Порошенко, уходя, гадит | Продолжение проекта «Русская Весна»

Порошенко, уходя, гадит

Поражение Порошенко на выборах едва ли многих удивило. Полный провал. Разгром. Но реально удивило два момента. Первый — это разгромный «счет». Такой «счет» обычно не оставляет даже теоретических шансов оставаться далее в политике. Казалось, что украинский ЦИК все же нарисует что-то поприличнее, но ЦИК, судя по всему, выдал все как есть.

Второе удивление — это то, как быстро и легко Порошенко, который еще накануне уверял всех в неизбежности своей победы, принял свое позорное поражение.

Тут уж сразу приходит на ум понятие «договорняк». Порошенко что-то пообещали за быстрый «слив» выборов. В его ситуации речь, скорее всего, шла о гарантиях неприкосновенности для него и его бизнеса.

Оппозиционное к Порошенко издание «страна.ua» эту догадку почти сразу подтвердило. По его информации, американцы звонили в штаб Зеленского и требовали Порошенко не трогать.

Но, во-первых, такие гарантии, даже если они были, не значат ровным счетом ничего, особенно если даются американцами. Во всяком случае, если им потребуется «слить» Порошенко, они это сделают не моргнув глазом. Порошенко для них — «человек-функция», который свою работу выполнил, дальнейшая его судьба Вашингтон не интересует.

Другой вопрос, что Порошенко в тюрьме им пока не нужен, ведь он может болтнуть чего лишнего, чем подставит кучу людей на Украине, да и прольет свет на деяния самих американцев. Да и вообще, сам факт суда над Порошенко поставит под сомнение все «майданные завоевания» и сам институт президентской власти на Украине, чья легитимность небесспорна после свержения Виктора Януковича.

Так или иначе, если в США судьба Порошенко мало кого интересует, то на Украине — как раз наоборот, запрос на суд над бывшим президентом колоссален, о чем свидетельствуют результаты голосования за Зеленского, который не зря обещал ему встречу с прокурором.

Однако если раньше это было на уровне предвыборной риторики оппонентов Порошенко, то сегодня вопрос может быть поставлен в реальной плоскости.

Уже через день после выборов стало известно, что Коллегия Окружного административного суда Киева (ОАСК) просит запустить процедуру импичмента Порошенко и возбудить против него уголовное дело. Поводом для этого заявлена якобы имевшая место попытка Порошенко давить на судебную систему.

На прошлой неделе тот же ОАСК признал незаконной национализацию принадлежавшего Игорю Коломойскому «Приватбанка». После этого Порошенко созвал чрезвычайное заседание Совета нацбезопасности и обратился к СБУ и ГПУ с требованием возбудить уголовные дела против принявших такое решение судей.

«Фактически они направлены на узурпацию судебной ветви власти, установления над ним тотального контроля с целью подчинения своей воле, что прямо противоречит принципам, закрепленным в Конституции Украины», — говорится в заявлении коллегии ОАСК.

Многих, наверное, мутит скорость, с которой на Украине переобуваются судьи — еще не до конца подсчитаны результаты второго тура, а они уже требуют судить действующего президента. А решение по «Приватбанку» и вовсе принималось за два дня до голосования! Все это тоже, мягко говоря, неутешительно для Порошенко и подтверждает, что неприятие его фигуры велико на всех уровнях общества.

Дошло даже до того, что у Порошенко потребовали отобрать шоколадную фабрику имени Карла Маркса, незаконно приватизированную и вовсе украденную у народа. Соответствующий иск подал глава соцпартии Илья Кива. Кива, конечно, известный «фрик», но сам факт появления таких инициатив симптоматичен.

На самом деле, отстранения Порошенко едва ли можно ожидать в реальности. Процедура импичмента, прописанная в Конституции, слишком сложна — ее должно инициировать большинство парламентариев, после чего Рада должна создать временную следственную комиссию, в состав которой включаются специальный прокурор и специальные следователи. Основываясь на выводах этой комиссии, Рада не менее чем двумя третями от ее конституционного состава принимает решение об обвинении президента Украины, а уже после этого принимается решение об импичменте — уже не менее чем тремя четвертями депутатов, да и то — после проверки дела Конституционным судом… Все это может занять целый год и бессмысленно, учитывая, что Порошенко покинет пост сам до конца мая.

Что касается возможности привлечения президента к уголовной ответственности, то это невозможно без одобрения американцами, а я не вижу пока оснований для такого одобрения. Недаром же сам Порошенко так уверенно говорит о своем будущем в политике. Даже говорит о намерении снова избираться президентом.

Все эти выкладки явно дают Порошенко повод для оптимизма, он явно намерен «начать все с чистого листа», объявляет о перезапуске своей партии — БПП и готовится к осенним выборам в Раду.

