Демократический Моссовет | Продолжение проекта «Русская Весна»

Демократический Моссовет

Выборы в Мосгордуму, назначенные на 8 сентября, вызвали если не всеобщий интерес, то во всяком случае сильный энтузиазм освободительной публики. Она призывает неравнодушных людей всячески поддерживать навальнистов, среди которых первая по чести Л. Э. Соболь, объясняя, что с избранием её и ей подобных у нас запляшут лес и горы. Например, в городе прекратятся стройки, зато будут в большом количестве открываться школы и детские сады. Очевидно, эти заведения будут размещаться в реквизированных строениях — при прекращении строительства других вариантов не просматривается.

Молодёжный энтузиазм понятен. Движуха — это наше всё. Тем более что политическое юношество по естественным причинам не помнит, как начиналось и чем закончилось предшествующее преобразование столичной муниципии посредством широчайшей демократии. Хотя та история назидательна.

Весной 1990 года прошли не только совершенно свободные, свободные, как никогда до и никогда после, выборы народных депутатов РСФСР, чья судьба представляет собой отдельный сюжет. Тогда же был избран новый, демократический Моссовет.

Выборы 1989 года, на которых избрали народных депутатов СССР, всё же разочаровали демдвижение — решительные реформаторы, они же левые (так они тогда называли себя), всё-таки остались в сугубом меньшинстве. «Агрессивно-послушное большинство» временно восторжествовало. Что породило в тогдашнем триумвирате Ельцин — Попов — Собчак новую стратагему. Оставить надежды на не оправдавший себя Съезд народных депутатов СССР, а все силы направить на республиканские и местные выборы, куда и перетечёт власть.

Стратагема сработала. Причём не столько даже на уровне РСФСР — там силы разделились напополам, — сколько на уровне Моссовета и Ленсовета. В российских столицах демократы одержали триумфальную победу.

Сейчас, спустя 29 лет, явно есть желание если не полностью воспроизвести моссоветовский триумф 1990 года, то по крайности застолбить плацдарм. Получить в качестве московского главы Г. Х. Попова номер два сразу не получится, но шаг к этому будет сделан.

Желание понятное. Кроме того что плацдарм, сковывающий неприятеля, — это всегда полезно, если мыслить более стратегически, то начальство над столицей, к чему следует стремиться, есть важное и даже необходимое условие успешной революции. В революцию 1991 года демократический Моссовет внёс свою лепту.

Поэтому пафос предвыборной листовки 1990 года возродился и в 2019 году. «За суверенную и демократическую Россию! Огромное спасибо за поддержку наших кандидатов. Благодаря вам впервые в Моссовете сложилось прогрессивное большинство. Но борьба ещё не закончена (выборы были в два тура. — М.С.). Консервативные силы ради сохранения власти готовы сейчас на многое. Не удивимся, если в предвыборной борьбе они в очередной раз попытаются прибегнуть к дезинформации и даже фальсификации результатов голосования. Мы к этому готовы и рассчитываем на вашу поддержку». Подписи: «Ельцин, Попов, Станкевич, Травкин».

Расчёт оправдался, но что было потом?

Медовый месяц продолжался недолго. Собственно, уже в апреле 1990 года, спустя месяц после выборов, с избранием Г. Х. Попова председателем Моссовета и назначением Ю. М. Лужкова председателем Мосгорисполкома мавр сделал своё дело.

Крикливый депутатский корпус начал всё более тяготить демократических вождей. Особенно в связи со своей запредельной численностью, доставшейся в наследие от советских времён.

В Моссовете было 465 депутатов (больше, чем в нынешней Государственной думе).

По сравнению с лужковскими 35 депутатами МГД (что, напротив, комически мало), только сильно потом умножившимися до 45, цифра впечатляющая и гарантирующая вечевой характер собрания. Опять же надо учесть и состав, набранный «Демроссией» с бору по сосенке: более способные пошли в российские депутаты. Как отмечали апологеты собрания, «основой кадрового состава Моссовета была народная интеллигенция — это уникальный политический опыт, который ещё ждёт своих исследователей».

Исследователей всё ещё ждет, а последователи уже нашлись. Предлагаемые сегодня демократические кандидаты, а равно их приверженцы — это всё та же народная интеллигенция с теми же деловыми и политическими качествами. Тридцати лет как не бывало.

Моссовет первым восстал против демократического начальства. В сентябре 1991 года, когда на российском уровне ещё сохранялась эйфория, Моссовет митинговал под лозунгом «Мэрия — это Берия». Берианцы Г. Х. Попов и сменивший его (причём даже без формального вотирования) Ю. М. Лужков откровенно игнорировали народную интеллигенцию и разогнали её вместе с ВС РСФСР в октябре 1993 года.

Последующему лужковскому управлению можно вменить много нехорошего, недаром кипучий мэр в конце концов подобно Л. П. Берии вышел из доверия. Основной его raison d'être сводился к историческому анекдоту середины XIX века: «Императору Николаю Павловичу доложили, что петербургский полицмейстер Кокошкин сильно берёт взятки. «Да, я знаю, — отвечал Николай, — но покуда он в Петербурге полицмейстер, я могу спать спокойно».

Однако прискорбная судьба Москвы заключалась в том, что мэрия при всех своих качествах худо-бедно держала городское хозяйство под контролем. Электричество, водопровод, канализация, метро работали. Как бы они работали под руководством народной интеллигенции — хоть тогдашней, хоть нынешней, тем более что та же картина, только вид сбоку, — не хочется и думать.

А вспомнить опыт демократического Моссовета и сейчас не вредно.