Возвращение России на Ближний Восток | Продолжение проекта «Русская Весна»

Возвращение России на Ближний Восток

Последние годы отмечены активизацией России на Ближнем Востоке после многих лет неучастия в делах региона. Советский Союз был крепким и неистомным игроком в арабском мире, поддерживая светские режимы и террористические организации антиизраильской нацеленности. В активах Москвы с конца пятидесятых и до развала СССР оказались Египет, Ирак, Сирия, Ливия и практически все палестинские боевики. Во всех этих случаях советская поддержка предназначалась для авторитарных светских арабских режимов, тяготевших к социализму и готовых не присоединяться к проамериканским и прозападным политическим коалициям.

К началу семидесятых годов Москва превосходила всех конкурентов в мире по степени влияния там. И тогда вступили активно в игру США. Вашингтон осознал стратегическую важность территориально малого Израиля только к тому времени. Военное и политическое партнерство с Иерусалимом оказалось для американцев неожиданно выгоднейшим проектом. При этом они сохраняли свои традиционно близкие отношения с Саудовской Аравией и Эмиратами, а также Кувейтом, Бахрейном и Катаром.

Баланс силы сильно изменился, когда в 1972 году Египет, главный советский партнер в регионе, выдворил советских военных советников и начал разворот к США. Этот маневр стоил Израилю Синайского полуострова, который он отвоевал у египтян в 1967 году, но в период 1975–1982 вернул полностью по американскому настоянию. Если бы Египет оставался в сфере влияния СССР, то подобные территориальные уступки со стороны Израиля были бы маловероятны.

К концу семидесятых в рядах палестинского террористического сообщества начали всё явственнее проявляться исламистские тенденции. А это автоматически означало противодействие советскому вторжению в Афганистан, а позже — участие в войнах в Чечне и Югославии. К этому надо добавить досадную для Москвы смену власти в Иране. Если шах был лояльным партнером, то режим Хомейни провозгласил СССР «малым сатаной» и нередко действовал враждебно. Так, созданная при его поддержке террористическая организация «Хезболла» взяла на заре своей деятельности, в 1985 году, четверых советских дипломатов в заложники. Один из них был зверски убит, а другие выпущены вследствие неконвенциональных действий спецназа при КГБ СССР.

Настигшее Москву ослабление с последующим развалом СССР привели к дальнейшей утере влияния на Ближнем Востоке. Единственным шагом вперед было восстановление дипломатических отношений с Израилем с последующей нормализацией их вплоть до стратегического сотрудничества в наши дни.

Российский «камбэк» на Ближний Восток рассматривается американскими и западными противниками Москвы как колоссальный успех. Подчеркнем, что ни США, ни их западные партнеры не пытались помешать России в ее стремлении занять ведущие позиции в Сирии и в Ливии. Более того, администрация Трампа относится безоговорочно нейтрально к активному сотрудничеству с Москвой со стороны ее ближайшего партнера, Израиля. Это касалось не только участия Нетаньяху в праздновании 9 мая на Красной площади с последующим участием в акции «Бессмертный полк». К примеру, Израиль позволил сирийским правительственным войскам взять полностью под контроль южные районы. Всё это по согласованию с Россией.

Статус России на Ближнем Востоке оценивается сегодня по-разному. Отсутствие экономических возможностей для участия в региональных проектах умаляет потенциальное влияние Москвы. Однако эффективность действий России в Сирии не подлежит сомнению. Именно массированные бомбардировки со стороны ВКС позволили президенту Асаду вернуть себе около половины территории, которая, казалось, ушла уже от него навсегда.

Важнейшим критерием для оценки российских действий в Сирии является последовательный успех в миновании афганского сценария. Россия не берет ответственности за сирийскую территорию, а заботится о двух своих военных базах и помогает режиму Асада укрепляться там, действуя преимущественно с воздуха. Не менее важным являются рекордно низкие показатели по терактам внутри России. В некоторой степени это является результатом действий ВКС в Сирии.

Знаменательно, что американские эксперты видят в укреплении российских позиций в Сирии и в Ливии грандиозный успех. Об этом написала в своей вышедшей два месяца назад книге «Putin’s world» Анжела Стент (Angela Stent), прослывшая ведущим авторитетом в сфере СССР и России. Помимо множества академических позиций, она успела поработать и на Госдеп, и на разведку. В ходе недавнего обсуждения книги с Катрин Стоунер (Kathryn Stoner), известным экспертом по России из Стэнфорда, она назвала возвращение на Ближний Восток одним из крупнейших успехов президента Путина. Ее ученая собеседница добавила, что американские военные были удивлены скоростью продвижения российских сил в Сирии.

Знаменательно, что обе дамы — постоянные гостьи на Валдайском форуме. Они прекрасно владеют русским языком и часто посещают Россию. Однако должна ли их тревога в связи в укреплением России на Ближнем Востоке стать решающим словом для лидеров России?

Только сегодня из Сирии пришли сведения о прямом столкновении регулярных сил турецкой армии с отрядами Асада в районе Идлиба. Высокая взрывчатость и низкая предсказуемость событий там требуют повышенной бдительности. И, определенно, успокаивающим фактором для России остается ее ограниченная, «неафганская», вовлеченность.