Азербайджанские военные учения и армянские потрясения | Продолжение проекта «Русская Весна»

Азербайджанские военные учения и армянские потрясения

Азербайджан начал третьи в этом году оперативно-тактические учения, которые будут продолжаться до 24 мая. Они проводятся под руководством министра обороны Закира Гасанова в соответствии с планом, утвержденным президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Согласно сведениям министерства обороны, в них принимают участие 10 тысяч военнослужащих, будут задействованы 150 единиц бронетехники, до 200 ракетно-артиллерийских установок разного калибра, реактивных систем залпового огня и минометов, до 35 самолетов и вертолетов.

Те же источники сообщают, что «в ходе учений с боевой стрельбой на различных полигонах в ночное время, в сложной рельефной и радиоэлектронной обстановке, будут выполнены задачи по организации слаженности среди танковых, авиационных, артиллерийских воинских частей и других боевых элементов». А также «будут отрабатываться действия по применению десантных и специальных маневренных сил в глубине обороны противника, нанесение контрударов и переход в наступление». Эти учения называют масштабными. Хотя, если вспомнить, в апреле 2017 года Баку на аналогичных военных учениях задействовал более 30 тысяч военнослужащих, более 250 танков и единиц бронетехники, до 200 ракетно-артиллерийских установок, систем залпового огня и минометов, 25 единиц боевой авиации, беспилотники. При этом они проводились в «условиях, приближенным к боевым». И это было после апрельской войны 2016 года, когда обстановка на линии соприкосновения между конфликтующими сторонами в нагорно-карабахском конфликте оставалась очень напряженной, не прекращались ни на сутки обстрелы с обеих сторон.

А что сейчас? В глаза бросаются серьезные нюансы. Прежде всего, то, что Баку анонсировал контрнаступательный, а не наступательный сценарий, хотя в последнее время с его стороны нет-нет, да и раздается воинственная риторика в адрес Еревана. Пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян, комментируя нынешние военные учения Азербайджана, заявила, что Баку «нарушил свои обязательства в ОБСЕ, заранее не сообщив организации о предстоящих учениях, что не способствует миру и стабильности в регионе». По ее словам, «этот вопрос будет поднят в ОБСЕ уже завтра». Дело в том, что, согласно Венскому документу 2011 года, об учениях нужно уведомлять, если в них задействованы, по крайней мере, 9 тысяч человек, 250 танков или 500 боевых бронированных машин, 250 самоходных и буксируемых артиллерийских орудий, минометов и реактивных систем залпового огня.

Впрочем, Азербайджан и ранее игнорировал это положение, мотивируя это тем, что Армения сама нарушает положения Венского документа, не информируя ОБСЕ о численности живой силы и военной техники, размещенной на «занятых территориях Азербайджана», местах дислокации. А также не говорит о военных учениях, проводимых на этих территориях, скрывает силы от соответствующей инспекции, предусмотренной Венским документом. Но к подобной дипломатической перебранке между Баку и Ереваном все давно привыкли. Фактом же является то, что накануне венской встречи Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна Баку проводил военные учения, что оценивалось Ереваном как средство давления на него со стороны азербайджанской стороны. Тогда в армянской столице было проведено закрытое совещание с командным составом армии.

Напомним, что Пашинян в тот момент озвучивал тезис об обязательности участия Степанакерта в переговорах по урегулированию нагорно-карабахского конфликта в качестве отдельной стороны. Азербайджан не принял эту идею, но и его военные учения не произвели на официальный Ереван ожидаемого впечатления. Сейчас, похоже, ситуация складывается несколько иная. Возможно, это чистая случайность, однако начало нынешних военных учений Азербайджана хронологически совпадает с появлением элементов политического кризиса в Армении, который стал наблюдаться после принятого 18 мая судьей Давидом Григоряном решения об освобождении из-под ареста экс-президента Роберта Кочаряна. Противники Кочаряна потребовали вновь заключить его под стражу, угрожая в ином случае акциями гражданского неповиновения. Хотя, возможно, кем-то ожидаемая «революционная экзальтация» так и не состоялась.

Может быть, не случайно в этот момент в некоторых бакинских изданиях появились статьи с заголовками типа «Пашиняну больше не будет предоставлена отсрочка». В них содержались намеки на готовящееся силовое решение нагорно-карабахской проблемы. Рассуждая теоретически, на фоне учений азербайджанской армии устраивать новое внутреннее противостояние в Армении и Республике Арцах (Нагорных Карабах) очень опасно. Хотя прямой связи между этими двумя событиями не выявлено. В то же время, согласно данным армянской газеты «Паст», Пашинян проводил закрытые интенсивные консультации с министром обороны Давидом Тонояном и начальником генштаба Артаком Давтяном, состоялся ряд закрытых совещаний, где обсуждались вопросы, связанные с военными учениями Азербайджана, которые, по оценке издания, считаются «рискованным явлением».

По сведениям газеты, именно этим обстоятельством, а также малочисленностью участников протестных акций в Ереване был обусловлен тот факт, что Пашинян изменил свою риторику и перешел «от эйфоричных и агрессивных заявлений и призывов в более конструктивное поле». Что бы это все значило?