Панночка рассердилась | Продолжение проекта «Русская Весна»

Панночка рассердилась

Многоопытная метресса украинской политики Ю. В. Тимошенко, в обиходе называемая «панночкой», ссорилась с многими президентами Незалежной. В. Ф. Янукович даже посадил её в тюрьму. Освобождённая революцією гiдности, Тимошенко не оставила своих задорных привычек и стала интриговать уже против П. А. Порошенко, а когда Порошенко низвергся, она предсказуемым образом переключилась на В. А. Зеленского.

Начиналось всё довольно мило. Как объяснил В. А. Зеленский, «Юлия Владимировна принесла список своих людей для назначения на „сладкие“ места. А взамен обещала в течение года голосовать за все законы вместе со „Слугой народа“ в Верховной раде. Конечно, мы отказали. Ведь эпоха договорняков закончилась навсегда». При этом комический артист отпустил репризу, похвалив прекрасный вид Ю. В. Тимошенко: «Такая фигура! А знаете почему? Потому что сейчас ей просто не дают сладенького».

Похоже, украинский политикум усиленно изучает книгу Е. В. Тарле «Талейран», назидательно повествующую о великом государственном муже, который исхитрялся продать и перепродать всех, причём делал это неоднократно. Опыт, бесспорно, полезный для украинских политиков.

Женатый епископ на службе Директории как раз оперировал термином «сладенькое» (the sweetness, les douceurs) в переговорах с представителями Соединённых Штатов. Заокеанские колонисты были довольно тугодумны, и пришлось объяснять им открытым текстом, что, если они хотят скорейшего удовлетворения своих нужд, им стоило бы выдать немного «на сладенькое». Американцы не поняли тонкостей европейской политики и устроили скандал.

В. А. Зеленский проявил себя в точности отцом-основателем, не просто отказав Ю. В. Тимошенко — «Ну, не сошлись в цене, бывает», — но по-американски выспренно осудив искательницу сладенького. Прямо как в 1798 году: «И этот епископ, отрёкшийся от своего Бога, не поколебался вымогать у нас 50 тыс. ф. ст. на „сладенькое“, 50 тыс. ф. ст. на удовлетворение своих пороков!»

Юлия Владимировна, услышав это, не поколебалась в ответном уязвлении — «был ты веник грязный, им ты вновь стань!». А именно, указала В. А. Зеленскому его скорое будущее: «Некоторым украинским президентам кажется, что они взяли джекпот! А дальше всё по сценарию… Ждём вас на корпоративах… Можно со своим пианино».

Вероятно, ради последнего слова весь пассаж и был произнесён: имелось в виду, что в бытность свою комическим артистом В. А. Зеленский приносил людям смех и радость, изображая игру срамным удом на фортепьяно.

Приверженцы Ю. В. Тимошенко ликовали: «Браво, Юлечко! В гостроті слова, в мудрості з Вами ніхто в Україні не зрівняється! Дякую Вам за просто шикарну відповідь членограю!»

Словом, разрыв получился решительный и красочный.

Но, отвлекаясь от фортепьянных прелюдий и возвращаясь к сути дела, можно предположить, что слуга народа В. А. Зеленский счёл предложение Ю. В. Тимошенко неактуальным.

Формальный капитал Юлии Владимировны — 25 мандатов «Батькивщины». 5,5%. Тогда как Зеленский может рассчитывать на 250 мандатов его партии, плюс 23 мандата «За будущее» и ещё 20 мандатов примкнувших к ним Шепиловых. Всего 293 мандата из 450, т. е. 65%. Зачем с такой прочной базой ещё и давать Ю. В. Тимошенко на «сладенькое»?

Будь база неколебимой, как скала, давать было бы, наверное, незачем. Но депутатская поддержка вообще не отличается 100%-ной надёжностью, а при традиции украинского политикума и отца родного продавать по сходной цене такая поддержка сугубо и трегубо ненадёжна.

Отчасти это уже сказалось при голосовании по аграрной реформе: за неё голосовало только 240 депутатов (отнюдь не 293), причём «за» было только 227 «слуг народа», а не 250. К тому же надо учитывать, что этот состав Рады работает менее полугода, признаки же размывания президентского большинства налицо.

Так что, возможно, Юлия Владимировна, желавшая «сладенького», знала, о чём говорила. Опять же и многолетний опыт.

Причём в самом её предложении не было ничего особенно скандального. Все коалиции составляются по принципу «ты -мне, я — тебе». Ты мне голоса, а я тебе более или менее вкусные (можно сказать и «сладенькие») посты. На таком договорняке зиждется вся парламентская демократия. Если кому-то (В. А. Зеленскому, например) это не нравится, то все претензии не к Юлии Владимировне, а к светлому парламентаризму.

А если сделка не состоялась, после чего в ход идут фортепьянные аргументы, то это уже особенность незалежного парламентаризма. Премьера А. П. Яценюка, выступавшего с парламентской трибуны, даже за ягодицы хватали, а тут всего-навсего обозвали членограем. Милая шутка, не более того.

2 814