Сирийское распутье Дональда Трампа | Продолжение проекта «Русская Весна»

Сирийское распутье Дональда Трампа

Уход американцев из Сирии неизбежен. Он может быть добровольным с минимальными репутационными, материальными и людскими потерями или вынужденным под давлением иррегулярных формирований. В последнем случае это будет восприниматься как позорное военное поражение со значительными потерями в личном составе, технике и ресурсах.

Американский конвой обстрелян протурецкими боевиками. Обошлось без жертв. Вероятно, конвой находился под прикрытием подразделения Сил специальных операций. Можно не сомневаться, что протурецкие боевики хорошо знали, кого обстреливают. Это событие — проявление очень серьезных подвижек в ситуации в Сирии, чреватых для США опасными последствиями.

Обращает на себя внимание тот факт, что конвой был обстрелян именно протурецкими боевиками. Просто так, без ведома кураторов из Анкары это произойти не могло. Они должны были как минимум подтвердить нейтральное отношение к акции. То есть достаточно серьезные силы заинтересованы в прекращении американского присутствия в Сирии.

Контингент без социальной базы

Дамаску необходимо восстановить территориальную целостность страны. Американские войска — препятствие. Тем более уже давно очевидно, что именно США инициировали гражданскую войну в Сирии, наплодили «борцов за демократию» и продолжают разграбление природных богатств. А борьба Соединенных Штатов с ИГ (запрещенным в нашей стране) носила скорее имитационный характер, преследуя цель не уничтожения террористической организации, а взятия ее под контроль. Тем более войска США в Сирии находятся незаконно и в соответствии с международным правом являются агрессорами.

Вряд ли будут хорошо относиться к джи-ай и преданные американцами курды. США их бросили в самый тяжелый момент, оставив один на один с турецкой военной машиной, второй по мощи армией НАТО (а если брать только сухопутную составляющую и моральный дух, то наверняка первой, превосходящей американскую). Курдам, чтобы выжить, пришлось договариваться с законным сирийским правительством, что они и сделали. Так что поддержки с их стороны американскому контингенту точно ждать не стоит. Скорее наоборот — курды, чтобы заслужить достойное место в сирийском обществе, после их попыток участия в разделе страны в союзе с американскими агрессорами могут начать активные боевые действия против бывших союзников.

Уцелевшие боевики исламских радикальных организаций после ударов США по их лидерам, в частности уничтожения главаря ИГ («Трамп похоронил Аль-Багдади»), также вряд ли останутся в стороне, если представится возможность отомстить.

«Демократическая» сирийская оппозиция, находящаяся под турецким контролем, похоже, осознала, что вооруженная борьба в Сирии будет завершена в самое ближайшее время.

Важнейшим признаком этого для них могут служить соглашения, достигнутые президентами России и Турции. А это означает, что придется интегрироваться в сирийское политическое поле. Соответственно нужен достойный задел, без которого вряд ли можно на что-то рассчитывать. Негативный имидж оппозиции в массовом сознании, оставленный ее участием в войне на стороне агрессора, может быть компенсирован вкладом в изгнание американцев из Сирии. Тем более что Турция будет скорее всего смотреть на эти «шалости» благосклонно и даже помогать. Ведь США не нашли ничего лучшего, как «наступить на больную турецкую мозоль»: признали геноцид армян в 1915 году и вдобавок ввели против Анкары экономические санкции. Напрямую принять действительно эффективные меры против США, например выгнать с «Инджирлика», турецкое руководство пока не готово. Но намекнуть обстрелом американских войск в Сирии подконтрольными боевиками вполне приемлемо. Если не поймут, могут последовать намеки с жертвами.

У американцев нет оснований рассчитывать и на полную лояльность со стороны местных арабских племен. Те отлично понимают, что США в Сирии — проигравшая сторона. Оказаться коллаборационистами при изгоняемом агрессоре им ни к чему — тот уйдет, а им отвечать перед законным правительством своей страны. В такой ситуации для американцев будет благом, если эти племена останутся просто нейтральными. Но там всегда найдутся пассионарии и обиженные, которые захотят посчитаться с чужаками.

