Китай в евразийском видении | Продолжение проекта «Русская Весна»

Китай в евразийском видении

В эти дни в Москве проходят встречи российских и китайских экспертов. В частности, завтра в пресс-центре МИА «Россия сегодня» состоится пресс-конференция директора Института изучения Китая Фуданьского университета Чжан Вэйвэя. Речь пойдёт о перспективах российско-китайских отношений, а также о сопряжении интересов России и Евразийского экономического союза с китайской инициативой «Один пояс — один путь».

О Китае в России знают мало, ещё меньше — о российско-китайском сотрудничестве в сфере формирования многополярной альтернативы западной однополярности. А главный источник информации о Китае — американские программы, накачивающие тему «китайской угрозы» для России, разрабатываемые одна за другой ещё с конца 1980-х годов.

Цель антикитайской кампании в России (как, впрочем, и антироссийской в Китае) — обычная для Запада и англосаксов: нейтрализовать две главные угрозы для западной глобальной гегемонии руками друг друга. Так уже было в середине XX столетия в Европе. И прежде — неоднократно, в том числе с участием России. Поэтому в объективной оценке китайского взгляда на мироустройство, в анализе российско-китайского сотрудничества, в исследовании теории многополярного мира и в проработке её прикладных аспектов мы реально заинтересованы как никогда. Если, конечно, не пожелаем сгореть в топке российско-китайского противостояния по американскому сценарию.

Главная же основа для российско-китайского сотрудничества — это евразийское мировоззрение, детально проработанное ещё в начале 2000-х годов группой интеллектуалов-альтруистов, как говорится, на будущее. И вот теперь, особенно после подписания Совместного заявления Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия, будущее нашего сближения в пространстве Евразии близко как никогда.

Рассмотрим же специфику китайского развития в евразийской оптике, дабы вычленить точки соприкосновения, отбросить всё, что мешает, и вместе с тем перенять положительный опыт китайского пути без нанесения ущерба собственным интересам.

Основа евразийского подхода — геополитика, и в этой сфере именно участие Китая в многополярном проекте сделало его необратимым. Конечно, по законам геополитики именно Россия представляет собой основу евразийского хартленда, геополитическую ось истории, как определял её английский исследователь геополитики Хэлфорд Маккиндер. Но парадоксальным образом, вопреки всякой логике и здравому смыслу в течение почти двух десятилетий Россия с маниакальной одержимостью двигалась по пути геополитической самоликвидации, силком запихивая себя в западный глобалистский проект.

Доходило до смешного: российское руководство устами ельцинского министра иностранных дел Андрея Козырева прямо отказывалось от своей геополитической субъектности, заявляя, что «у России нет национальных интересов», а есть лишь интересы глобального Запада, чем отправляла американских визави в состояние когнитивного диссонанса. К такому самоубийственному встраиванию в глобалистский проект были не готовы даже они.

Тем более нереальными выглядели на этом фоне сначала заявления, а потом и усилия Владимира Путина по формированию, а затем и реализации многополярной альтернативы.

В это отказывались поверить как на Западе, в американских стратегических центрах, так и во внутренней «шестой колонне» либералов и геополитических атлантистов — выкормышей гнезда приснопамятного Козырева, которые не только не хотели верить в возможность выхода из западного глобалистского проекта, но и по сей день открыто саботируют усилия президента в этом направлении.

Решающим в реализации многополярного проекта стал именно фактор Китая, который спокойно, обстоятельно, всем своим весом — не только экономическим и стратегическим, но и цивилизационным — поддержал многополярный проект, евразийский по своей основной, геополитической сути, чем сделал его необратимым, переведя из разряда теоретических разработок в разряд неотвратимой данности.

При этом нельзя сказать, что Пекин полностью отверг глобализацию. Напротив, Китай на сегодня — одно из государств, которое глобализацию поддерживает, но… понимает её совершенно по-своему.

Глобализация по-китайски — это ни в коем случае не единоличное доминирование Запада. Это не безусловный идеологический диктат либеральной догматики. Это не безудержные, человеконенавистнические рыночные законы в духе «человек человеку волк», как принято понимать рынок на Западе. Глобализация по-китайски — это не бесполый плавильный котёл человеческой биомассы, не расчеловечивание Запада, не стирание и смешение идентичностей.

Всё как раз наоборот.

