Украина является полем межцивилизационного конфликта | Продолжение проекта «Русская Весна»

Украина является полем межцивилизационного конфликта

В 2015 году Ги Меттан, швейцарский политик и историк, опубликовал в Женеве книгу под названием «Russie-Occident, une guerre de milleans: La russophobie de Charlemagne à la crise ukrainienne» (Россия — Запад, тысячелетняя война: русофобия от Карла Великого до украинского кризиса). Книга бесконечно интересная, с неимоверным количеством библиографических ссылок, академическая по характеру, но написанная совсем не в сухом академическом стиле: скорее в публицистической стилистике. Поэтому ее без малого 500 страниц текста читаются на одном дыхании.

Основным выводом исследования можно считать следующий: «Как и антисемитизм, русофобия не является явлением переходного периода, связанного с конкретными историческими событиями» и является феноменом коллективной психологии, психопатией, веками подпитывающейся за счет тенденциозной интерпретации фактов и ситуаций. Интерес и лояльность Меттана к россиянам понятна: он гражданин России и получил этот статус в 1994 году после усыновления 3-летней девочки Оксаны из детского дома в Суздале.

Но этот интерес, вольно или невольно, привел швейцарца к сужению предметного поля. Потому что в истории европейской (куда следует включать США и страны британского Содружества) речь идет не о «русофобии», а о славянофобии. И не о времени с Карла Великого, а гораздо раньше.

Римскую империю, это великое создание античного духа, погубили в V веке преимущественно германские племена. Но славяне приняли активное и даже азартное участие в процессе. В VI–VII веках они, воспользовавшись гибелью Западной и ослаблением Восточной Римской империй вышвырнули наследников римлян с территории Подунавья — Балкан и вели себя при этом совсем не как паиньки. Византийские историки вопиют одним голосом:

«…Во Фракии народ славян, примерно до ста тысяч, разграбил Фракию и многие другие области» (578 год, из «Истории» Менандра Протектора);
«В третьем году по смерти Юстина царя и правления победительного Тиверия — вышел народ лживый славяне. И прошли они стремительно через всю Элладу, по пределам Фессалоники и Фракии всей. Они захватили много городов и крепостей: они опустошали и жгли, и захватывали в плен, и стали властвовать на земле…» (581 год, из «Церковной истории» Иоанна Эфесского);

«Славянский народ, так сильно угрожающий вам, смущает меня и огорчает. Огорчаюсь, ибо соболезную вам. Смущаюсь, ибо славяне из Истрии стали уже проникать в Италию… Но не советую вам впадать в отчаяние, ибо тем, кто будет жить после нас, суждено увидеть еще худшее» (600 год, из письма папы Григория Великого епископу Максиму Салонскому);

«Шел уже пятый год правления Ираклия. В начале его славяне отняли у римлян Грецию» (615 год, из «Пространной хроники» Исидора Севильского»).
И так далее…

Ромеев (наследников римлян) просто «исторически обижал» темп совершенствования военного умения славян. Тот же Иоанн Эфесский с горечью писал, что «и они выучились воевать лучше, чем ромеи. Они, люди простые, которые не осмеливались показаться из лесов и защищенных деревьями (мест) и не знали, что такое оружие, кроме двух или трех лонхидиев, а именно это — метательные копья».

Ну, уж не знаю, какими копьями, но за полвека до Иоанна Эфесского эти самые славяне смогли в 533 году в битве убить Хильбудия, «магистра милитум» во Фракии. В византийской военной вертикали — это примерно как генерал армии, командующий оперативным направлением.

Но это все история, писать о которой можно бесконечно. Я о другом — о противостоянии Западной Европы и славян, которое пронизывает весь исторический процесс, начиная от ранних средних веков и до того азарта, с которым «цивилизованная Европа» бомбила южнославянский Белград в 1999 году. И даже позже… О том, чем можно объяснить это неприятие, переходящее в «интраненависть»?

Осмелюсь предложить ответ: дело не в неприятии культуры, ценностей, запаха парфюма или даже в исторических обидах. Дело в банальном цивилизационном противостоянии.

В седьмом томе своего универсального 12-томного «Изучения истории» сэр Арнольд Тойнби выделил в истории человечества 21 «цивилизацию»: централизованные, урбанизированные и стратифицированные структуры. 14 из них канули во времени, а семь, основанные на примате всемирных религий, существуют до настоящего времени: западная, православно-русская, православно-византийская (все — христианство), арабо-персидская (ислам), индусская (индуизм), китайская и японо-корейская (буддизм).

