Инопланетная цивилизация советского образца | Продолжение проекта «Русская Весна»

Инопланетная цивилизация советского образца

Накануне мне представилась возможность более детально ознакомиться с некоторыми экспонатами Центрального музея авиации в Монино.

Среди наиболее ярких впечатлений — интерьер советского трансатлантического авиалайнера 60-х годов 20 века Ту-114. Это действительно самолет из другого времени. Не в смысле хронологии, а в смысле духа той эпохи, который воплотился в его облике.

Того, кажущегося нынешним людям абсолютно сказочным и невероятным времени, когда человек был не просто куском биомассы, который требовалось утрамбовать в ограниченном пространстве как можно более плотно ради максимальной коммерческой выгоды. А именно Человеком. То есть, без дураков — конечной инстанцией и целью всего технического прогресса. Когда техника создавалась, прежде всего, для людей и для их удобства, а также для того, чтобы они чувствовали себя царями природы. А не ради того, чтобы выжать из этой «биомассы» последний рубль или доллар.

Специально подчеркиваю, это не какой-то эксклюзивный спецборт для членов Политбюро ЦК КПСС, а самый обычный авиалайнер, в стандартной пассажирской комплектации, предназначенный для рейсов на сверхдальние расстояния. Конечно, летали на нем через океан не кто попало. А в основном те, кому было положено по роду их деятельности — дипломаты, торговые делегации, артисты. Но как раз в том нет абсолютно ничего противоестественного.

И, кстати, этот самолет — один из образцовых примеров действительно умной советской конверсии. Не той идиотской, периода горбачевской «катастройки», когда вместо строительства уникальной космической межпланетной станции на высокотехнологичном заводе начинали тупо штамповать дауншифтерские кастрюли и сковородки. А когда на базе уже построенного и отработанного до мельчайших деталей стратегического бомбардировщика Ту-95, создавался не менее технически сложный, но вполне мирный межконтинентальный авиалайнер.

Притом, настолько по-русски огромный и не вписывающийся в воображение практичных и экономных западных обывателей, что у них даже не оказалось аэродромного трапа надлежащей высоты. И когда руководитель СССР Н. С. Хрущев прибыл на этой громадине в Америку, то к низкорослому местному трапу пришлось срочно присобачить нечто вроде стремянки, чтобы советский лидер смог попасть на американскую землю. И потому первое, что имели удовольствие лицезреть аборигены, это пардон, задницу нашего Первого секретаря, которую он не преминул показать Штатам. Не правда и символично?!

Тот самый курьезный момент со стремянкой. Прибытие Никиты Сергеевича в США. 15 сентября 1959 г. Авиабаза «Эндрюс».
И вот что характерно! В этом советском авиагиганте царила полная демократия. Никаких тебе особых «бизнес-классов»! Во всех салонах стояли одинаково удобные кресла. А в некоторых были даже установлены столы для приема пищи! Да, да — настоящие обеденные столы — между кресел. Эти салоны использовались в качестве общих столовых.

Да что там столы! В штат авиалайнера входил даже шеф-повар, который принимал заказы от пассажиров, как в хорошем ресторане!

В этом самолете были даже купе со спальными местами! То, что на хвастливом Западе нынче рекламируют как «эксклюзив» нынешнего «супергиганта» А-380. Который, тем временем, уже сняли с производства потому, что он оказался никому не нужен, кроме аравийских нефтедолларовых туристов.

Про туалетные комнаты на советском красавце-лайнере уже и не говорю. По сравнению с типовым нужником стандартного нынешнего «Эрбаса», куда едва влезает, пардон, задница, это просто инопланетная цивилизация. Такая себе слегка уменьшенная копия туалета Кремлевского дворца съездов. Но с тем же столичным шиком и с бескомпромиссным уважением к «пользователю». Вплоть до косметических столиков с передними и задними зеркалами в женском отделении.

Воистину, в Советском Союзе самолеты строили так, что чувство законной гордости за страну внушали даже туалеты на их борту. Вот как надо себя уважать!

И это непередаваемо духоподъемное чувство принадлежности к великой Цивилизации, для которой не было ничего невозможного, критически важно вручить как эстафетную палочку новым поколениям. И лучшее место для этого — такие вот уникальные музеи, где собраны лучшие творения советского технического гения.

Сегодня над их восстановлением и приведением в первозданный вид трудятся энтузиасты-добровольцы, входящие в движение волонтеров Центрального музей Военно-воздушных сил в Монино. Именно их, без преувеличения, самоотверженными, героическими и практически бескорыстными усилиями, восстают практически их праха, а порой даже из пепла, эти выдающиеся свидетельства величия нашей страны — крупнейшей авиационной державы мира.

И Ту-114 лишь один из них. Буквально рядом еще один уникальный аппарат — самолет-лаборатория Ту-104А. Именно благодаря этой машине, на которой искусственно, в крутом пикировании, создавалось состояние искусственной антигравитации, Человечество впервые познало чувство невесомости.

Тот самый салон Ту-104А, в котором первые космонавты впервые побывали в состоянии невесомости. Сейчас находится на реставрации
И этот самолет сегодня в далеко не идеальном состоянии. А если совсем честно, то когда я по шаткой стремянке поднимался на его борт, здешние обитатели убедительно просили меня не опираться на элементы конструкции во избежание «нештатной ситуации».

Работы здесь непочатый край. Не говоря уже о находящейся по соседству площадке местного «резервного фонда». Где ждут своей очереди на возвращение к жизни другие не менее уникальные машины. Такие, например, как этот Як-28 в варианте «спарки», которых по всему бывшему Союзу практически не осталось.

А ведь есть и такие аэропланы, которые до Монино еще не добрались. И вполне могут бесследно исчезнуть, будучи брошенными на своих нынешних местах обитания. Как, например, эта единственная в России летающая лодка Бе-6, которая доживает свои дни на острове Большой Грязный в Кольском заливе.

Но когда у здешних энтузиастов дойдут руки до таких разбросанных по всей стране уникумов, а их наверняка, сотни, если не тысячи, Бог весть. Тем более, что на сегодняшний день ни о какой инициативе всероссийского масштаба по инвентаризации этого богатейшего наследия, оценке его технического состояния и по принятию мер для обеспечения его надлежащей сохранности лично мне слышать не приходилось. Между тем, время, когда спасти эти самолеты еще не поздно, стремительно и необратимо уходит.

И на этот факт стоит обратить внимание тем, чьих полномочий, организационных и материальных возможностей вполне достаточно, чтобы использовать, возможно, последний шанс для спасения и защиты наследия великого прошлого. Без которого невозможно наше полноценное настоящее, ни, тем более, великое будущее.

2 544