Анкара сближается с Гаваной | Продолжение проекта «Русская Весна»

Анкара сближается с Гаваной

Министр иностранных дел Кубы Бруно Родригес принял в Гаване своего турецкого коллегу Мевлюта Чавушоглу, который стал первым министром иностранных дел Турции, за последние 20 лет посетившим Кубу с официальным визитом. Ранее Чавушоглу провел встречу с председателем Национальной ассамблеи народной власти Кубы Эстебаном Лазо. МИД Кубы сообщает, что «в ходе дружественной встречи стороны обсудили двусторонние связи, а также ратифицировали взаимное желание расширять и диверсифицировать существующие связи, особенно в области торговли и сотрудничества». Чавушоглу отметил, что две страны имеют одну и ту же позицию по ряду глобальных вопросов. Помимо этого, он пригласил председателя Госсовета Кубы Мигеля Диаса-Канеля посетить в этом году Турцию и встретиться с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом.

По оценке многих турецких экспертов, Чавушоглу продолжает реализовать прорыв Анкары на латиноамериканском направлении. Они связывают его с посещением Эрдоганом континента в ноябре прошлого года «с целью укрепления связей со странами региона». Впрочем, президент ранее уже бывал на Кубе в феврале 2015 года, когда совершал вояж в Чили, Перу и Эквадор. И тогда его визит на остров называли «странным», хотя он совпадал с моментом, когда Гавана налаживала прямые контакты с США. Сейчас ситуация иная. Политика Турции приобрела новый импульс, когда Эрдоган сделал важный геополитический ход, поддержав президента Венесуэлы Николаса Мадуро в таких выражениях: «Брат мой Мадуро, держись! Мы с тобой». При этом Анкара обвинила США и ряд стран Латинской Америки во вмешательстве во внутренние дела Венесуэлы.

Президент Турции, сам переживший попытку государственного переворота в июле 2016 года и отлично знающий, когда, где и кем писался такой сценарий, с пониманием и солидарностью отнесся к событиям в Венесуэле. Так, Анкара впервые за долгие десятилетия бросила открытый вызов американцам в Латинской Америке, которые США традиционно считают исключительной зоной своих интересов. Турция показала, что расширяет собственную внешнеполитическую географию, наряду с традиционными ближневосточным и европейским направлениями, обращая внимание на Латинскую Америку и персонально на Кубу. В данном случае, на наш взгляд, фактор экономического эффекта для Турции от сотрудничества со странами региона отходит на второй план. Анкара, бросая вызов Вашингтону в его «южном подбрюшье», стремится позиционировать себя в качестве мировой державы.

К тому же турки видят, что в Каракасе у американцев многое идет не так, как планировалось. По мнению турецкого издания Sabah, Анкара «получает возможность для широкого маневрирования вплоть до посредничества между Каракасом и Вашингтоном или даже властями и оппозицией Венесуэлы». Отметим еще одну особенность ситуации: сближение между Турцией и Кубой происходит на фоне альянса Турции с Россией на сирийском направлении и расширения между двумя странами торгово-экономического и военно-технического сотрудничества, совпадения многих стратегических интересов Москвы, Анкары и Гаваны на международной арене. Если Куба — это ключ к Латинской Америке, от того, кто окажется ближе к нему, будет зависеть будущее огромных реализованных или упущенных торгово-экономических и, наконец, новых геополитических возможностей.

Хотя до настоящего «открытия» Турцией Латинской Америки и Кубы еще далеко. Пока есть авансы, заявки на перспективу, амбициозные геополитические и другие цели, стимулы к развитию двусторонних отношений и торгово-экономического сотрудничества. Главное в том, удастся ли Анкаре удержать намеченный курс, выдержать возможное давление США, чтобы выстроить долгосрочные отношения с Кубой с прицелом на стратегическую перспективу.