Украинские выборы и российская оппозиция | Продолжение проекта «Русская Весна»

Украинские выборы и российская оппозиция

Украинофильские симпатии нашей местной оппозиционной тусовки во время всей предвыборной кампании в соседней стране разделились. Одни были за Порошенко (большинство — ибо он же «против Путина»), другие — за «молодого-красивого» Зеленского. Но и те, и другие единодушно были за сам стиль украинских выборов — дебаты, прения, обливание друг друга потоками информационной грязи и прочее «свободное волеизъявление народа». Они бы тоже так хотели — в России! Чтобы Навальный вот так на стадионе спорил с Путиным, или, на худой конец, с Жириновским. Чтобы комик мог идти в президенты, и даже выиграть. Словом, за демократию и плюрализм в терминальных стадиях.

Но есть кое-кто, кто тому категорически мешает. Кто?

Путин? Власть?

Да нет же! Сами оппозиционеры!

Вы удивлены? А зря. Всё просто и доступно демонстрируется на примерах.

Обратим свой взор на сверх-демократическую Украину и увидим весьма неприятную для любого более или менее честного человека картину: сейчас там часть нации скачет не хуже клоунов на батуте, и переобувается в прыжке. Включая «Антонину» Геращенко:

От Порошенко вся «илита» убежала точно так же, как бегали соратники от Грушевского, Петлюры, Скоропадского и так далее. Ах да, и от Бандеры тоже. И ранее…

Бессмертная классика:

«- Так это выходит, он, по-твоему, продал отчизну и веру?

— Я же не говорю этого, чтобы он продавал что: я сказал только, что он перешел к ним».

Короче, никто Порошенко не предавал. Все просто перешли на сторону победителя. Национальная традиция.

Кроме одного идиота. По имени Аркадий Бабченко:

Бабченко всю кампанию «топил» за Порошенко со всей страстью своего русофобского сердца. И даже в момент поражения вскинул кулак и послал проклятие его сопернику, хотя уже, собственно, и вынашивал планы бежать из очередной страны, которая не оправдала его надежд. Но он хотя бы не «переобувался». Российская закалка!

Так вот — хорошо ли это, или плохо — но в этом и заключается отличие российского оппозиционного этоса поведения от украинского. В том, что украинцы легко смиряются с поражением и ищут варианты приспособления в новых условиях. С одной стороны, конечно, это говорит о слабодушии, корыстолюбии и ветренности. С другой — ну так, по крайней мере, можно «обнулять» политическую ситуацию. Проиграли — ну окей, живём дальше, меняем окраску. Как шутили про Микояна — «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича». Хотя он был и не украинец.

«Партийность» для украинского политика — дело чисто ситуативное. Идеология, публичные заявления, обещания и клятвы — всё это суть чисто тактическое, и может быть забыто в любой удобный или опасный момент. Например, в команде Зеленского есть такой человек как Данилюк — занимал при Януковиче пост главы координационного центра по внедрению экономических реформ при АП, в правительстве Гроймана был министром. А теперь будет главой МИД при Зеленском. И другие так хотят. И нет, собственно, ничего невозможного.

В то же время для российского либерала его «рукопожатность» — дело ужасно серьёзное. Можно, конечно, смеяться, но тут действует эдакая мафиозно-шляхетская твердолобость: с кем можно «контачить», а с кем за один стол нельзя садиться. Вспомним Марию Баронову, которую вся оппозиционная тусовка неистово проклинала после её ухода на Russia Today. Религиозное отношение к своей правоте, на самом деле. Сектантское мировоззрение. Признать для российского либерала, что Путин в чём-то прав, что он честно победил, что его поддерживает большинство, и это большинство отнюдь не дураки и люмпены — всё равно что совершить самоубийство.

И вот это, собственно, и есть ответ на вопрос: почему в России никакого плюрализма в политике не получается. По причине донельзя простой: есть те, кто в принципе не готов признавать своё поражение. Политические сектанты, с психологией старообрядцев, которые готовы хоть в ядерный пепел Россию стереть вместе с собой — лишь бы Путина свергнуть. Представьте себе соревнование по любому виду спорта, в котором одна из команд априори говорит, что она не признает своё поражение. Представили? То-то и оно, что не получается.

На самом деле, тот же пример Бароновой показывает: власть готова к спокойному и конструктивному сотрудничеству с представителями оппозиций. Никто не лишает их возможности карьерного роста, профессиональной деятельности и так далее. Просто они сами в абсолютном большинстве случаев не желают это делать — «не по понятиям».

Вот поэтому плюрализма не получается. Какой смысл проводить те же дебаты с Навальным, если он и его сторонники в принципе никогда не признают, что Лёша даже ТЕОРЕТИЧЕСКИ может их проиграть. «Есть две точки зрения — моя и неправильная».

Вот когда, дорогие друзья, вы сможете продемонстрировать больше гибкости, открытости и объективности — будут вам и дебаты, и митинги, и выборы. А секте несгибаемых русофобов это всё не нужно. Им хватает и собственной несгибаемости.