Почему Лаврова в Турции стали сравнивать с Сазоновым | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почему Лаврова в Турции стали сравнивать с Сазоновым

Глава МИД России Сергей Лавров совершает визит в Турцию для участия в седьмом заседании Совместной группы стратегического планирования (СГСП) под председательством глав внешнеполитических ведомств двух стран. Оно проходит в преддверии намеченного на первую половину апреля визита в Москву президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, который примет участие в заседании российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня (ССВУ) и в открытии перекрестного Года культуры и туризма России и Турции. Кстати, это будет уже третья встреча президентов в этом году.

Ну, а министры иностранных дел наших стран займутся подготовкой заседания на уровне глав государств, на котором будут обсуждаться вопросы дальнейшего развития сотрудничества в самых разных сферах, включая военно-техническую. Многих экспертов в Турции, да и на Западе, интенсивность российско-турецкого диалога завораживает. А вот США и других партнеров по блоку НАТО — серьезно настораживает. «Мы как-то не сразу заметили, а сейчас только привыкаем к тому, что Турция оказалась в принципиально иной внешнеполитической графике, — писала в этой связи турецкая газета Radikal. — Сейчас Анкара вынуждена делать новые ходы в своей внешней политики в ситуации, когда Москва соседствует с ней и на севере, и на юге, и в силу такой близости сложилась необходимость обмениваться сигналами и принимать сигналы друг друга.

Еще недавно все это казалось невероятным». Более того, по оценке турецкого издания Milli Gazete, «Лавров в Турции начинает все больше выступать в роли предпоследнего министра иностранных дел Российской империи Сергея Сазонова, который лишь в самый последний момент присоединился к секретному соглашению Сайкса — Пико, предусматривавшему раздел Османской империи после Первой мировой войны».О чем речь? Напомним, что в то время посол Османской империи в Санкт-Петербурге Фахреддин-бей обращался к российскому правительству с просьбой рассмотреть возможность русско-турецкого союза. Он сообщал Сазонову, что османы хотят получить территориальные гарантии и обещание русских не поддерживать устремления армян в Восточной Анатолии (Западной турецкой Армении). Однако российский министр не отказался от «армянского проекта», но гарантировал территориальную целостность Османской империи в обмен на нейтралитет в войне.

Конечно, исторические параллели всегда условны, однако турецкие эксперты сами возвращаются к историческим кодам. Упоминая об этом эпизоде, Milli Gazete предлагает мысленно поставить сейчас Сирию вместо Восточной Анатолии, чтобы понять и оценить особенности турецкой дипломатии в свете сирийского кризиса. По мнению издания, «если Россия не последует примеру США и не изменит свою позицию, то Турция сохраняет шансы вывести на поле боя свои козыри в этой игре». А какие? Отметим, что расширяющееся российско-турецкое сотрудничество осуществляется на фоне жесткой американской политики в адрес своего партнера по НАТО. На Анкару оказывалось и оказывается давление с целью добиться срыва закупок российских зенитно-ракетных комплексов С-400, грозят отказать от предоставления передовых технологий, приостановить участие Турции в программе создания американских истребителей пятого поколения F-35, обещают и другие санкции.

Буквально накануне визита Лаврова в Турцию министр энергетики США Рик Перри назвал газопровод «Турецкий поток» не чем иным, как «инструментом пагубного влияния России и подрыва европейской энергетической безопасности». Анкара отбивается, выступает с громкими заявлениями. В то же время необходимо понимать и то, что Турция не намерена полностью «сжигать мосты» с Вашингтоном, продолжает искать с ним точки соприкосновения, но до тех пор, пока сохраняет надежду на изменение позиции Вашингтона в отношении сирийских курдов. Анкару беспокоит и то, что многие ее партнеры по НАТО отказываются поддерживать турецкие притязания на роль ведущей страны на Ближнем Востоке, а в отношениях с Москвой она выглядит в альянсе «оппортунистом». Хотя был у Турции иной сценарий, она рассчитывала выступить чуть ли не в роли посредника между США и Россией, и даже с Ираном. Но американцы не оценили или не захотели оценить предложенный Эрдоганом уровень игры, относя его к разряду «самого неудобного из региональных партнеров». Но турецкий президент продолжает игру, учитывая, что война на Ближнем Востоке окончится не сегодня и не завтра, есть еще порох в пороховницах и ходы, способные спровоцировать изменение отношения к Турции со стороны НАТО.

На днях в турецком издании Ahval News появилась статья старшего научного сотрудника вашингтонского Института государств Персидского залива Хуссейна Ибиша, в которой он призывает Анкару «внести изменения в свою политику и предложить США рассмотреть возможность поиска альтернативы авиабазе „Инджирлик“ на юге Турции». Турецкое издание Odatv.com приводит «злое досье» этой базы: в 1958 году она использовалась при попытке проамериканского государственного переворота в Сирии, помнится история с самолетом-разведчиком U-2 в 1960 году, который взлетал с этой базы и был сбит в воздушном пространстве СССР, а еще — авиаудары по Ираку и Афганистану, Сирии, наконец, участие в попытке военного переворота в Турции 15 июля 2016 года. В этой связи Odatv.com рекомендует для первого раза объявить о «временном» закрытии базы под предлогом поддержки американцами сирийских курдов, как это было сделано (лишь один раз в ее истории) в 1975 году, после того как США установили эмбарго на поставку оружия в Турцию вслед за ее операцией на Кипре 1974 года.

Конечно, если Анкара решится на такой шаг, он будет сильным и громким. Однако символическим. Как ранее сообщало The Wall Street Journal, США давно уже сократили число боевых операций, проводимых с «Инджирлик». Это решение «связано с намерениями в будущем покинуть эту базу». Газета намекает на то, что Вашингтон так может поступить, демонстрируя протест против присутствия в Турции российских С-400. Но это один сценарий. Другой, это когда турки сами попросят американцев покинуть эту базу. Есть и промежуточное решение. Вывод своих боевых самолетов с базы «Инджирлик» США подают как компромиссный шаг, ослабляющий их поддержку сирийских курдов, что может оцениваться Анкарой не только в качестве стремления Вашингтона ослабить политическую напряженность, но и возможность вести диалог с Россией иначе и с определенных позиций, внутренне будучи уверенной в том, что «Запад не станет терять Турцию».

Что же касается Москвы, то, выстраивая действительно взаимовыгодные отношения с Турцией, реализуя совместные масштабные проекты («Турецкий поток», строительство первой турецкой АЭС «Аккую» и многие другие), она объективно укрепляет ее позиции в диалоге с Западом, обеспечивает ей устойчивые тылы в ситуации, когда открыто обсуждается вопрос о сохранении территориальной целостности Турции. Так что предстоящий диалог, как Лаврова со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу, так и российского президента Владимира Путина с Эрдоганом, обещает быть насыщенным и интересным.