Китай против единоличного доминирования Запада и за цивилизационный плюрализм. А это евразийский тезис. Китай выступает против либерализма, реализуя социалистическую альтернативу: принцип социальной справедливости, благосостояние для всех, «человек человеку брат», помощник в достижении успеха и созидатель общего, а не личного благосостояния. А это не что иное, как евразийский принцип постановки общего над частным.

Китай за сохранение органической, естественной, коллективной идентичности. За преемственность своей многотысячелетней истории, что прямо прописано в документах Коммунистической партии Китая, причём коммунистической совершенно не в том смысле, в котором это принято понимать на Западе, и не в том, в каком мы приняли коммунистическую идею от того же Запада, пытаясь реализовать её буквально, на западный манер. Коллективная идентичность, являющаяся базовым элементом китайской цивилизации, — это тоже евразийский подход, альтернативный западному индивидуализму и атомарности.

Что же тогда глобалистского, западного и модернистского в Китае? А всё, что не противоречит основам китайского мировоззрения и бытия. Секрет китайского успеха в том, что они, в отличие от нас, критично переосмысляют всё, что принимают с Запада, на свой манер.

Да, цивилизация (не нация, не класс, не индивид) как основа миропорядка, главный его субъект. Но не западная цивилизация как единственная, объявившая себя эталоном, а всякая цивилизация. И китайская прежде всего. Это глобализация. Но не однополярная, а многополярная, то есть евразийская.

Да, Китай развивает рыночные отношения, как у глобалистов. Но это совершенно иной рынок — капитализм на общее благо, а не в интересах отдельных богатеев, наживающихся на общем горе и бедах большинства.

Каждый китайский капиталист подчинён Коммунистической партии Китая и несёт на себе большую социальную нагрузку. То есть реализует принцип, обратный западному: не частное выше общего, воспринимаемого как источник индивидуальной наживы, а наоборот — заработок и развитие в интересах общего. Постановка общего над частным — основа евразийской экономики.

Ко всему этому — социальная справедливость (а не безудержная нажива и эксплуатация), сильное (а не служебное, как на Западе) государство и этические нормы, а не беспринципность и цинизм, предлагаемые западными глобалистами. Китай тоже за модернизацию, но без вестернизации, за материально-технический прогресс, но без его обожествления, за развитие, но не любой ценой. Китай, его вечная цивилизация, как её видят сами китайцы, берёт от глобализации, модернизации и Запада всё… что ему подходит, перетолковывая всё это на свой манер. В этом суть евразийского подхода.

Конечно, нас интересует в первую очередь Россия, даже если мы пишем о Китае. Что взять у Китая, что заимствовать, перенять? Апологеты американского проекта антикитайской истерии так нас запугали, что в первый момент хочется ответить: «Ничего! Китай — это не Россия (и это так), и ничего китайского нам не надо». Но это если эмоционально. А если подумать?

России нужен китайский подход к принятию любых идей. Мы, русские, привыкли кичиться своей открытостью и бесшабашностью. Но и то и другое постоянно норовит сыграть с нами злую шутку. Мы настолько открыты, что принимаем в себя всё, что к нам приходит. Мы настолько бесшабашны, что принимаем это некритично, скопом, как есть (в первую очередь с Запада), тем самым разрушая себя.

Всякий раз мы пытаемся реализовать у себя ту или иную западную химеру, будь то коммунизм или либерализм, совершенно забыв о том, что у нас есть своя культура, своя идентичность и своё мировоззрение.

Наша цивилизация пусть и не столь древняя, как у китайцев, но уж куда более глубокая и многогранная, развитая и одухотворённая, нежели у Запада в его европейской версии, и значительно более глубокая и осмысленная, чем у выскочек-американцев с их подростковым сознанием двухвековой истории. Поэтому и исходить при принятии или отбрасывании тех или иных «достижений» (особенно с Запада) нужно из того, что есть наша цивилизационная, русская, евразийская матрица.

Как ни парадоксально, но, несмотря на то что евразийское мировоззрение было разработано русскими интеллектуалами начала XX столетия, а в деталях отточено и доведено до уровня полноценной идеологии русскими интеллектуалами постсоветской эпохи в 1990-х — начале 2000-х, если что и заимствовать нам сегодня из Китая, то это… евразийство. Его подходы и практический аспект, его прикладное измерение, его успешное воплощение. Критично переосмысляя и перетолковывая всё в нашем ключе. Ради гармонии и развития.