Насколько оправдан его оптимизм — очень большой вопрос. Одной из особенностей украинского политического менталитета является скорость, с которой депутаты и чиновники перебегают из бывшей правящей партии в нынешнюю. Достаточно вспомнить, как от Партии регионов в один момент остались рожки да ножки. Конечно, скорость перехода бывших соратников Порошенко в более теплое и уютное место будет не столь впечатляющей, как в первые послемайданные дни, но указанного мною закона это не отменяет. Не очень представляю себе, как именно Порошенко собирается переформатировать свою партию. Что он может предложить людям? Раньше хоть статус правящей партии был, теперь и он утрачен. Нет ни идеологии, ни харизматичных лидеров, есть тяжеленный антирейтинг Порошенко, тянущий всех на дно.

Возможно, Порошенко рассчитывает, что Зеленский быстро «облажается» и его популярность пойдет на спад, вот тогда на политической сцене вновь появится «спаситель», то есть он сам. Но вряд ли это произойдет до плановых парламентских выборов.

В любом случае у Порошенко есть еще месяц, чтобы успеть проводить какие-либо инициативы, причем через относительно лояльный парламент, где его блок образует правящую коалицию (роскошь, которой до осени не будет у Зеленского).

И сегодня Рада приняла очень важный закон, о необходимости которого давно высказывался Порошенко, — закон о государственном языке. Судя по заявлениям действующего президента, можно сделать выводы, что закон этот едва ли не главный в его карьере. И не только в его. Спикер Рады Андрей Парубий ранее заявил, что уйдет в отставку только после того, как подпишет этот документ.

Что же это за закон, который так стремилась успеть принять нынешняя власть, словно боясь, что при новой власти у него не будет шансов?

Согласно этому документу, граждане должны использовать только украинский язык практически во всех сферах жизни. Это распространяется и на органы государственной власти, и на социальные учреждения — учебные заведения, больницы и предприятия сферы обслуживания. Предлагается также ввести экзамены для чиновников, определять уровень их знания украинского языка. Кроме того, закон предусматривает создание специальной «языковой комиссии», а также должности уполномоченного по его защите.

Как это работает на практике — можно увидеть в той же Прибалтике. Только там для полного перехода на государственные языки потребовалось почти 30 лет, до сих пор не окончена борьба за русские школы. На Украине же хотят преодолеть то же расстояние одним прыжком. И пусть вас не смущает, что на Украине русскоязычных намного больше, вообще даже больше половины населения. Привыкнут. Как казал сам Порошенко, ничего страшного, он сам выучил украинский язык в зрелом возрасте.

Кстати, выучил он его откровенно неважно. А Зеленский, как мы убедились на дебатах, разговаривает на нем еще хуже. Министр внутренних дел Арсен Аваков на нем, к примеру, вообще не говорит.

Интересно, что согласно одной из поправок закон не распространяется на Раду, в которой часто происходят баталии из-за использования русского языка. Просто дело не в том, что многие депутаты принципиально используют русский, а в том, что они банально не знают мовы — вот они себя и решили вывести из-под навязанного населению закона.

Что касается «языковой инквизиции», или как там ее будут называть — «инспекции», то, как это работает, мы опять же можем посмотреть на примере прибалтийских стран. К примеру, как штрафовали отстраненного мэра Риги за общение с гражданами на русском. А ведь дело в том, что в отличие от самого Нила Ушакова, большинство его избирателей не знают латышского, потому он и не использует государственный язык для общения с ними, а не потому что ему так хочется. Сам Нил Ушаков, как и некоторые русские по происхождению евродепутаты от стран Прибалтики, — яркий пример того, как можно русскоязычного встроить в местный нацбилдинг, за пару поколений превратив его в человека, по сути, не являющегося русским. Это в лучшем случае. А в худшем — и вовсе во врага России, ведь многие заядлые бандеровцы сами говорят исключительно на русском, ненавидя страну, давшую этот язык.

Повторю, Украина хочет пройти этот путь за несколько лет, неудивительно, что принятие этого закона было так важно для уходящей администрации — при новой его могли как минимум отложить.

Кстати, Зеленский, несмотря на то, что ранее всячески выступал за постепенную ассимиляцию русскоязычных, усомнился в целесообразности принятия этого закона в нынешнем виде. На своей станице в «Фейсбуке» избранный президент написал, что намерен провести тщательный анализ закона после официального вступления в должность. Он обратил внимание на то, что закон был принят без достаточного обсуждения с общественностью, вдобавок к нему было внесено более двух тысяч поправок, что может свидетельствовать об отсутствии единого мнения по поводу его положений в Раде.

«Сегодня трудно спрогнозировать последствия принятия этого закона — окончательный его текст, с учетом всех поправок, пока недоступен», — написал он.

Почему же трудно спрогнозировать? Посмотрите на Крым, который сбежал от всего этого. Посмотрите на Донбасс. Думаю, этот закон только подтолкнет приостановившийся было распад Украины.

В любом случае Зеленскому он здорово осложнит жизнь, хоть и принят был при Порошенко. Тот может радоваться — он заложил после своего ухода мину замедленного действия под президентское кресло и под всю страну.

4 872