России нужен народный «сильный Путин» | Продолжение проекта «Русская Весна»

России нужен народный «сильный Путин»

Применительно к нынешнему состоянию российской политической системы, как и ко всей конструкции государственного управления в целом, вполне применим термин «политический кризис». О сути этого кризиса — статья директора Института ЕАЭС Владимира Лепехина.

Самые свежие социологические опросы свидетельствуют, что более 60% граждан России выступают за решительные перемены в обществе. И это главное свидетельство того, что наша страна оказалась в состоянии глубокого политического кризиса.

Строго говоря, политический кризис возникает в той или иной стране при наличии, как минимум, двух факторов из перечисленных трех:

а) когда наблюдаются серьезные проблемы в экономике и, одновременно, падают уровень и качество жизни населения, сворачиваются социальные программы и т. п.,

б) когда власть испытывает серьезное внешнее давление в направлении смены политического курса страны, но не может противопоставить этому давлению эффективные альтернативы,

в) когда авторитет власти в силу разных причин снижается, и в стране появляются конкурентные силы, претендующие на захват власти.

Сегодня в РФ налицо все три фактора нарастающего кризиса власти, трансформирующегося, как считают многие эксперты, в политический тупик.

Я не собираюсь подробно разбирать все эти факторы, и называю их только для того, чтобы подчеркнуть факт наличия в современной в России серьезной и глубокой политической «рецессии», которая в любой момент может обернуться ОБВАЛОМ власти и государства — по аналогии с обвалом властных институций, произошедшим в Российской империи в феврале 1917 года.

Как власть может и должна преодолеть нарастающий кризис с тем, чтобы выйти в политическое развитие?

Первоочередные задачи перехода страны к развитию своей политической системы очевидно связаны сегодня с решением трех названных выше проблем:

а) с выходом страны в реальный экономический рост, сопровождающийся улучшением условий жизни населения,

б) в реальной и системной суверенизации страны, выражающейся в запуске властью курса на защиту национальных интересов России и её граждан,

в) в появлении в обществе магистральной политической силы, поддерживаемой большинством населения страны.

Существуют ли сегодня в России предпосылки к тому, чтобы эти три задачи были реализованы при Путине? С моей точки зрения, подобный дискурс в принципе отсутствует в нынешней российской прессе, а также в повестке дня каких-либо государственных, общественных и экспертных структур.

Вместо них во всех без исключения аудиториях обсуждается проблема так называемого ТРАНЗИТА власти — проблема, по сути, надуманная уже потому, что от граждан РФ её решение сегодня никак не зависит. Это ложный дискурс, отвлекающий всех неравнодушных к судьбе России людей от обсуждения вопроса о том, куда движется страна как таковая.

Да, проблема транзита существует, но только в трех частных аспектах, не имеющих стратегического значения: в виде вопроса о том, какой новый лидер возглавит страну после Владимира Путина (хотя его фамилия не имеет значения), в виде вопроса — изменит ли свою внутреннюю политику сам Путин до 2024 года, и, наконец, в виде вопроса о смене руководства правительства.

Совершенно очевидно, что до 2024 года никаких движений в сторону ухода (отставки, смены и т. п.) Путина с поста президента России власть по своей инициативе делать не будет. И пока этот лидер занимает пост главы государства, смены руководства правительства также ждать не следует. Наконец, весьма и весьма сомнительно, что президент уволит премьер-министра страны Дмитрия Медведева даже после 2021 года, когда — в случае переизбрания президентом США Дональда Трампа — российской власти будет дана установка начать в стране «реформу» финансовой системы.

В действительности транзит власти как таковой в России в основном закончился еще в 2012 году. К этому времени в РФ практически полностью был сформирован новый общественный строй и политическая система, этот строй закрепляющая.

Был сформирован капитализм периферийного и сырьевого типа (если говорить о его месте в мировом разделении труда), капитализм административно-олигархический, наполненный элементами, имитирующими, с одной стороны, постсоветское «социальное» государство, а с другой — общество либеральной демократии западного типа…

С начала 1950-х годов (если иметь в виду, что план по смене общественного строя в СССР начал реализовываться сразу же после смерти И. В. Сталина) и примерно до конца «нулевых» годов ХХ века в стране шла стимулируемая западной «агентурой влияния"борьба различных группировок и, соответственно, версий развития государства.

