Американские активы на Ближнем Востоке | Продолжение проекта «Русская Весна»

Американские активы на Ближнем Востоке

Укрепление сотрудничества Вашингтона с Иерусалимом и политическое сближение с ним в ходе двух с половиной лет правления Трампа укрепило американские позиции на Ближнем Востоке. США опираются на надежного союзника, не размещая при этом на его территории военных баз и не рискуя жизнью собственных солдат. Стабильно обстоят для американцев дела и на Аравийском полуострове, где традиционно проамериканские режимы не меняют основного курса.

Тем не менее главной целью своего участия в ближневосточных делах в Вашингтоне видят ликвидацию прямых и косвенных угроз безопасности и интересам США. Тут в первую очередь вспоминаем ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Аль-Каеду (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В послужном списке этих объединений радикальных исламистов множество сотен терактов, направленных против американских объектов и граждан США. Часть из них была совершена на американской территории.

Напомним, что вторжение в Ирак и военные удары в Сирии были одобрены Конгрессом именно для ликвидации террористической угрозы для граждан США. Если операция против Ирака базировалась на ошибочных умозаключениях и на обрывчатых клочках информации, то американские действия в Сирии и в Ираке последних лет были сосредоточены исключительно на ликвидации ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Ближневосточные хитросплетения не по уму далеким от этой многолабиринтной тематики. Вопреки представлениям обычных читателей, американцы в Ираке сотрудничали в ряде случаев с иранскими военными подразделениями там по уничтожению ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Более того, они не имели разрешения Конгресса даже на попытку препятствовать там в чем-то иранским подразделениям, которые использовали территорию Ирака для переброски в Сирию.

Знающие толк в начальной географии согласятся с тем, что иранское вторжение на сирийскую территорию было невозможно без прохождения иракской территории. Поскольку решения о военном участии США в сирийской бойне принимались при президенте Обаме, то нет причины удивляться, что американская армия не получила никаких полномочий на противодействие иранской экспансии. Понятно, что администрация Трампа вовсе не возражает против точечных ударов Израиля по иранским и ИГИЛовским (организация, деятельность которой запрещена в РФ) объектам на территории Сирии, но сами последовательно избегают любых шагов по стеснению действий Ирана и его шиитских ополченцев.

На сегодняшний день американцы могут зафиксировать серьезные успехи в охоте на угрожающих им радикальных исламистов. После 9 сентября 2001 года менее сорока граждан США погибли в терактах на американской территории, организованных экстремистами от исламистской идеологии.

Не подтвердившиеся кусочки сведений о связи Саддама Хуссейна с террористами Аль-Каеды (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и неверные оценки о состоянии на 2003 год иракской программы по химическому оружию привели к общей негативной атмосфере в США при обсуждении иракской войны. И здесь уместны и критика, и порицание, и выводы на будущее. Тем не менее последствия вторжения в Ирак не однозначно пагубны для американских интересов. О чём любит говорить нынешний советник президента по национальной безопасности Джон Болтон.

Да, американские действия были одним из катализаторов «арабской весны» и выплеска суннитского радикализма по всей округе. Но в Вашингтоне не могли не отметить успехов в предотвращении терактов на территории США и против американских объектов за рубежом. Военные операции в Ираке и в Афганистане способствовали этому. Невзирая на отмеченный выше фактор радикализации суннитов в Ираке.

Есть и добавочная причина у американцев для умеренной отрады. Саддам Хуссейн представлял для них потенциальную угрозу. Да, он приостановил программу по производству оружия массового уничтожения к 2003 году, но до того активно занимался этим и успел широко применить химическое оружие в войне против Ирана и при подавлении курдского сопротивления.

К началу войны в 2003 году армия Ирака насчитывала около 300 тысяч хорошо подготовленных бойцов, 400 тысяч военных второго эшелона и еще 850 тысяч потенциальных призывников, готовых к роли народных дружин. Сегодня армия Ирака насчитывает не более 30 тысяч бойцов и не берется в расчет при обзорах ближневосточных военных сил.

Подобная же картина наблюдается и в Сирии. Там это произошло не в результате американских действий, но тем не менее уход со сцены сирийской армии можно тоже отнести к активам Вашингтона на Ближнем Востоке.

Кто-то возразит, что и Россия укрепилась за это время в регионе. И мы полностью примем такой посыл. Он требует обсуждения в отдельной статье.

1 449