Так что сегодня у США нет в Сирии никакой социальной базы для сохранения военного присутствия. Тем не менее американское руководство не демонстрирует стремления покинуть страну. Скорее наоборот — выведя бойцов из районов, утративших значение, в важнейшем нефтеносном регионе Сирии Вашингтон свои войска оставляет и даже предполагает нарастить их численность и вооружение. Очевидно, США делают ставку на свою военную мощь в расчете, что Сирия и ее союзники не решатся на прямое столкновение, а с иррегулярными формированиями они справятся. Несколько подобных инцидентов уже было, и американцы разгромили отдельные отряды враждебных НВФ, проникших в восточное Заефратье.

В том, что Дамаск и его союзники в лице Москвы, Тегерана и тем более Анкары никогда не пойдут на прямой вооруженный конфликт, США правы. Но их уверенность в собственной способности противостоять ударам иррегулярных формирований сильно преувеличена. Ведь уроки гибридных войн, развязанных американцами в разных регионах мира, уже хорошо усвоены их жертвами и другими странами. И это оружие может быть успешно использовано против джи-ай в Сирии.

Вероятные методы гибридной войны против американцев определяются особенностями деятельности, базирования и состава их группировки. Контингент относительно невелик — порядка двух тысяч человек. Они дислоцируются в пределах баз, оборудованных в инженерном отношении и имеющих мощную систему обороны, а также на охраняемых объектах оккупированного нефтедобывающего комплекса Сирии в провинции Дейр эз-Зор. Основная база США — «Эт-Танф» в провинции Хомс у границы с Ираком. На ее территории имеются тяжелое вооружение, бронетехника (танков, по данным из открытых источников, там пока нет), РСЗО и ОТРК HIMARS. Периметр и прилегающие районы постоянно патрулируются. Американцы сооружают еще две новые базы в провинции Дейр эз-Зор вблизи населенного пункта Сур. Для этого в район направлен дополнительный контингент численностью до 300 человек. Между базами и охраняемыми объектами оккупированного добывающего комплекса осуществляется движение колонн войск и транспортных средств, перебрасывающих нефть. Снабжение в основном по воздуху, а базы «Эт-Танф» — и по земле с территории Ирака.

Это вам не Хмеймим

Анализ системы базирования и деятельности группировки войск США в Сирии свидетельствует о том, что иррегулярные формирования могут принудить их к уходу нанесением неприемлемого ущерба, блокадой баз и охраняемых объектов. Для ударов будут использоваться беспилотники и реактивные снаряды (как промышленного, так и кустарного производства). Маршруты движения американских войск и конвоев начнут минировать. Ожидаемо нанесение фланговых ударов с применением ПРК и реактивных снарядов.

Примером таких действий служат попытки боевиков из Идлиба использовать БЛА против нашей базы в Хмеймиме. Эти удары не достигли цели — все они были отражены. Однако американские базы — другой случай.

Во-первых, они могут быть атакованы почти со всех направлений, тогда как по Хмеймиму удары шли только со стороны Идлиба, где сидела в окружении группировка террористов. Его удаленность не позволяла боевикам использовать реактивные снаряды малой дальности. А других не было. Оставались только беспилотники кустарного производства. С американскими базами ситуация с точностью до наоборот — в изоляции сидят войска США, а «иррегуляры» свободны в выборе позиции и направления удара. А значит, американцам надо создавать всенаправленную систему ПВО, рассчитанную на отражение широкого спектра разнообразных СВН — от кустарных БЛА до вполне современных РС.

Во-вторых, американские войска не имеют эффективных средств ПВО, способных отражать удары простейших дронов. Как это ни странно, в СВ США нет эффективной малокалиберной зенитной артиллерии. ПВО большой дальности представлена ЗРК «Пэтриот», который ничего против таких целей, как самодельный БЛА, сделать неспособен. А ЗРК малой дальности представлены моделями, в основе которых ракета комплекса «Стингер» с тепловой ГСН, эффективная против самолетов с реактивными и турбовинтовыми двигателями, вертолетов и т. п., но бессильная против кустарных беспилотников.

