Почему конфликт на Донбассе остается бессмысленной бойней | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почему конфликт на Донбассе остается бессмысленной бойней

Правда такова, что в украинской элите нет сил, реально заинтересованных в прекращении войны. Вся нынешняя украинская политика держится только на полярных схемах разделения. К сожалению, мир Украине может быть только навязан.

Возвращение Леонида Кучмы представителем в трехстороннюю контактную группу по Донбассу, которая заседает в Минске, кто-то воспринял, как первый шаг президента Зеленского на пути к миру. Мол, Кучма — проводник интересов своего зятя Виктора Пинчука, который, в свою очередь, тесно связан с американским истеблишментом. И, если в Штатах дадут сигнал мириться, будет кому и как действовать. В преддверии предполагаемой встречи Дональда Трампа и Владимира Путина на саммите G20 в Осаке, а затем — запланированной встречи Трампа с Зеленским, такой сценарий действительно может иметь место.

Если кому-то кажется, что конфликт на Донбассе заморожен, то это не так. Точнее, так только внешне. Все так же вяло стреляют, периодически гибнут бойцы и мирные жители по обе стороны фронта. Но донбасский конфликт давно вырос сам из себя и стал частью более общей повестки геополитического противостояния США, России и Европы. Во многом это противостояние про газ и многомиллиардный рынок сбыта в Европе. «Северный поток-2» готов почти на 60%, в США активно строятся СПГ-терминалы, в ряде европейский стран — на подходе регазификационные терминалы.

В Конгрессе лежат охапки повторяющих друг друга в разных вариациях законопроектов о новых санкциях против России и ее элит. Между Россией и США уже прекратили действие два из трех базовых договоров в сфере контроля вооружений, а судьба последнего — СНВ-3 должна будет решиться в 2020 г. У Кремля, вероятно, тоже заканчиваются аргументы: ставка на объединение оппозиционных сил вокруг Виктора Медведчука не оправдалась: даже если такое объединение состоится, оно не будет иметь права голоса в нынешнем украинском политическом раскладе.

Вашингтону не удалась задача-максимум — вытеснить Россию с европейского рынка газа более чем полностью, заблокировав транзит газа через Украину. Москва, в свою очередь, не смогла реализовать план газового блицкрига, быстро преодолев сопротивление сателлитов США в Европе, построив обходной газопровод в срок. Газовый рынок Европы придется делить, а сама война на уничтожение противника стремительно теряет смысл.

Зачем, если можно договориться: провести красные линии, обозначить сферы влияния в этой Первой газовой войне. В конце концов, взвинтить цену на нефть на пару десятков долларов, компенсировав недополученную долю рынка за счет европейской французской и немецкой домохозяйки. И при этом не перейти черту, за которой экономическое противостояние перерастает в ненужный вооруженный конфликт, за которым — темнота и пугающая неизвестность.

Конфликт на Донбассе в этом смысле утратил свою значимость. Если посмотреть на мотивационную часть американских законопроектов о санкциях против России, мы увидим, что там очень мало Украины. В большинстве своем они содержат посылы о вмешательстве во внутренние дела США — выборы, кибератаки, Скрипали и тому подобное. Санкционная эпопея, которая станет неотъемлемой частью грядущих выборов в самих США, вполне может жить и без Украины.

При этом, если Обама, по словам Трампа, «позволил Путину захватить Крым», то он, Трамп, может пойти на второй срок с разрешенным конфликтом на Донбассе в активе. Ведь реальных достижений у Трампа в международной политике немного, если они вообще есть. Переломить Китай не вышло, с КНДР переговоры не заладились, Иран идет ва-банк, Турция выходит из орбиты влияния НАТО и т. д. Донбасс для Трампа — самый простой и быстрый способ получить результат. «Этот страшный конфликт мог перерасти в новый ядерный кризис, за порогом которого — только новая мировая война». Такими могли бы быть передовицы СМИ. В конце концов, слова для описания победы можно подобрать самые разные — на это есть Fox News.

Проблема в том, что к стремительному завершению конфликта в Донбассе пока не готова сама Украина. Ведь, как написал в конце 2016 года в своей колонке в Wall Street Journal упомянутый Виктор Пинчук, это потребует от Киева болезненных компромиссов. Отказа от вступления в НАТО, признания того факта, что в обозримой перспективе Крым не вернуть, начала диалога с Россией и непризнанными республиками. Инерция украинского общества, которое пять лет накачивали и продолжают накачивать жесточайшей русофобской пропагандой, слишком велика. А баланс сил, формирующий вокруг нового президента Владимира Зеленского, пока еще слишком хрупкий. Мы видим, что быстрых решений о прекращении огня от нового главы государства нет.

Неожиданный окрик из Вашингтона — «сворачиваем активность!» — лишит работы и достатка слишком многих: тех, кто зарабатывает на войне, отжимает под патриотическое улюлюканье бизнесы, и тех, кто списывает на войну все свои промахи. Интересантов завершить войну в украинской элите не так уж и много. Достаточно посмотреть на недавний междусобойчик националистов и лидеров новой Партии мэров вокруг снесенного памятника Георгию Жукову в Харькове. Одни валят, другие восстанавливают — никто не в обиде, народ одурачен. Необходимый градус истерии, который держится на стравливании украинцев между собой, нужен политикам, как воздух.

И, если описанный здесь сценарий действительно будет иметь место, украинский котел может не выдержать кипения. Правда такова, что в украинской элите нет сил, реально заинтересованных в прекращении войны. Вся нынешняя украинская политика держится только на полярных схемах разделения. К сожалению, мир Украине может быть только навязан.