Про «шакалов» и героев | Продолжение проекта «Русская Весна»

Про «шакалов» и героев

«Шакалы! Стервятники! Трупоеды!» Как часто я слышал это в свой адрес — на терактах, катастрофах, войнах. Одни бросаются на тебя с кулаками — явился наживаться на чужом горе. Так бывает, это часть профессии. Людям надо выместить обиду, на военных не прыгнешь, до власти не дотянуться, а журналист — вот он, перед тобой.

Другие держат за руку, смотрят сквозь тебя выплаканными глазами и говорят, говорят, говорят… Часто (не всегда) людям в большой беде хочется выговориться, поделиться хоть с кем-то своей тяжелейшей болью. Ослабить ее хотя бы на время — через воспоминания.

Сегодня морализаторы с девственной совестью и в белоснежных одеждах снова понукают: «Шакалы атакуют родных, друзей, бывших жен, одноклассников и управдома». И пичкают («шакалы», не морализаторы) публику сказками от экспертов и испытателей. Согласен, эксперты бывают разные. Сивков вчера доказывал, что никакой ядерной установки на аппарате не было, а Баранец ясно и четко сказал, что произошло в аккумуляторном отсеке. А первые имена погибших в прессе появились уже после того, как об их гибели сообщили родным. Представители Минобороны сделали это еще утром 2 июля, до официальных новостей об аварии.

И если бы не «шакалы» и «стервятники» — страна бы знала только их имена и наградной список, который в этот раз оборонное ведомство выдало беспрецедентно быстро. Да, не сразу, но надо было поднять послужные списки, кого-то рассекретить, найти все фотографии, сверить-перепроверить, пройти по иерархической лестнице… Но все равно в этот раз Минобороны сработало непривычно для военных катастроф оперативно и открыто. И уже сегодня названа основная причина. Такого не было НИКОГДА.
Но, повторюсь, если бы не «шакалы», то все, что вы читали бы сегодня — это сухие официальные сводки. Не имея возможности сопереживать, рисовать человеческие портреты погибших, сравнивать их с собой, ставить себя на их место и понимать, что это настоящие герои, а не просто портреты из личного дела с перечнем наград. Я знаю, что люди это делают, я вижу их трогательные комментарии, полные боли и сопереживания. Так чужая боль становится родной. И так, уж простите за пафос, страна в беде хотя бы какое-то время чувствует себя единой.

Снова цитирую маму Героя России Дениса Ветчинова: «Пока мы чувствуем боль, мы остаемся живыми. Пока мы чувствуем чужую боль, мы остаемся людьми». И я бы хотел сказать спасибо всем коллегам-«шакалам», потому что я знаю, какая это тяжелая работа.

PS Морализаторы еще предлагают организовать регламент информирования людей о подобных трагедиях. Ну да, был уже такой регламент — в Советском Союзе, когда 1 мая 1986 года людей выводили на праздничную демонстрацию. Много вам тогда по регламенту рассказали о Кыштымской аварии 1957 года? Или о взрыве баллистической ракеты на Байконуре в 60-м? 126 человек погибли. Или хотя бы про обрушившийся в Москве эскалатор в 1982-м? Если бы не «Пахтакор», вы бы и о столкновении двух Ту-134 над Днепродзержинском не узнали. Так что давайте с регламентами поаккуратнее.

3 447