Как американская разведка осталась без «кремлевских источников» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Как американская разведка осталась без «кремлевских источников»

Издание New York Times oпубликовало неожиданные откровения сотрудников ЦРУ. Раньше сообщалось, что Москва вмешалась в американские выборы 2016 года и готовится к вмешательству в выборы 2018-го. Теперь прозвучало нечто новое.

В пятницу прошедшей недели, 24 августа, издание New York Times oпубликовало статью, в которой приводятся неожиданные откровения источников из числа действующих сотрудников ЦРУ и других разведывательных ведомств США.

Суть откровений сводится к тому, что разведсообщество Соединенных Штатов испытывает трудности с получением данных о намерениях Кремля по вмешательству в промежуточные выборы в Конгресс в ноябре 2018 года.

В нашей стране публикация вызвала не столько даже критику, сколько заслуженные насмешки.

Однако нельзя не отметить существенное отличие данной статьи от всех предыдущих. Раньше (также со ссылками на неназванные источники) с полной определенностью сообщалось, что Москва, во-первых, вмешалась в американские выборы 2016 года и, во-вторых, готовится к вмешательству в выборы 2018-го.

Теперь прозвучало нечто новое — разведка ничего не может сообщить о намерениях «коварных русских».

Вот первые абзацы статьи: «В 2016-м американские разведывательные агентства своевременно и ясно предупреждали о желании России повлиять на ход президентских выборов. Позже они представили детальную оценку российской операции вмешательства — во многом благодаря информаторам в Кремле, которые были близки к Владимиру Путину.

Но спустя два года важные кремлевские информаторы замолчали, оставляя ЦРУ и другие шпионские сети в неведении относительно планов мистера Путина в отношении ноябрьских выборов, о чем сообщили американские должностные лица, знакомые с материалами разведки».

Здесь следует указать на два немаловажных обстоятельства.

Во-первых, «вывод» спецслужб США о том, что высшее политическое руководство России и лично Путин якобы причастны к «атаке на американскую демократию», был сформулирован разведсообществом Соединенных Штатов в январе 2017-го, а не в 2016-м.

Во-вторых, возникает вопрос: что же это за таинственные информаторы ЦРУ и их смежников, которые работают в Кремле, да еще близки к президенту? Понятно, что в нынешнем мире всякое возможно… Но чтобы такие источники существовали, их сообщения указывали на «российское вмешательство», но в СМИ не просочилось ни намека на такую информацию — это фантастика. Особенно учитывая рекордное количество сливов в прессу самой секретной информации в 2015—2018 гг.

До января 2017-го руководители разведывательных ведомств сообщали лишь о том, что «им доподлинно известно» о взломе серверов Демократической партии «русскими хакерами». При этом, не вдаваясь в детали, прессе сообщали исключительно о «цифровых отпечатках», оставленных российскими злоумышленниками, «связанными со спецслужбами России».

Все разговоры о том, что Кремль играл на стороне Трампа или (более поздняя версия) стремился «внести раскол в американское общество и подорвать устои демократии», появились лишь в 2017 году.

Более того, во время предвыборной кампании администрация Обамы и Госдепартамент активно отрицали как причастность официальной Москвы к «атаке на демократию», так и саму возможность повлиять на выборы в США. Даже после обнародования результатов голосования в Вашингтоне продолжали отрицать влияние России.

Летом 2017-го появилась версия, что Обаме еще в 2014-м докладывали о намерениях Москвы «оказать разрушительное влияние» на многие западные демократии, но 44-й президент по тактическим соображениям решил «не давать делу ход». Версия, которая ничем, кроме ссылок на неназванные источники, не подтверждена.

В общем, New York Times сегодня явно описывает какую-то альтернативную историю. Более того, альтернативную той истории, которую само издание излагало до победы Трампа на выборах.

Но главная нестыковка в другом. В 2016 году минюст при поддержке ФБР получил несколько ордеров на прослушку сотрудников предвыборного штаба Трампа. Эти ордеры выдавались тайными судами FISA. Одним из главных «доказательств» по «русскому делу» тогда было досье экс-агента британской MI-6 Кристофера Стила.

Позже это досье было признано «недостоверным» и «сомнительным». Более того, как выяснилось, оно оказалось практически полностью сочиненным ушедшим «на гражданку» Стилом, скорее всего, в соавторстве с его давним «активом» Сергеем Скрипалем.

Но если у ФБР и других спецслужб были на руках данные от кремлевских информаторов, они, во-первых, могли быстро «накрыть» всю сеть российских агентов влияния, а во-вторых, представить в тайный суд (где судьи обладают всеми необходимыми допусками) сведения от московских агентов. При этом они могли не раскрывать их имен — лишь представить в качестве свидетеля сотрудника разведки, располагающего соответствующими сведениями.

Тем не менее, никаких «шифровок из Москвы» представлено не было. Следователи по «русскому делу» использовали досье Стила, а также «компрометирующие связи» двух не слишком высокопоставленных советников Трампа — Картера Пейджа и Джорджа Пападопулоса.

