Три совета для Мадуро | Продолжение проекта «Русская Весна»

Три совета для Мадуро

Россия сделает всё возможное, чтобы не допустить военного вторжения в Венесуэлу. Об этом на встрече в Москве с исполнительным вице-президентом Венесуэлы Делси Родригес объявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Россия выступает против вмешательства извне в дела суверенных государств. Только сам народ Венесуэлы вправе решать, каким будет его будущее», — заявила Матвиенко. Практически одновременно с этим на ту же тему высказался и премьер-министр Дмитрий Медведев, заявив, что Россию очень тревожат высказывания в США о военном вмешательстве в ситуацию в Венесуэле, и выразив обеспокоенность тем, что линия на смещение неугодных правительств опять стала для США приоритетной. А всё потому, что чуть ранее советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон заявил, что США стремятся создать коалицию для смены власти в Венесуэле.

Главное же, что беспокоит и российское руководство, и руководства многих стран Латинской Америки, всё ещё сохраняющих полную или относительную независимость от США, — это вопрос возможности американского военного вторжения в Венесуэлу, что уже не раз случалось в отношении многих других стран Ибероамерики, как её сами называют местные жители. Такие вторжения, как с прямым, так и с опосредованным участием военнослужащих США, особо были в ходу в период холодной войны, когда американские политики очень опасались просоветских режимов у себя под боком.

И всё же, несмотря на столь реальную угрозу военного вмешательства в дела Венесуэлы со стороны США, ситуация с тех пор, когда ЦРУ и американские военные советники свергали один латиноамериканский режим за другим, несколько изменилась. Трамп — это действительно новая веха в американской истории. Самое главное — суметь воспользоваться этими новыми условиями, для чего хотелось бы, не имея прямого доступа к руководству Венесуэлы, дать три опосредованных совета с целью предотвращения свержения законного режима в этой революционной социалистической стране.

Во-первых, необходимо изменить подход к оценке США и их руководства, разделяя антиглобалиста Трампа и остаточные, всё ещё довольно влиятельные глобалистские элиты США, оставшиеся новому президенту от предыдущих политических эпох. Надо понимать, что и сам Трамп вынужден действовать в условиях жёсткого внутреннего прессинга со стороны доморощенных американских глобалистов, а значит, вынужден во многом играть по их правилам. Или, по крайней мере, делать вид.

Если же присмотреться повнимательнее к тому, что говорит и что на самом деле делает Трамп, можно обнаружить между его словами и делами некий зазор. Трамп просто вынужден угрожать «плохим парням» в формулировках неоконов и глобалистов. И в число этих «плохих парней» (наряду с Ким Чен Ыном, Асадом, Си и даже Путиным), безусловно, попадает и Мадуро. При этом Трамп проводит с Ыном саммит, где улыбается и жмёт руку, выводит войска из Сирии, не спешит с реальной торговой войной (не на словах, а на деле) с Китаем, а об отношениях с Путиным и говорить нечего.

Но… такова американская реальность. И сыпать проклятиями в адрес врагов американской демократии, грозя и размахивая кулаком в Twitter, Трамп просто обязан. Иначе не поймут.

Удовлетворяя глобалистскую и ястребиную часть американского общества с одной стороны, говоря то, что от него требуют американские либералы (называемые там демократами) и часть неоконов, Трамп вместе с тем не забывает и о тех, кто требует от него невмешательства, прекращения глобалистских авантюр и конфликтов и неразжигания новых, собственно, их реально и не начиная. Таким образом, Трамп уравновешивает два этих всё более непримиримых лагеря внутри США, ведя взвешенную и очень умную политику. Этот момент крайне важно учитывать официальному Каракасу, разделяя Трампа и глобалистов и направляя свою уничтожительную критику на последних, то есть более адресно.

Во-вторых, необходимо начать давать асимметричный идеологический ответ, начать идеологическое сближение с Трампом и его сторонниками против американских глобалистов. То есть подкрепить огульную критику реальными идейными трансформациями. А именно: необходим серьёзный идеологический пересмотр взглядов нынешнего политического режима Венесуэлы — от чисто левого (как в экономике, так и в политике) к более правому в политике, сохраняя левую экономическую компоненту.

Что здесь имеется в виду? Левая политика — это крайний индивидуализм, раскрепощение личности, атомизация, освобождение от всякой коллективной идентичности и, как следствие, такие вещи, как легалайз, феменизм, гейпрайд, — все те пороки, которые и вытекают из левой политической компоненты в современном мире, в первую очередь западном, столь ненавистном как покойным Чавесом, так и его преемником Мадуро.

Левая политика (вкупе с правой экономикой) — это составляющая либерал-демократии, лежащей в основе глобализации. Той глобализации, противником которой является тот же Трамп. Искусственная и атомарная, количественная концепция прав личности, ставшая впоследствии знаменитой теорией прав человека, как писал об этом Карл Шмитт, в итоге вытеснила собой органичную концепцию прав народов, прав государства и, как следствие, суверенитет и возможность народа самостоятельно определять свою судьбу, на что и указывает глава российского Совфеда Валентина Матвиенко. Иными словами, левая политика разрушительна не только для традиционной идентичности, но и для суверенитета, который и ставится под угрозу адептами глобализма.

Совсем другое дело — левая экономика, идеи социальной справедливости и экономического равенства. Это в Венесуэле есть. Социализм — главное завоевание венесуэльской революции, и его, безусловно, нужно сохранить, но на фоне чуть более правой политики, трансформируемой в сторону консервативных ценностей, традиционной семьи, большей роли религии, сохранения нравственности и высокой морали, уходя от оголтелого прогрессизма, материализма и позитивизма. Такая идеологическая трансформация качественно изменит состояние общества, выбив при этом основу для идеологических спекуляций у глобалистов.

Ну и наконец, третий совет.

Не секрет, что в Венесуэле уже не первый год реализуется тактика так называемой цветной революции, являющейся составляющей частью более широкого подхода, определяемого понятием «сетевые войны».

Суть его — в захвате государства и установлении над ним стратегического контроля без использования обычных вооружений. Прямая военная интервенция здесь если и используется, то лишь в качестве финального аккорда.
Основным методом сетевой войны является создание на территории противника так называемых сетей — искусственных сообществ «несогласных», «недовольных», «непримиримых» разной степени несогласности, недовольства и непримиримости, с помощью которых негативная энергия общества направляется на свержение действующего режима. А проблемы и причины для недовольства есть в любом обществе, в том числе и в американском. Главное их выявить, правильно сформулировать, а затем вооружить ими сообщества, или сети, недовольных, по ходу дела стравливая между собой различные непримиримые группы для фоновой дестабилизации.

Иными словами, всё, что делают американские глобалисты с Венесуэлой в течение многих лет, можно тем же самым образом, при необходимой идеологической и технологической квалификации, проделать и с самими США.

Чтобы не было войны.

3 672