Эрдоган стал бить по «мозгам» НАТО курдами | Продолжение проекта «Русская Весна»

Эрдоган стал бить по «мозгам» НАТО курдами

Возвращение Турции к былому статус-кво в НАТО вряд ли возможно, хотя многие ожидают, что Анкара рано или поздно изменит свой политический курс в сторону Запада. Такое возможно, но только в случае радикального изменения политики США в регионе и их отказа от альянса с курдами.

Накануне намеченного на 3−4 декабря в Лондоне посвященного 70-летию саммита НАТО, на котором планируется обсудить изменения в стратегии альянса, многие эксперты предсказывают появление «определенных сюрпризов» и связывают их в основном, как пишет французское издание Le Point, «с продолжением выходки президента Франции Эммануэля Макрона и поведением президента США Дональда Трампа».

Напомним, что Макрон выступил с сенсационным заявлением о том, что «мозг НАТО мертв». Главным поводом для этого стало несогласованное с союзниками по альянсу решение США о выводе войск из Сирии и начало Турцией военной операции на севере этой страны. Макрон усомнился в эффективности Пятой статьи Устава НАТО о коллективной обороне, согласно которой «нападение на одного члена альянса является нападением на всех его членов». Он задал вопрос риторического свойства: «Что мы будем делать, если Сирия нападет на Турцию?» Что касается Трампа, то он ранее открыто высказывал сомнения насчет «смысла НАТО», перестал инструктировать своих послов в странах альянса, которые не знали, как публично комментировать американские обязательства по обороне Европы. Дело дошло до того, что появилась конспирологическая версия о наличии оси Трамп — Макрон, которая «разваливает НАТО».

Но удар был нанесен со стороны, не совсем ожидаемой. Reuters сообщило, что посланник Турции в НАТО получил инструкции из Анкары не подписывать документ, предполагающий предоставление помощи Польше и странам Прибалтики в случае «нападения со стороны России», который собирались обсудить в Лондоне. По данным агентства, Турция будет придерживаться этой позиции до тех пор, пока ей «страны не окажут политическую поддержку в ее операциях против членов Рабочей партии Курдистана (РПК) в Сирии». Речь идет не только об РПК. Анкара также требует от НАТО признать террористами курдские Отряды народной самообороны (YPG) в Сирии. И тут кстати пришлось заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что после возвращения американцами своих войск на север Сирии «сирийские курды утратили энтузиазм к взаимодействию в рамках российско-турецкого меморандума о совместных действиях по урегулированию ситуации» в этой стране и «опять стали полагаться на покровительство США».

Напомним, что когда в Брюсселе был создан кризисный штаб НАТО для оценки военной операции «Источник мира», которую проводила Турция на севере Сирии, Анкара рассчитывала на получение со стороны альянса не столько военной, сколько политической поддержки. Однако штаб, состоящий из экспертов по вопросам разведки, безопасности и военных действий, в преддверии саммита альянса в Лондоне так ничего и не выдал. Утверждается, что тут огромную роль сыграла Франция, которая резко осудила действия Турции в Сирии, что, по словам бывшего главы НАТО по планированию Фабриса Потье, «вызвало самый большой со времен войны в Ираке кризис в отношениях с Турцией, который преодолеть будет очень сложно». Таким образом, с одной стороны, курдский фактор начинает занимать заметное место в большой политике. С другой, он становится таранным орудием для удара по альянсу. И появляются промежуточные результаты.

На днях министр внутренних дел Эстонии Март Хельме выступил с неожиданным заявлением, согласно которому «Североатлантический альянс, который находится в кризисе, больше не способен защитить Эстонию, и поэтому ей, Литве и Латвии стоит разработать собственный запасной план». По его словам, «Макрон не на все сто процентов прав, когда рассуждает о смерти мозга НАТО, но ясно, что у НАТО есть проблемы». Хельме также намекнул на то, что Эстония вместе с Латвией и Литвой может привезти на саммит НАТО в Лондоне проект своего запасного «плана Б», и отметил, что «наши министры недавно ездили в США, где все время говорили о Китае и мало кто там считает важной темой Россию, тогда как американцы уходят с Ближнего Востока, а Россия и Турция налаживают дружеские отношения». Правда, оппозиционная Социал-демократическая партия потребовала от премьер-министра Юри Ратаса освободить Хельме от должности министра, но это ничего принципиально не меняет.

Вот и бывший командующий Сухопутными войсками США в Европе Бен Ходжес, который недавно побывал в Грузии, утверждает, что функционеры грузинской правящей партии «ослабили энтузиазм по поводу западной интеграции». А что происходит в самом НАТО и как выстраивается политика Турции внутри этого блока? Американское издание Politico считает, что альянс фактически разделился на две организации, которые «подрывают друг друга». Первую определяет мощная военная машину. Здесь у Анкары сбоит. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на заседании парламентской фракции правящей Партии справедливости и развития говорил следующее:

«Знаете, в последние 5−6 лет западные страны чем дальше, тем больше следуют политике именно эмбарго в сфере оборонной промышленности в отношении нас, и отрицать это невозможно. Дело обстоит таким образом, что, забудем новые соглашения, уже впору денонсировать старые. Турция столкнулась с таким жестким эмбарго, будто бы мы находимся в состоянии войны. Все это еще и ужесточилось после последних операций в Сирии и событий в Восточном Средиземноморье. Слава богу, наша оборонная промышленность достаточно сильна, чтобы свести на нет все эти поползновения. Зерна, которые мы терпеливо высаживали в течение 17 лет, наконец, дают свои плоды. Нам не продали БПЛА, мы сами сделали их. Не продали танки нового поколения — мы сами разработали прототип. По завершении работ над мотором запустим и его серийное производство. Не дали вертолетов — мы и их произвели сами».

Вторая организация НАТО — это политический альянс, который зависит от единства и решимости лидеров по обе стороны Атлантического океана находить совместные решения. И тут сбой. Для Турции не существует угроз со стороны России, у нее иные серьезные вызовы регионального характера, перед которыми она оказывается в одиночестве. Когда руководство НАТО заявляет, что «ослабление НАТО приведет к распаду Европейского союза», Анкару это мало трогает, так как процессы ее евроинтеграции были приостановлены, так что европейские в геополитическом смысле обходят ее мимо. Говоря иначе, в альянсе из-под военной надстройки уходит или размывается политический фундамент, в Турции это ведет к краху европейских надежд, разрыву прежнего договора с Западом, отказу проявлять с ним политическую и иную солидарность. И что дальше?

Возвращение Анкары к былому статус-кво в НАТО вряд ли возможно, хотя многие ожидают, что Турция рано или поздно снова направит свой политический курс в сторону Запада, но только в случае радикального изменения политики США в регионе и отказа американцев от альянса с курдами. Конечно, у Вашингтона нет юридически обязывающих обязательств по отношению к курдам, что часто создает впечатление, будто ими они «наказывают Эрдогана, а он Европу — беженцами». Но все значительно серьезнее и глубже, и игра Турции ва-банк неслучайна.

1 401