На этом пути проект трансформации СССР-России в колонию мировой финансовой олигархии «успешно» преодолел несколько развилок: в 1953 году (назначение 1-ым секретарем ЦК КПСС «троцкиста» Никиты Хрущева), в 1982-ом (назначение генсеком креатуры Генри Киссинджера Юрия Андропова), в 1985-ом (назначение генсеком Михаила Горбачева), в 1991-ом (упразднение СССР и назначение президентом РФ Бориса Ельцина), в 1993-ем (упразднение в РФ зачатков парламентаризма и принятие новой Конституции), в 1999-ом (передача власти Б.Ельциным новому руководству).

В 2012 году транзит власти и политической системы в России был закончен. Во внутренней политике государства наступил период, который следует считать периодом охранительства. Тренд на охранительство нового строя в последние годы нарастал, и, таким образом, всё, что происходит и сегодня во внутренней политике страны, носит сугубо охранительный характер. Выборы руководителей всех уровней, появление в СМИ «новых» политиков и движений, идеологические поиски, как бы новые идейно-политические месседжи, какие-то «реформы» в партийной системе и изменения в законодательстве — всё это с 2012 года подчинено охранительным задачам, что требует от любого чиновника не решения задач развития страны, а преимущественно подтверждения лояльности по отношению к начальству.

А это значит, что в стране нет и не будет реального развития. Никакого: ни экономического, ни социального, ни политического, ни культурного. Будут набирать динамику процессы только двух типов: во-первых, деградационного (по отношению ко всему, что не интересно мировому капиталу и нашим административным и финансовым олигархам) и, во-вторых, перехода всех сколько-нибудь привлекательных российских активов и ресурсов влияния в эти же самые руки.

С моей точки зрения, единственная институция, которая может сегодня как-то воспрепятствовать названным трендам, — это президент Путин.

Никакие иные структуры и политики сегодня в России не имеют не только полномочий на принятие политических решений, но и ресурсов для того, чтобы обеспечить себе значимую политическую субъектность.

Однако это не значит, что все морально и политически здоровые силы в РФ должны требовать сегодня «сильного президента». (Этот лозунг, кстати, не нов: различные политические деятели, как минимум, с 2012 года требуют предоставить им «сильного» Путина).

Помните путинское — «Зачем нам мир, где нет места России»? Так вот, перефразируя это выражение, можно сказать: «Зачем нам сильный президент, если его сила будет направлена против народа»?

Нам нужен «НАРОДНЫЙ сильный Путин»!

Чем президент может подтвердить свою народность сегодня? Разумеется, не тем, что «вдруг» начинает журить министров за развал систем образования или здравоохранения (одновременно награждая Анатолия Чубайса в День народного единства Орденом «За заслуги перед Отечеством»), но конкретными и давно ожидаемыми решениями в интересах большинства населения.

Это санация национальной пенсионной системы с наказанием тех, кто ограбил население и предложил под видом реформ механическое повышение пенсионного возраста и сворачивание различных дополнительных выплат для большинства пенсионеров.

Это введение в стране прогрессивного налога на личные доходы граждан и их активы.

Это проведение реальной финансовой реформы с изменением статуса ЦБ и других госбанков, ужесточением валютного контроля, деофшоризацией экономики, сменой модели бюджетной политики и проч.

Это ряд знаковых кадровых назначений в системе государственной власти, в том числе — с учетом предложений, как минимум, парламентских партий.

Это также принятие мер по деолигархизации общества и формированию в РФ солидарного государства.

И далее — еще, как минимум, с десяток пунктов, которые могли бы свидетельствовать, что Путин начал реальное движение в сторону народа.

Хотя, конечно же, дело не только лично в Путине.

России сегодня нужна сильная, народная и суверенная президентская власть. Вот что должно стать главным лозунгом момента для любого (правого или левого) государственника и патриота.

 

 Статья подготовлена на основе выступления Владимира Лепехина на Круглом столе в  Агентстве «Регнум». Видеозапись выступления см. https://youtu.be/IsBkbDV55VQ

 

4 302