Кто ближе Эрдогану — Путин или Трамп? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Кто ближе Эрдогану — Путин или Трамп?

Государственный департамент США, как и положено по процедуре, предусматривающей получение разрешения на поставку вооружения иностранному государству, дал добро на возможную продажу Турции систем противовоздушной и противоракетной обороны Patriot. Речь идет о 80 ракетах с усовершенствованной системой наведения и 60 других ракет, сопутствующего оборудования, в том числе радаров, станций управления огнем и пусковых установок. Сумма контракта исчисляется 3,5 млрд долларов. Но это не значит, что сделка состоится, так как американцы предлагают принцип пакетного соглашения: поставки Patriot плюс истребители F-35 взамен на отказ от российской системы С-400. В противном случае Вашингтон открыто угрожает санкциями Анкаре.

По этому поводу министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара может закупить Patriot «при благоприятных условиях», однако «такая сделка будет невозможна, если «Вашингтон будет вынуждать отказаться от закупки российских комплексов С-400». Но одновременно Чавушоглу выстроил и любопытную интригу. «Сделка по С-400 — это свершившийся факт, и я не могу отменить ее, — говорил он журналистам после встречи с госсекретарем США Майком Помпео. — Но мне нужно больше, и я предпочитаю закупать у своих союзников». В этой связи известный турецкий журналист Дженк Башламыш, много лет проработавший в Москве, в издании Cumhuriyet ставит вопрос о том, а насколько Турции вообще нужны американские и российские ракетные системы, против кого они могут быть использованы и будут ли использованы после покупки, в принципе.

Директор Центра стратегических исследований международной безопасности Университета MEF профессор Мустафа Кибароглу считает, что «системы ПВО НАТО не могут защитить всю территорию Турции, большая часть восточных и юго-восточных провинций останется вне диапазона противоракетного щита альянса». Хотя Брюссель считает, что после Чикагского саммита НАТО 2012 года Турция уже интегрирована в противоракетный щит альянса. Другие турецкие эксперты уверены, что «для страны существует вероятная ракетная угроза с Ближнего Востока». Однако все рассуждения по этому поводу на уровне фраз о необходимости укреплять обороноспособность Турции «в условиях нестабильности в регионе», когда страна «находится на переднем крае борьбы с терроризмом», без привязки к конкретным проблемам носят очевидный абстрактный характер.

Другое дело, считает турецкая газета Yeni Şafak, что Анкара взамен на отказ от покупки С-400 сама выставляет Вашингтону встречный пакет соглашений, предусматривающий, в частности, изменение американской политики в отношении сирийских курдов, отказа от поставок вооружений сирийской курдской партии «Демократический союз» (PYD). В противном случае на территории страны-члена НАТО появятся российские ракетные системы, что само по себе является серьезным вызовом для всех западных партнеров Турции. Так коммерческая логика приобретает второстепенный характер и появляется первая формула: США привязывают отказ Турции от покупки С-400 к поставкам Patriot и истребителям F-35, Анкара — к пересмотру Вашингтоном политики в отношении курдов и на всем Ближнем Востоке.

Вторая формула: Анкара закупает С-400 и Patriot. Обе формулы введены в зону дискуссий. На 15−16 января намечен визит в Турцию американской делегации, состав ее пока не сообщается, которая намерена обсудить с сотрудниками управления оборонной промышленности (УОП) Турции вопрос с С-400. Сообщается также, что планирует совершить в конце января ответный визит в Вашингтон и турецкая делегация. Стороны пытаются создать третью формулу так называемой «золотой середины». В любом случае речь идет о попытках Анкары в сложной для себя ситуации выстроить новые отношения как с США, так и с Россией. С одной стороны, Турция остается членом возглавляемой США международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), с другой — находится в альянсе с Москвой и Тегераном на сирийском направлении.

При этом попытки Анкары навести мосты между США и Россией, выступить посредником в отношениях между США и Ираном не увенчались успехом. Проваливается и сценарий иметь за спиной поддержку американцев после заявленного ими вывода своих войск из Сирии. Не сработала и дипломатия Вашингтона, ориентированная на нарушение баланса на оси Анкара — Москва — Тегеран. В то же время выстраиваемые на протяжении десятилетий и обладающие многими измерениями турецко-американские отношения не позволяют сторонам в один миг разорвать существующие связи. Как и идти на срыв сделки по С-400 с Россией, с которой отношения у Турции уже дотягивают до уровня стратегического партнерства. Теперь для Анкары принципиально важно, какие отношения Москва будет выстраивать с курдами в Сирии в дальнейшем и какая будет отводиться курдам роль в процессе политико-дипломатического урегулирования в Сирии.

Поэтому Анкара вряд ли отступится от решения приобрести российские ракеты и американские. По мнению турецкого издания Yeni Mesaj, Турция на этих двух направлениях сознательно или вынужденно попытается разыграть в своих интересах курдскую карту. Не случайно Чавушоглу выступил за осуществление совместного с Россией и Ираном контроля за выводом американских войск из Сирии, чтобы «террористические организации (имеются в виду „Отряды народной самообороны“ и Рабочая партия Курдистана — С.Т.) не заняли освободившееся после ухода США место». Большая игра на Ближнем Востоке продолжается.

 

1 998

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!