Подтолкнуть к востоку | Продолжение проекта «Русская Весна»

Подтолкнуть к востоку

Вступление 26 августа в силу второго пакета так называемых драконовских санкций против России в связи с делом об отравлении Скрипалей — это серьёзный удар по Дональду Трампу, которому в течение длительного времени удавалось блокировать процесс. Напомню, первый был запущен 8 августа 2016 года законом 24-летней давности о контроле над химическим и биологическим оружием. Конгрессмены лишили президента возможности как-то влиять на ход событий, включив в законодательный акт пункт, согласно которому парламент наделялся исключительным правом снимать наложенные ограничения. Это был не слишком приятный момент для президента США. Его полномочия демонстративно урезались.

В этот же момент стало известно о подготовке следующего пакета, который как раз и получил название драконовских санкций. Госдепартамент назвал разрабатываемый комплекс ограничительных мер «весьма болезненным». Действительно: новые рестрикции куда жёстче тех, которые были введены год назад. Они включают в себя ограничения на госдолг РФ и требование Вашингтона к международным организациям, например ВБ и МВФ, не предоставлять кредиты Москве.

Американским банкам запретят участвовать в первичном размещении российского суверенного долга, номинированного не в рублях, и кредитовать правительство РФ не в рублях. Будет обрезан почти до нулевой отметки экспорт в РФ ряда материалов, товаров и техники.

На самом деле второй пакет должен был начать действовать через три месяца после первого. Именно такой срок давался России на то, чтобы покаяться, взять на себя обязательство никого больше не травить и допустить международных наблюдателей на российские химические производства. Естественно, Москва проигнорировала эти требования, назвав обвинения по делу Скрипалей бездоказательными. С тех пор её позиция не изменилась ни на йоту. Минул отведённый срок, потом ещё один и ещё, а «дракон» оставался недвижим, несмотря на то что особо дружественно настроенные по отношению к России конгрессмены и сенаторы не уставали теребить администрацию на предмет запуска санкций.

Наконец, в мае этого года, выступая в конгрессе, замгоссекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон назвала причину изрядно смущавшей конгрессменов волокиты со вторым пакетом: «Мы проделали анализ санкций. Мы их подготовили. Мой ответ заключался бы в том, что нужна более масштабная стратегия в отношении России». То есть Дональд Трамп совершенно осознанно шёл против воли сторонников давления на Россию с помощью всё новых экономических ограничений.

Как видим, ему удалось продержаться год, пока наконец его не подвинули с занятых позиций. Российское направление для американской администрации теперь можно считать проваленным.

О сближении и нормализации двусторонних отношений (а это крайне важная часть внешнеполитической стратегии главы Белого дома) отныне мечтать не приходится. Кремль примет ответные меры и усилит дрейф в сторону востока. Это направление уже давно и активно осваивается: Китай и арабские страны вполне в состоянии упрочить внешнеполитические ресурсы России в случае установления с ними более тесного взаимодействия как в двухсторонних отношениях, так и на международных площадках.

Трамп проиграл не только внутри страны, но и за её пределами. Ему не удалось на прошлой неделе убедить глав европейских государств вернуться к формату G8 с участием России, что вылилось в серьёзную ссору. Как пишет The Guardian, по словам одного из европейских дипломатических источников, большинство лидеров G7 настаивали на том, что «группа семи» — это «семья, клуб, сообщество либеральных демократий», в связи с чем они не могут позволить РФ присоединиться к формату, так как Москва, согласно их утверждениям, не отстаивает схожие ценности.

Собственно, политика санкционного огораживания России, в которой, как казалось, произошли позитивные сдвиги, вновь вернулась к исходным значениям. Нет сомнений, что определённые сложности у нашей страны возникнут, но обходить санкции, получая необходимые товары и услуги, прекрасно умели ещё в советские времена. Сегодня с учётом того, что европейская и американская экономики уже далеко не единственные рынки высоких технологий, а кредитование и инвестиции западного происхождения тоже не исчерпывают все возможности в этой области, мы, конечно, выкрутимся.

В конце концов, «разорванная в клочья» (по словам Барака Обамы, сказанным ещё в далёком 2014 году) российская экономика совсем не похожа на паралитика.

Темпы роста невысоки, но устойчивы. У суверенитета и права отстаивать собственные интересы в международной политике есть своя цена. Мы платить не отказываемся.

2 091