Как я уже писал на страницах газеты ВЗГЛЯД, Пейдж и Пападопулос оказались жертвами провокатора, опытного оперативника ЦРУ Стефана Хальпера, который также был информатором ФБР и работал в качестве частного подрядчика MI-6. Благодаря Хальперу к следователям ФБР попала «деза» о том, что 30 тыс. электронных писем Хиллари находятся в распоряжении российских спецслужб.

Досье Кристофера Стила было заказано штабом Клинтон через американскую консалтинговую компанию Fusion GPS. Тем не менее Стил активно общался с американскими оперативниками и официальными лицами напрямую. Несмотря на то, что в свое время он был вычеркнут из списка подрядчиков ФБР за регулярное предоставление недостоверных данных, посредничество замгоссекретаря в администрации Обамы Виктории Нуланд позволило ему восстановить свою «репутацию».

Накануне выборов 2016 года бывший британский шпион посетил Госдепартамент США. Он также активно общался с бывшим директором ФБР Джеймсом Коми. А когда тот был уволен, начал переписку с высокопоставленным сотрудником минюста Брюсом Ором. Но еще до увольнения Коми Ор, минуя официальные каналы информации, передал досье Стила следователям ФБР.

Особую пикантность ситуации придает тот факт, что жена Брюса Ора Нелли в 2016 году работала на компанию Fusion GPS.

Каким образом к группе заговорщиков примкнул Хальпер — через свои контакты в MI-6 (возможно, благодаря Кристоферу Стилу), став подрядчиком Fusion GPS или напрямую контактируя с Джеймсом Коми и его замом Эндрю Маккейбом — пока остается неясным.

Ясно, тем не менее, что все «разведданные» о «российском вмешательстве», по сути дела, сводятся к «фактам», выдуманным несколькими частными лицами и действующими (или действовавшими на момент начала расследования «русского дела») сотрудниками спецслужб США и, возможно, Британии.

В связи с этим любопытно отметить следующий факт. В январе 2017 года Кристофер Стил полностью пропал «с радаров». Его кошек несколько месяцев кормили соседи. В марте он на короткое время объявился в Лондоне, дал интервью прессе и снова скрылся в неизвестном направлении.

В предыдущей части своего расследования я упомянул о судебных претензиях интернет-предпринимателя Алексея Губарева к изданию Buzzfeed, опубликовавшему досье Стила, в котором Губарев обвинялся в причастности к «российскому вмешательству».

Тогда я ошибочно сообщил об урегулировании дела между Губаревым и ответчиком еще в 2017-м. Сегодня мне известно из первых рук, что дело вовсе не урегулировано. Более того, в США разбирается иск к Buzzfeed, а в Лондоне — лично к Кристоферу Стилу.

Однако мои данные о том, что Стил дал закрытые показания в Лондоне по одному из этих исков, оказались верными. Руководитель юридического комитета сената Конгресса США Чак Грассли запросил копию данных показаний, но лондонский суд запретил предавать огласке какие-либо материалы дела.

Стил избегает появления в обоих судах, а также отказывается приезжать в США для дачи показаний перед комиссией Конгресса.

Судилась с Кристофером Стилом и «Альфа-групп», однако этот иск на прошлой неделе был отклонен в Вашингтоне. Судья счел, что «распространение досье в прессе» подпадает под действие Первой поправки к Конституции США, что избавляет ответчика от ответственности в антидиффамационных исках.

В делах Губарева против Стила и Buzzfeed все не так просто. Во-первых, речь идет о прямом коммерческом ущербе. Во-вторых, даже если дело «не выгорит», его материалы — включая допрос бывшего агента MI-6 — станут достоянием общественности.

#{author}Итак, Кристофер Стил прячется, Сергея Скрипаля «охраняют» британские спецслужбы. Брюс Ор, его жена Нелли, Джеймс Коми, Эндрю Маккейб, а также другие участники «русского заговора» находятся под прямой угрозой уголовного преследования.

Не поэтому ли у ЦРУ и других разведывательных ведомств больше нет «кремлевских источников»?

Разведка и контрразведка двух держав работают как обычно. Вот только на дно залегла агентурная сеть вдохновенных сказочников, которая ранее исправно снабжала Вашингтон, а через прессу — и весь мир, «надежными данными» о «российском вмешательстве».

Члены американского разведсообщества и правда могли поделиться с изданием New York Times своей растерянностью. Но, скорее всего, это намек на то, что различного рода частным конторам вроде Fusion GPS следует поискать новые «источники проверенной информации». То есть тендер открыт.

Как противодействовать агентам других стран, наши спецслужбы знают. Однако есть ли у России надежные механизмы противодействия сочинителям медийно-политических сказок?

Эти сказки иной раз не менее опасны, чем успешные действия иностранной разведки. Мы все стали свидетелями того, как они повлияли на международные отношения в последние два года.

4 839