«Мовный закон» — последний «привет» от Порошенко | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Мовный закон» — последний «привет» от Порошенко

Торопясь воспользоваться последними днями на своём «железном троне», тающий как снеговик в жару Пётр Порошенко направо и налево раздаёт ордена, новые должности, назначения, но самым большим своим «прощальным приветом» он решил сделать языковой закон. О тотальной украинизации всего недоукраинизированного.

Рада закон приняла, Порошенко подписал, 16 мая текст был опубликован в прессе, и стало быть — через два месяца вступать закону с официальным названием «Про забезпечення функціонування української мови як державної» (Про обеспечение функционирования украинского языка как государственного) в силу.

Закон этот, несмотря на своё содержание, которое успело вызвать волосодыбомвставание даже у привыкших ко всему за последние пять лет украинцев, не так очевиден, как кажется на первый взгляд. Его текст — одно, а цель — другое.

К тексту мы перейдём чуть ниже, а пока сразу скажем о цели.

Цель же — достаточно сиюминутная: Рада — в общем и целом не полностью такая уж прямо националистическая — принятием нового закона продемонстрировала Зеленскому, что способна действовать как скоординированное целое, и не позволит себя так просто распустить — что Зеленскому явно бы следовало сделать первым делом после инаугурации. Приняв закон, Порошенко показал фигу Зеленскому как человеку, который теперь будет вынужден что-то делать с этим принятым чудовищным уродством, а Рада показала фигу из своих соображений. В общем, теперь Зеленскому предстоит трудный выбор, что с этой пакостью делать. То, что оставлять нельзя — и так понятно.

А что там, внутри пакости? А там, как обычно — нацизм, бред и репрессии. И ма-а-аленькие «островки безопасности» для тех, кто сам этот закон принимал.

Ну, про агрессивный национализм — ясно без пояснений. Закон запрещает функционировать всем образовательным и дошкольным учреждениям на русском языке. При этом на крымско-татарском и языках стран ЕС (Венгрия, Румыния и пр.) — можно. Сто тысяч украинских венгров — полноценные люди, 10 миллионов русских — нет. Закон окончательно закатывает в украиноязычный асфальт теле и радиовещание, доводя в нём долю держмовного контента до 90%. Печатные СМИ можно частично издавать не на украинском только в том случае, если 50% тиража будет таки на государственном. То же — про книжные магазины: 50% ассортимента. Ну, и так далее. То, что газета или журнал, которые будут издавать половину тиража, который заведомо не будет распродаваться, не протянет и пары выпусков — никого не волнует.

С нацизмом — понятно. Но сколько же там ещё и бреда!!!

Например, про то, что ТЕАТРАЛЬНЫЕ представления на русском языке должны сопровождаться украинскими СУБТИТРАМИ. Каким образом в театре реализовать субтитры — загадка. Наверное, плакатами из первого ряда, меняющимися со скоростью жонглирования.

Или про то, что все научные мероприятия (конференции, круглые столы, симпозиумы) должны идти только и исключительно на… ну, на этом самом, вы поняли. У меня только одна просьба к «мовнюкам» — пожалуйста, переведите в качестве разминки на вашу «спивучу мову» этот простенький фрагмент из Гегеля:

«Из сравнения качества с количеством легко увидеть, что по своей природе качество есть первое. Ибо количество есть качество, ставшее уже отрицательным; величина есть определенность, которая больше не едина с бытием, а уже отлична от него, она снятое, ставшее безразличным качество. Она включает в себя изменчивость бытия, не изменяя самой вещи, бытия, определением которого она служит; качественная же определенность едина со своим бытием, она не выходит за его пределы и не находится внутри его, а есть его непосредственная ограниченность».

Короче, можно не обращаться к гадалкам и мольфарам — бОльшая часть научных мероприятий по дисциплинам, требующим отработанного и чёткого словарного запаса, не состоится никогда. Останутся разве что симпозиумы по животноводству. Как говорится, «окончательное прощай» достижениям мировой цивилизации, доступным при посредстве русского языка. Великого и могучего, в отличие от.

Не вполне очевиден для широкой публики, но, вероятно, крайне огорчит вебмастеров и SEO-шников и пункт про полный перевод всех наименований продукции в интернет-магазинах на другой язык. Потому что с таким трудом наработанная поисковая выдача может рухнуть в ад, вместе с продажами и прибылью. Люди не станут искать товары, наименование которых им незнакомо. Реклама «Акция на нацюцюрникы» мало кого привлечёт.

Плавно переходим к репрессиям. Они предусмотрены в огромном количестве!

Начать с того, что ВСЕ чиновники, нотариусы, адвокаты, а самое главное — работники образования и сотрудники государственных и коммунальных предприятий должны сдать экзамены новосозданной по закону Нацкомиссии по стандартам украинского языка и получить СЕРТИФИКАТЫ, без которых работать дальше нельзя. Уборщицы в ЖЭКе, сантехники, газовщики, дворники и так далее, и так далее — все они теперь должны будут мести улицы и чинить трубы на украинском языке.

Обслуживание в магазинах и общепите на мове уже не раз становилось в последние пару лет поводами для ожесточённых конфликтов — разные Ницои и Фарионы швырялись в лицо кассирам мелочью и подавали на них в суд. Теперь всё ещё боле ужесточится — за первое нарушение штраф в 6800 гривен, за второе — 12 000.

Вот тут мы снова вынуждены вернуться к пункту про бред. Дело в том, что — только не смейтесь от такого откровения! — современного украинского языка, строго говоря, нет. В том смысле, что непонятно — какое слово считать украинским, а какое — нет. Основной источник такой трактовки — 11-томный «Словник украинской мовы» ещё советской эпохи, на базе которого периодически переиздаются обновлённые версии. Но сейчас в мовной сфере творится полный бардак: сотни и тысячи диалектных и польско-западенских словечек так и прут в языковую норму. И представьте себе ситуацию на кассе:

— Ваши котлеты.

— Цэ не «катлеты», а трампампульки.

— Яки таки трампампульки?

— Ничого не знаю, у нас у сели так говорять. Полици-и-ия!

И что суду делать? Штрафовать или нет? Созывать симпозиум лингвистов — какое слово более украинское?

Однако есть, есть в языковом законе поистине изумительный нюанс! ДЕПУТАТЫ ИСКЛЮЧЕНЫ ИЗ ЧИСЛА РЕПРЕССИРУЕМЫХ. Чиновникам, дипломатам, госслужащим и пр. сдавать экзамены надо, а депутатикам — нет. Пацаны решили самих себя не напрягать. Как тут не вспомнить цитату из нашей статьи на эту же тему: «Украинцы — это те, кто ЗАСТАВЛЯЮТ других говорить на украинском. При этом им самим говорить на нём необязательно».

Блогер Олеся Медведева метко и зло сравнила это с поведением выродков из «Обитаемого острова»:

Да, и армия тоже исключена из загона украинизируемых. Людям с оружием можно говорить на каком они желают языке. У них же — оружие.

Единственный аспект хорошего во всём этом заключается в том, что все эти меры по внедрению языковой инквизиции существенно отсрочены — что-то на год, что-то — на полтора, или на два. Собственно, «минёры» из Рады заложили бомбу замедленного действия так, чтобы точно самим не пострадать при взрыве.

У Зеленского есть время на её обезвреживание. Но ему нужно спешить.

2 022