Саудовская Аравия пошла путем России и Китая

10.11.2017 - 20:10   5 289ИСАЕВ Максим

Есть страны, в которых человека сначала обвиняют в коррупции, а затем арестовывают, а есть и такие, где сначала идет арест, и уже потому выдвигаются обвинения в коррупции. К этой второй категории относится и Саудовская Аравия, где на прошлой неделе наследный принц Мохаммед ибн Салман, сославшись на их коррумпированность, осуществил арест нескольких десятков человек, в том числе близких родственников по правящей семье, которые «заключены» в шикарных покоях в столичной гостинице «Риц-Карлтон», пишет Энн Аппельбаум в статье для The Washington Post.

Никто не воспринял выдвинутые обвинения серьезно. В Саудовской Аравии, где правящая семья является государством, дать определение «коррупции» непросто. Напротив, знакомые со страной эксперты отмечали, что аресты являются частью крупного политического передела, направленного против склеротической, традиционной структуры власти страны. Наследный принц, по всей видимости, «намеренно демонтирует традиционную систему управления в Саудовской Аравии». Этому предшествовало большое число разговоров о социальной модернизации — например, в этом одном из самых женоненавистнических обществ мира женщинам вскоре позволят сесть за руль — и о диверсификации экономики, которая почти полностью зависит от нефти.

Но если цели таковы, эти аресты представляют собой еще одну неудачу для лидерства США в эпоху правления президента Дональда Трампа и серьезный удар по престижу совершенно иной модели модернизации и политической смены власти. Так, отмечает автор, «большинство» стран Европы были монархиями, такими как Саудовская Аравия, но в них «власть была передана парламентам». Когда-то женщины в США были лишены многих прав, но понемногу женщины получали их.

Эта западная модель, подразумевающая расширение прав и свобод, установление главенства права и независимых судов, передачи суверенных прав от аристократии более широким группам граждан, «на протяжении долгого времени продвигалась США как нечто само собой разумеющееся». По словам Аппельбаум, во время так называемой третьей волны демократизации, которая шла с 1970-х по 1990-е годы, десятки стран в Латинской Америке, Азии и Центральной Европе «стремились скопировать эту традицию и провести реформы такого же характера».

Теперь от такой модели, считает автор, повсеместно отказываются. Вместо того чтобы следовать западной модели модернизации и реформ, наследный принц Саудовской Аравии пошел по пути Китая и России, где под «политической передачей власти» понимается сохранение власти за крошечной и богатой элитой. В частности, в 2003 году президент России Владимир Путин, как утверждает Аппельбаум, «арестовал» за «коррупцию» Михаила Ходорковского, бывшего на тот момент одним из самых богатых граждан России. Ему повезло меньше, чем принцам Саудовской Аравии: он был заключен в «сибирском трудовом лагере», а не в роскошном отеле. Тем не менее его арест «служил той же цели»: он «страхом заставил других богатых людей подчиниться», в результате чего Кремль, а не олигархи, стал ключевым источником власти.

В Китае же «новый друг Трампа» председатель КНР Си Цзиньпин также применяет подобные обвинения в «коррупции». Как и в России, и в Саудовской Аравии, почти все в китайском правящем классе, где повсеместно наблюдается кумовство, имеют необычно широкий доступ к деньгам, должностям и даже государственным активам. Решение назвать кого-либо «коррумпированным» так же политизировано в Пекине, как и в Эр-Рияде. С самого прихода к власти Си Цзиньпин применял этот инструмент для ликвидации политических соперников, устрашения своих коллег и утверждения себя в качестве неоспоримого правителя. Китайский лидер, как и его российский коллега, по мнению Аппельбаум, применяет риторику борьбы с коррупцией для получения поддержки одобрения в обществе, которое прекрасно понимает, что система построена не в их пользу.

Нетрудно догадаться, почему принц Саудовской Аравии решил следовать по пути России и Китая или почему он пытается консолидировать власть, а не делиться ею. Отчасти это происходит из-за провала «арабской весны», катастрофы, которая трагически очернила «западные модели» в этой части планеты, где мир может наступить только тогда, когда принадлежащие к различным этническим группам граждане смогут разделить власть между собой.

Тем не менее отчасти в происходящем в этой ближневосточной стране виноват и Трамп. Он подал пример своим презрением к судам и СМИ, этическим нормам и тем самым поставил под сомнение западную модель. Быть может, он дал свое добро на аресты и более прямым образом. Не стоит забывать, что живое воплощение кумовства по-американски — зять Трампа Джаред Кушнер — недавно совершил визит в Эр-Рияд.

По официальной версии, он находился там в рамках кампании по продвижению ближневосточного мира, но вполне возможно, что в ходе переговоров обсуждались и деловые и политические вопросы — за несколько дней до волны арестов. В голову так и приходит образ двух «князьков», строящих козни поздним вечером, — хрестоматийный пример упада престижа и ценностей США даже в стране, являющейся близким союзником Вашингтона.

Теги: 

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.