Горемычный комик | Продолжение проекта «Русская Весна»

Горемычный комик

По итогам двух месяцев без одной декады комический артист В. А. Зеленский, которому 20 мая сего года вручили в Киеве президентскую булаву, мог бы повторить слова Фёдора Иоанновича, звучащие в финале трагедии:

«Моей виной случилось всё! А я —

Хотел добра, Арина! Я хотел

Всех согласить, всё сгладить — Боже, Боже!

За что меня поставил Ты царём!»

Различие, правда, в том, что царь Фёдор не стремился к престолу, тяжесть власти он нёс вынужденно, тогда как В. А. Зеленского никто силой не тянул в президенты. Когда же он взял булаву, началась трагикомедия.

Своим феерическим восхождением к вершине власти Зеленский во многом обязан политике своего предшественника. Носители самых разных взглядов могли бы сказать: «Не то что нам — врагам нашим надоел Петро Порошенко». Зеленский возглавил синдикат недовольных, чем и объясняются его феноменальные 73%, полученные человеком из ниоткуда.

Но как неоднократно случалось в истории, можно получить власть дуриком. Однако удержать её дуриком и что-то сделать дуриком, как правило, не получается. Тут нужно что-то более основательное.

При отсутствии же этого основательного мы видим трость, ветром колеблемую.

Вчера мы накрываем Донбасс огнём (а Зеленский вообще-то главнокомандующий, теоретически полномочный отдать стоп-приказ). Сегодня объявляем, что жители Донбасса, так уж и быть, могут пользоваться родным русским языком в казённых учреждениях. Не успевают жители переварить эту великую радость, как завтра мы снова бомбардируем ДНР и ЛНР. Чего вообще можно добиться, действуя таким противоречивым образом?

То же и в других сферах. Сперва мы объявляем, что если состоится встреча с Путиным, мы сразу сообщим ему, что Крым — украинский и Донбасс — тоже. То есть будет выставлено ультимативное требование немедленной эвакуации Крыма. Хорошо, если Путин покорно согласится. А если нет? Каков тогда будет предмет переговоров и будут ли они вообще?

Затем мы сообщаем, что встреча с Путиным может состояться в Минске в рамках нормандского формата, но при этом расширенного. Надо позвать не только Меркель и Макрона, там уже прописанных, но также Трампа и Терезу Мэй. Напрашивающийся вопрос: а как же Си Цзиньпин и Синдзо Абэ? Почему без них?

Тут Зеленский явно не понимает, что речь идёт о совершенно разных жанрах. Нормандский формат, изобретённый в 2014 году, — это не слишком успешная, но хоть какая-то попытка добросовестного посредничества Франции и Германии в разрешении конфликта на востоке Украины. Можно подвергать сомнению добросовестность Парижа и Берлина, но других посредников у меня для вас нет. Во всяком случае, все стороны согласились на их участие.

Формат, изобретённый Зеленским сейчас, предполагает, что к процессу подключатся Вашингтон и Лондон, хотя их никто ещё не спрашивал, а главное — не спрашивал мнения других участников.

Сколь приятно для России будет увидеть в Минске Терезу Мэй, понятно, но и на самой Украине звучат сильные сомнения. В таком широком составе это уже похоже на мирную конференцию, созываемую после войны, чтобы составить трактат о мире. Поскольку война отнюдь не кончена, а главное — нет общего мнения насчёт того, кто воюет, конференция по формуле «Винни-Пух и все-все-все» способна только замылить вопрос до полной невнятности. Как будто сегодня этой внятности много.

Когда налицо сильное незнание базовой дипломатической техники (мирные переговоры — что может быть более базовым?), тем более неадекватной является реакция на попытку народной (она же пинг-понговая) дипломатии, то есть на идею провести телемост между киевским каналом NEWSONE и ВГТРК с подчёркнуто аполитичной тематикой — «о сенокосе, о вине, о псарне, о своей родне» (учитывая анонсированное участие А. Н. Малахова, также, наверное, и о пикантных сложностях семейной жизни).

Цель таких мероприятий — несколько размыть образ врага, показать, что по обе стороны границы живут в основном не дьяволы с рогами, а грешное и обиходное человечество.

Иногда это приводит к чему-то путному, иногда нет, но, учитывая нынешний градус отношений между нашими странами, хуже уж точно не будет. Но если московское начальство проявило сдержанно-благосклонное отношение к начинанию, то киевское совершенно осатанилось. Генпрокурор Луценко возбудил дело о «покушении на совершение государственной измены путём предоставления информационной поддержки подрывной деятельности против Украины». Да дайте мне Блаженного Августина, я его сейчас по этой статье закатаю.

Слова и поступки пламенных сторонников «европейской солидарности» не удивляют. Это у них такой шлях и такая солидарность, при которой снижение напряжённости хоть на градус, хоть на полградуса есть злейшая измена.

Но и злополучный Зеленский туда же. Он назвал планируемый телемост «провокацией и дешёвым предвыборным пиар-ходом, с помощью которого украинцев снова пытаются поделить на два лагеря». То есть даже о сенокосе, о вине говорить ни в коем случае нельзя. Возможно, он и весёлый, и находчивый, но при этом страшно боится политического класса и вооружённой богемы.

А так, наверное, желает всяческого добра и хочет всех примирить.