Перетягивание Италии. Зачем Риму «Один пояс и один путь» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Перетягивание Италии. Зачем Риму «Один пояс и один путь»

21−24 марта лидер КНР Си Цзиньпин совершит первый государственный визит в Италию. Вместе с премьер-министром Италии Джузеппе Конте они подпишут предварительное соглашение о присоединении Италии к проекту «Один пояс — один путь» — так называемый меморандум о взаимопонимании. Довеском к проекту пойдут и другие китайские инвестиции. Окончательное соглашение может быть подписано уже месяц спустя — в ходе визита Конте в Китай.

Разумеется, присоединение к китайскому проекту одной из стран, входящих в ЕС, НАТО и «Большую семерку» (в G7 это происходит впервые), не может не вызывать споров. Но в Риме не спешат слушаться окриков из Брюсселя и особенно Вашингтона. И допускают, что для сохранения своего места под солнцем нужно удержаться одной ногой на американском стуле, встав другой на китайский.

Выстраивание баланса

Недовольство Италией сначала выразили в Еврокомиссии, где сказали, что торговые соглашения такого масштаба входят в полномочия Брюсселя, а не отдельных стран. Затем — в Германии. И наконец — в США, откуда устами влиятельных политологов было сказано, что Италия «заплатит большую политическую и дипломатическую цену», если решит присоединиться к проекту в нынешнем контексте торговой войны США с КНР.

В Риме всех успокаивали. Еврокомиссии было сказано, что никаких формальных правил ЕС нарушено не будет. Германии — что та сама имеет куда более активные отношения с Китаем, чем Италия, и можно обойтись без лицемерных упреков. Вашингтону — что Италия не отказывается от евроатлантических обещаний и не подвергает сомнению приоритет дружбы с США.

Заинтересованность КНР в присоединении Италии к проекту объясняется на полуострове тремя причинами. Прежде всего, Италия — сама по себе очень крупный и значимый рынок. Кроме того, в силу своего географического положения она — удобный «вход» как в Евросоюз, так и в Африку, перспективами которой в Китае интересуются давно. 60% китайского экспорта доставляется морем, а в Италии хватает крупных портов.
Италией управляет коалиционное правительство «Лиги» Маттео Сальвини и «Движения 5 звезд». Как это часто бывает в последнее время, мнения двух сторон по поводу проекта расходятся. В «Движении» — за, потому что экономике нужна диверсификация. Сальвини, у которого много причин дорожить дружбой с США, против: по его словам, бизнес бизнесом, но стратегических отраслей Китаю никто не отдаст (хотя именно они, прежде всего инфраструктура, Китаю и нужны).

Однако, как это часто происходит в данном правительстве, несовпадение взглядов не означает отмены проекта. Силы сторон равны: «Движение» год назад получило больше мест на выборах, «Лига» же лидирует в рейтингах сейчас. Компромиссное решение, которое утвердит специально для таких решений и выбранный «медиум» Джузеппе Конте, будет заключаться в подписании обтекаемого соглашения. А дальше будет видно.

Две колонизации

Интересно, что в самой Италии обсуждают «Один пояс — один путь» не в контексте последствий для экономики, а в контексте геополитики. Сальвини заявил, что Италия не должна быть чьей-то колонией. «Чьей-то» в данном случае значит «китайской». Методы, которые используют китайские товарищи, хорошо известны. Сколько пользы они смогут извлечь от ситуации, когда время работает на них, а проект нужен другой стороне больше, чем им — тоже понятно.
Но оппоненты Сальвини тоже говорят о колонизации. Только в их версии Италия уже ей подверглась; это — колонизация долларом, евробюрократами, приоритетной дружбой с США и американскими военными базами на Апеннинах. Страна связана по рукам и ногам, и с каждым годом пространство выбора в сфере экономической политики сужается. Сторонники «Одного пояса» полагают, что защита национальных интересов требует широкого шага прочь от этой тесноты, то есть навстречу Китаю.

Итальянские министры ездили в Пекин договариваться об инвестициях и о скупке Китаем итальянского госдолга еще осенью 2018 года. Новое правительство выполняет свои предвыборные обещания: снижен пенсионный возраст, остановлен рост налогов, увеличены пособия. Всё это требует средств и ощущения финансовой независимости от ЕС, особенно в стране, где пять миллионов бедняков, масса ветхой инфраструктуры и госдолг в 130% ВВП. В Пекине министрам сказали, на каких условиях Италия получит то, что хочет: на условиях «одного пояса».

Надежды возлагались на «приоритетных партнеров» из США. Но Дональд Трамп так и не перешёл от похлопывания Конте по плечу к помощи деньгами. В посольстве США демонстративно поддерживали Италию в период бюджетных споров с Еврокомиссией, но этого мало. Вашингтону сейчас не до чужих проблем, финансовая поддержка союзника — последнее, что может прийти Трампу в голову. Италия не хотела «уходить» или «отходить» от США, но так уж сложилось.

В таком контексте Италия может сыграть роль дамы, приятной во всех отношениях. Ввязываться в торговую войну США с Китаем на одной из сторон себе дороже; через месяц они могут договориться, и в дураках останутся только те, кто громко поддерживал одну из сторон. Совсем другое дело — приоткрыть дверь для Китая, не закрывая ее для всех остальных, в надежде перетерпеть рестлеров из Вашингтона и перехитрить хитрецов из Пекина.