Остается 25-мм пушка БМП «Брэдли» с коллиматорным прицелом. Она может вести стрельбу по воздушным целям на дальность до трех километров. Но ее эффективность по кустарному или просто маленькому БЛА вряд ли будет выше, чем МЗА Второй мировой по самолетам той поры: тогда также вели огонь с использованием коллиматорных прицелов. То есть одна «Брэдли» сможет сбить беспилотник за время его нахождения в зоне огня при скорости порядка 40–80 километров в час с вероятностью не более 15–25 процентов. Это крайне мало для эффективного отражения группового налета. А при стрельбе ночью вероятность поражения БЛА снизится до нескольких процентов — «Брэдли» даже с помощью имеющихся на ней высокоэффективных пассивных средств ночного наблюдения будет трудно обнаружить и сопровождать такую цель, как малогабаритный дрон, в силу его малозаметности в инфракрасном спектре. Придется использовать прожекторы, как в годы Второй мировой. Но и в этом случае обнаружить малоразмерную малошумную цель в небе будет очень непросто, даже при целеуказании от РЛС воздушного наблюдения.

Попытка применить средства РЭБ и, перехватив управление БЛА, увести его в сторону или посадить на своей территории окажется эффективной только против полуавтономных дронов, управляемых с земли. Но цель может быть и полностью автономной, осуществляющей полет по заданной программе. В этом случае РЭБ не поможет. Правда, рассеивание точек падения БЛА будет большим. Но ведь и цель немаленькая — целая база. А БЛА может оказаться много и суммарный ущерб от них будет весьма ощутимым, особенно если выразится в раненых и погибших военнослужащих. Этого для боевиков иррегулярных формирований вполне достаточно, чтобы «выдавить» американцев из Сирии.

Еще более действенны удары по охраняемым и используемым американцами объектам нефтедобывающего комплекса. Насколько это эффективно, продемонстрировали в Саудовской Аравии хоуситы. При этом и потери среди личного состава войск могут оказаться серьезными.

Как показывает российский опыт, действенный инструмент борьбы с такой угрозой — ЗАК (зенитные артиллерийские комплексы), располагающие своей РЛС обзора воздушного пространства и стрельбовой станцией, обеспечивающие поражение воздушной цели в автоматическом режиме без включения оператора. Таковым, в частности, является российский ЗРПК «Панцирь-С». Но в США аналогов ему нет. Последний зенитный пушечный комплекс — М-163, представляющий собой 20-мм шестиствольную авиационную пушку «Вулкан», сопряженную со стрельбовой РЛС и размещенную на шасси БТР М-113, давно снят с вооружения. Конечно, американцы могут арендовать нечто подобное в других странах. Например, в Саудовской Аравии, где сохранилось около сотни М-163. Однако этот комплекс потому и был снят с вооружения, что его дальность стрельбы — около 1,5 километра, а вероятность поражения цели низкая — от 0,05 до 0,4 в зависимости от типа СВН. К тому же он не имеет собственной РЛС обзора воздушного пространства. Да, есть германский «Гепард». Он способен решать задачи борьбы с малогабаритными БЛА с приемлемой эффективностью. Но создан на шасси танка «Леопард-1» при соответствующих размере и массе. Так что его переброска в Сирию в ближайшее время весьма проблематична.

Против реактивных снарядов у американцев вообще нет противоядия. Между тем, как показывает опыт, боевики вполне могут заполучить одиночные пусковые установки промышленного производства на простейшей треноге, например для 122-мм снарядов от системы «Град» или подобных ей, а также делать собственные кустарные ракеты, благо, им вполне могут помочь в этом иррегулярные вооруженные формирования, уже имеющие такой опыт, например «Хезболла», которая сама охотно примкнет к борьбе против американцев. При этом, как и в примере с БЛА, требования по точности стрельбы крайне невелики — цель площадная и надо просто в нее попасть. А снарядом можно нанести серьезный ущерб. Так, 21-килограммовая боевая часть РС «Града» создает зону поражения живой силы и легкобронированной техники радиусом более десятка метров.