Но это разделение по клерикальному критерию. Но каждую из цивилизаций можно представить как этно-конфедеративное образование имперского типа, в которой географический фактор уже не имеет решающего значения: «коллективный Запад» (романо-германцы, англо-саксы и их прокси) — «Восток» (трансъевразийский славяно-тюркский симбиоз) — ислам — китайская — дальневосточная цивилизации. Возможно, отдельной цивилизацией является формирующийся южно-американский конгломерат.

Цивилизации, как и любой социальный организм, не может существовать вне формата «столкновений и борьбы». Ведь в ином случае формируется внутрисистемное напряжение, которое в итоге саму систему и разрывает на части. Ведь «началом конца» Римской империи можно считать II век новой эры, когда после последнего всплеска завоеваний при Траяне империя отказалась от экспансионистской политики, перейдя к обороне своего лимеса-границ.

И при таком подходе нынешний «украинский кризис», которым закончил свое исследование Ги Меттан, — это не более, чем эскалация межцивилизационного противостояния. Ведь в процессе своего развития славяне (основной компонент цивилизации «Восток») создали на своих западных границах целый ряд мощных государств (Польша, Болгария, Сербия, Литва, Чехия), с успехом вырывавших из рук западных и константинопольских императоров/пап и как королевские короны (Польша, Чехия, Литва, Болгария, Галицкая Русь), так и патриаршии митры (Болгария, Сербия, Московская Русь).

Однако с точки зрения исторического результата славяне потерпели поражение. Потому что Польша по итогу перешла под контроль католической церкви (= цивилизации Запад), Чехия — под контроль Габсбургов (= цивилизации Запад), балканские страны — под контроль германских княжеских родов Виттельсбахов, Гогенцоллернов, Кобург-Готов (= цивилизация Запад).

И только «наглые сербы» имели в XIX веке дерзость сделать своими правителями славян Карагеоргиевичей и Обреновичей. И осмелюсь предположить, что европейский садизм в уничтожении Югославии на рубеже нынешнего тысячелетия — это историческая месть Европы на такую дерзость.

В конечном итоге западные и южные славяне потеряли свою историческую цивилизационную идентичность, став «западным санитарным кордоном» в межцивилизационном противостоянии «Запада» и «Востока».

С цивилизационной точки зрения славянская Украина, безусловно, принадлежит «Востоку»: по всем критериям — от гаплогрупп (доминирование R1a1) до принадлежности к языкам «сатем» в изоглоссе «центум-сатем». Об историческом прагматизме и говорить нечего: за шесть с половиной веков после формального освобождения территории Украины из-под контроля Золотой Орды (1363 год, битва при Синих Водах) этот регион в «немилитарном» (мирном) формате внутренней жизни находился только в составе Российской империи (1791−1913 годы) и СССР (1920−1941 и 1945−1991 годы). То есть в составе славяно-тюркского конгломерата цивилизации Восток.

Четверть века мирного развития суверенной Украины закончились политико-экономическим кризисом последнего пятилетия.

Войны между национальными государствами (или их высшими формами, империями) заканчиваются победой/поражением или восстановлением статус-кво. Противостояния цивилизаций заканчиваются уничтожением цивилизации. Прекрасный тому пример — уничтожение цивилизаций Мезо‑ и Южной Америки цивилизацией Запад (испанскими конкистадорами).

Отсюда печальный вывод: украинский кризис последнего пятилетия является не высшим проявлением русофобии, как полагает Ги Меттан, а продуманной попыткой цивилизационного проникновения «Запада» в зону восточного славянства (цивилизации Восток). А это означает, что при текущем раскладе сил конфликт не имеет даже перспектив окончания. Вне зависимости от желаний Владимира Зеленского, Эммануэля Макрона, Дональда Трампа или даже, страшно сказать, Владимира Путина. В нынешней форме он может длиться поколениями. Пример тому — цивилизационный конфликт «Запад — Ислам» на Ближнем Востоке: конфликт на территории когда-то пяти санджаков Оттоманской Порты (нынешняя Палестина) длиться уже третье поколение, с 1947 года.

Условием прекращения конфликта является теперь либо качественное переформатирование системы, что чаще всего равно прекращению цивилизации, либо изменением внутренних условий существования цивилизации (например, либертианским развалом России или «мигрантской революцией/мятежом» в Западной Европе). И второе не менее вероятно, чем первое. Кстати, последняя книга Ги Меттана называется «Потерянный континент: защита демократической и суверенной Европы» (Le continent perdu: plaidoyer pour une Europe démocratique et souveraine) и является призывом реформировать Европу по трем основным направлениям: федерализм, независимость и суверенитет. В качестве панацеи предлагается швейцарская модель на уровне Европейского союза, что позволит исправить беды, которые ее затрагивают в начале XXI века: миграционный кризис в Средиземноморье, обнищание стран Юга или недоверие народов к своим элитам.

 

2 922