Перл Харбор в шиито-суннитской войне | Продолжение проекта «Русская Весна»

Перл Харбор в шиито-суннитской войне

Минувшая суббота войдёт в историю как Перл Харбор в войне мусульман-шиитов во главе с Ираном против мусульман-суннитов во главе с Саудовской Аравией. Вследствие мощного удара по крупнейшему саудовскому заводу по нефтепереработке и нефтяному полю Риад потерял наполовину свою способность добывать и экспортировать жизнедавческие для него углеводороды.

Поскольку были применены крылатые ракеты и мощные дроны, то нет сомнений, кто стоял за актом агрессии. Уж никак не возможно заподозрить йеменских хуситов в производстве столь усовершенствованных видов атакующего оружия. Иран продемонстрировал свои достижения в производстве ракет и беспилотников. Он существенно отстаёт в этом от Израиля, но в субботу продемонстрировал способность наносить беспрепятственно мощные удары по жизненно важным объектам саудовского врага. В Израиле внимательно изучают качественные показатели последней иранской операции. Там уже много лет твердили об угрозе всему региону со стороны иранской программы развития ракет и других видов наступательного оружия, но это был глас вопиющего в пустыне. Придёт ли понимание к мировому сообществу сейчас, после иранского удара, приведшего к немедленному лишению мирового рынка нефти пяти процентов от своего обычного оборота? Вопрос риторический.

Эта атака на саудитов не останется безответной. Теоретически можно себе представить удар по иранским нефтяным полям и нефтеперерабатывающим заводам. Однако в Риаде не спешат вступать в широкомасштабную войну на уничтожение. Саудовская армия состоит из представителей множества враждующих племён, также из шиитов. В час испытания эти вооруженные силы могут проявить себя как армия Асада в Сирии. Посему можно скорее ожидать попытки саудовцев отыграться в Йемене и параллельно оказывать давление на американцев, чтобы те не ограничивались ужесточением санкций, а отреагировали прямыми ударами по Ирану. И СМИ уже сообщают об ужесточении военных действий в Йемене.

Уровень пассионарности Ирана превосходит сейчас заметно биоэнергетический заряд саудитов. Ситуация обостряется также неспособностью Тегерана стабилизировать экономическую ситуацию в своей стране. Вся пенсионная система находится там на грани полного краха. Эскалация войны против ненавистных суннитов служит в данный момент интересам режима. Это также попытка показать США и Западу, что с Ираном лучше не шутить санкциями. Тегеран хочет доказать президенту Трампу, что его жесткая позиция обойдётся ему дорого.

Однако попытка эта запоздалая. Если президент Буш-старший готов был пойти войной на Ирак ради сохранения доступа к кувейтским нефтяным полям, то президент Трамп вовсе не видит свою страну зависимой от ближневосточной нефти. Более того, повышение цен на нефть не так уж плохо для США, являющихся крупнейшим производителем и поставщиком углеводородов сегодня. Эра арабской нефтяной гегемонии канула в прошлое.

Отсюда и очевидное нежелание президента Трампа ввязываться в ирано-саудовское противостояние. Рост цен на нефть не тревожит его, а потребность Риада в американском оружии сулит новые контракты.

Тем не менее последняя иранская атака — это также вызов американской администрации. Тегеран пошёл на серьёзный риск, открыто ставя под вопрос американскую гегемонию. Вполне возможно, что Дональд Трамп возьмёт на себя риск не реагировать. Время сейчас работает против Ирана, посему любая отсрочка имеет смысл. Пусть покамест саудиты и прочие арабы держат линию огня.

Однако такая тактика имеет свои изъяны. Отсутствие адекватного ответа может пробудить аппетит у аятолл с их КСИРом нанести несколько болезненных ударов по американским силам в Ираке.

Президент Дональд Трамп стоит перед непростой дилеммой. Похоже, он покамест склоняется к горделивой сдержанности. Надолго ли ее хватит?

2 922