У американцев остается один реальный способ борьбы с такой угрозой — уничтожение групп запуска БЛА и РС до того, как они нанесут удар. Однако обеспечить в реальном масштабе времени контроль пространства в радиусе 40–50 километров от базы имеющимися силами весьма затруднительно. Главной проблемой будет не столько обнаружение групп людей, животных и техники, сколько их классификация: кто это, представляют они угрозу или нет. Насколько это сложно, можно судить по давнему эпизоду в послевоенном Ираке, когда в Багдаде (столице, где наивысшая плотность оккупационных войск) вертолетами «Апач» была расстреляна телегруппа только потому, что пилоты не смогли отличить телекамеру от ПЗРК. В пустыне ночью при наличии угрозы быть сбитым ПЗРК или пулеметом выявить реальную угрозу невозможно. Американцам придется просто объявить запретные зоны вокруг своих баз с уничтожением в их пределах всех подозрительных объектов. Это неизбежно приведет к жертвам среди местного населения и как следствие пополнит ряды желающих поквитаться с американцами.

Подведем итог: базы США в Сирии крайне уязвимы. И если им пока не нанесен ущерб, так только потому, что еще никто не ставил задачу их атаковать. А когда такое решение будет принято, потери американцев начнут быстро расти.

Боевики, безусловно, развернут и «войну на коммуникациях» с целью изоляции американских баз и нанесения потерь в личном составе и технике на маршрутах движения. Здесь может быть применен весь набор средств и способов действий, который хорошо известен по Афганистану, Ираку и другим странам, где шла партизанская война. В дополнение к арсеналу, который задействовался там, в Сирии можно ожидать широкомасштабного применения ПТРК и ПЗРК. Боевики иррегулярных формирований могут иметь это оружие в достаточном количестве.

При таком развитии ситуации существующие контингенты войск США в Сирии долго существовать не смогут даже при интенсивной поддержке с воздуха силами тактической и палубной авиации. Поэтому в случае принятия руководством США решения остаться и закрепиться потребуется радикально усилить развернутую здесь группировку. Тогда появится возможность надежного контроля территорий на достаточном для обеспечения безопасности баз удалении, а также прикрытия коммуникаций. Похоже, американское руководство избрало этот путь и готовится к предстоящей войне с партизанами, приняв решение о наращивании своей группировки. Уже прозвучали заявления представителей американского истеблишмента о решении направить в Сирию танки.

Каждая проводка конвоя по коммуникациям будет строиться в виде полноценной войсковой операции с соответствующим расходом сил и средств. Но даже при наличии тяжелобронированной техники с авиацией неизбежны ощутимые потери, поскольку у боевиков достаточно средств борьбы, включая самые современные. В американском обществе это будет восприниматься как втягивание в еще один Афганистан или хуже того — Вьетнам. Конечно, потери боевиков будут скорее всего на порядок больше, но ведь и чувствительность у них гораздо меньше. Кроме того, общественное мнение в Сирии, безусловно, поддержит сражающихся против американского агрессора.

У США нет никаких реальных оснований — ни политических, ни социальных, ни военно-стратегических для того, чтобы на какой-либо значимый в политическом или экономическом отношении период задержаться в Сирии. Чем раньше это поймет американское руководство, тем лучше для него. Трамп, похоже, это осознал, поэтому стремится избавиться от сирийского «чемодана без ручки». Однако влиятельная часть заокеанской элиты думает иначе или желает создать Трампу проблемы на предстоящих выборах.

Можно предположить, что судьба американского контингента в Сирии будет решена в ближайший год: США уйдут из этой страны.

2 541