Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Сирия: кто и как вводит СДС в мировую политику | Продолжение проекта «Русская Весна»

Сирия: кто и как вводит СДС в мировую политику

24.10.2019 - 22:441 572ТАРАСОВ Станислав

Во время выступления на слушаниях в комитете по иностранным делам Палаты представителей спецпредставитель Госдепартамента США по Сирии Джеймс Джеффри выступил с необычным заявлением, касающимся сотрудничества Вашингтона с Москвой и Анкарой: «Мы будем работать с Турцией и русскими, СДС (Сирийскими демократическими силами — С. Т.), чтобы продолжать борьбу против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) для поддержания стабильности». По его словам, ранее «удавалось добиться некоторых успехов с Россией по Сирии и по стабилизации ситуации в некоторых областях страны». При этом Джеффри уточнил, что «США не работают с сирийским режимом».

Несколько сумбурный, но сюжет. Понятно, что сотрудничество — это еще не союзничество. Но еще недавно США к числу своих союзников по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) относила Турцию. Сейчас Джеффри статус Анкары во взаимоотношениях с Вашингтоном снизил с союзника до сотрудничества, хотя формально Турция всё еще состоит в международной коалиции по борьбе с джихадистами. Специальным статусом зато наделили СДС. Напомним, что СДС, как альянс, включающий курдские отряды народной самообороны, различные арабские оппозиционные группы, ассирийские и туркменские отряды, появился 10 октября 2015 года. Им была обозначена цель — борьба с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и в силу этого (во всяком случае, формально) США начали оказывать всемерную поддержку этому альянсу, который составляет внушительную силу численностью до 30 тысяч бойцов. Американские эксперты открыто пишут о том, что долгосрочной политической целью СДС является создание курдской автономии на севере Сирии.

Но дело не только в этом. Турция считает СДС «продолжением» объявленной ею террористической Рабочей партии Курдистана и всегда призывала и призывает своих западных союзников перестать оказывать альянсу поддержку. Этот тезис не находит поддержки на Западе, где СДС получил международное признание. Как заявил Джеффри, «на северо-востоке Сирии мы собираемся продолжать работать с СДС и в этом заключается наш план». Речь, похоже, идет о действиях тактического свойства. Что касается долгосрочных целей, то Джеффри обозначил позицию следующим образом: «Я разговаривал со многими из их (альянса — С. Т.) политических кадров, у которых есть идеи автономного района на северо-востоке Сирии, но это часть политического процесса, по которому мы работаем на другом канале». Отметим и то, что президент США Дональд Трамп предлагал своему турецкому коллеге Реджепу Тайипу Эрдогану провести встречу с главнокомандующим СДС, генералом Мазлумом Абдо, от чего Анкара отказалась, справедливо полагая, что таким образом придаст статус определенной субъектности не признаваемой ею структуре.

Уже после сочинских переговоров Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным, когда стороны приняли соглашение, согласно которому Россия будет содействовать выводу СДС в 30 км к югу от районов к западу и востоку от безопасной зоны Турции, а затем будет осуществлять совместное российско-турецкое патрулирование вдоль границы, министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу провел в Москве переговоры с Абдо по практической реализации мероприятий. Так складывается схема: США и Россия вместе сотрудничают с СДС, который в альянсе с Дамаском. Турция остается в стороне. В свою очередь это выводит нас на вопрос о сотрудничестве Москвы и Вашингтона на сирийском направлении. Объективно США, оказывая на Анкару мощное давление накануне сочинской встречи Путина с Эрдоганом, вплоть до угрозы начать боевые действия против турок, выводили Турцию на соглашение с Россией. Так что, наверное, не случайно Трамп приветствовал соглашение, достигнутое между Анкарой и Москвой по «безопасной зоне» в курдских районах северной Сирии. Он написал в своем Twitter:

«Большой успех на границе Турции и Сирии. Безопасная зона создана! Соглашение о прекращении огня соблюдено, а боевые задачи завершены, теперь курды в безопасности».
После того, как Россия и Турция достигли сочинских соглашений, Абдо заявил, что «говорил с президентом Трампом и поблагодарил за его неустанные усилия, которые остановили жестокую атаку Турции и джихадистских группировок на наш народ». Главнокомандующий СДС также сообщил, что «президент Трамп пообещал поддерживать партнерство с СДС и долгосрочную поддержку в различных сферах, выразив готовность встретиться с ним в ближайшее время». Парадоксальность ситуации заключается именно в том, пишет британское издание Financial Times, если Турция нарушит сочинские договоренности о приостановке операции на севере Сирии, то США, ранее настаивавшие на этом, грозятся Турции «суровыми санкциями». «Несмотря на то, что Анкара заявляла Вашингтону, что она возобновит свой натиск, если курды не эвакуируют зону безопасности, — пишет это издание, — решение приняли русские, а не американцы, а турки были остановлены где-то на полпути, что усугубило их уязвимость как перед Вашингтоном, так и перед Москвой». В результате на поверхности остается токсическая политическая и геополитическая смесь.

С интригующим сюжетом выступил и Шойгу, заявляя, что «события в Сирии после начала там военной операции Турции приняли нежелательный оборот» и «России, Турции и США надо повысить уровень безопасности в регионе». Он уточнил, что речь идет о «взаимодействии с нашими турецкими и американскими коллегами». Это ребус. Россия и Турция находятся в альянсе по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и являются участниками Астанинского процесса по политическому урегулированию сирийского кризиса. Помимо того, Россия и США осуществляют сотрудничество по линии силовых ведомств. Турция также входит в состав возглавляемой Вашингтоном международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Но ни Россия, ни США никогда не выступали союзниками Турции в объявленной ею борьбе против сирийских курдов, которых она считает для себя более опасными, нежели ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

О каком сотрудничестве по «повышению уровня безопасности» между Россией, Турцией и США можно вести речь при таком раскладе сил? Иное дело, если бы Анкара обозначила ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в качестве главного общего врага, но этого, увы, не происходит. А происходит только то, что Москва и Вашингтон начинают вести более открыто скоординированные военные действия в Сирии, включая общую борьбу против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Но Анкара полагает, что такой ход событий укрепляет позиции президента Сирии Башара Асада. Отсюда возможен нежелательный сценарий. По мнению одного американского эксперта, «Турция, оказавшаяся зажатой между США и Россией, может стать менее избирательной в отношении тех группировок, которые они поддерживают в Сирии, тем самым подкрепляя не исчезающие экстремистские силы в этой стране». Объясняется это тем, что Анкара не предполагала, что американцы сделают серьезную ставку на СДС, будут негласно сотрудничать с Москвой и некоторыми сирийскими правительственными структурами, выводя Турцию на обочину большой региональной политики.

Конечно, сочинские договоренности между Россией и Турцией имеют определенные «дыры» и в ближайшем будущем сторонам необходимо рассмотреть серьезные вопросы в контексте складывающейся ситуации. Если идея сотрудничества с США и Россией в борьбе против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будет поддержана в Анкаре, что пока маловероятно, это позволит разработать заключительную общую стратегию по борьбе с терроризмом. Если же Турция по-прежнему будет считать сирийских курдов своим главным врагом, то впереди еще немало важных событий.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!