть объективными — они недостаточны.

И самое главное, что мы до сих пор не достигли полной военно-технической независимости от иностранных государств. В первую очередь потому, что базовые элементы, такие, как микросхемы, металлы и многое другое, что необходимо для производства боевой техники, мы вынуждены покупать за рубежом, в тех же США или Китае. Поэтому я не разделяю восторгов нашего президента и то, что сейчас он высказывает такие слова — это в меня вселяет ещё большую тревогу. Вместо того, чтобы заниматься реальным строительством вооружённых сил и возрождением оборонно-промышленного комплекса, мы занимаемся словесными интервенциями с целью повысить статус и авторитет власти, не более того.

В данном случае Госдеп США прав. Я редко соглашаюсь с Госдепом США, но это тот случай, когда я должен согласиться с ним.

Ещё на коллегии Минобороны выступил министр обороны Шойгу. Прозвучали довольно пугающие цифры. Угрозы описаны адекватно, а вот реакция на них неадекватная. Для того, чтобы нам иметь баланс сил с НАТО, нам нужно развернуть группировку, как минимум в два раза меньшую по численности, чем натовская группировка на наших границах. А мы сейчас на этом театре имеем потенциал, который примерно пятикратно уступает по численности. Наш оборонный щит не соответствует тяжести и остроте направленного на нас меча. Вот в чём соль, вот в чём проблема.

Не обеспечивается достаточный уровень подготовки боевых лётчиков. Вот простая вещь. Два самолёта с авианосца мы потеряли у берегов Сирии. В обоих случаях, по моему твёрдому убеждению, дело не в технических неполадках, а в том, что пилоты не имели достаточного уровня подготовки, чтобы обеспечить безаварийную эксплуатацию палубной авиации. Вот и всё.

На коллегии прозвучало — будем повышать, углублять, расширять… Это всё понятно, но в каких объёмах? Должны быть конкретные показатели. Не названа боевая численность вооружённых сил, которая должна быть достигнута. Ориентир, который прозвучал — 70% современной техники в войсках. При нынешнем положении дел с закупками новых вооружений мы должны в этом случае сократить наши вооружённые силы до 500 тысяч человек. Тогда да — будем иметь 70% современной техники в этих сокращённых вооружённых силах. А если мы будем иметь требуемую численность, а численность должна составлять 1,2 миллиона человек, то не будем иметь и 20% современной техники.

Когда-то Николай II ввязался в войну с Германией и Австро-Венгрией, в Первую мировую. Именно капиталистический социальный строй, который был тогда в России, именно российская безответственная буржуазия и олигархи виновны в том, что российская армия оказалась неспособной полноценно вести боевые действия в Первой мировой войне. Усилия солдат и матросов императорской армии не могли компенсировать отсутствия оружия и боеприпасов в достаточном количестве. И сегодня мы, к сожалению, идём по тем же путям. Если у нас господа олигархи и чиновники кладут себе карман каждый месяц десятки миллионов рублей и одновременно хотят, чтобы после этого народ надрывался на принадлежащих им предприятиях, вкалывая и создавая что-то, то они глубоко ошибаются. Когда в стране существует дикая социальная несправедливость, страна просто не может выжить. Эту ситуацию надо менять радикально. Нужно возрождать социализм и переходить на коммунистические рельсы, иначе — катастрофа. Я уже открытым текстом говорю: в стране, для того, чтобы выжить, должна быть установлена диктатура интеллектуального пролетариата.

Выбор читателя

Топ недели