Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Эрдоган вновь вспомнил о Севрском договоре | Продолжение проекта «Русская Весна»

Эрдоган вновь вспомнил о Севрском договоре

17.12.2019 - 17:212 970ТАРАСОВ Станислав

Турция уверена в том, что в Восточном Средиземноморье ей удалось «подорвать неблагоприятный для себя баланс сил». Но что будет дальше, кто и как будет демонстрировать намерения урегулировать ливийский кризис? В этой стране — несколько парламентов и правительств, каждое из которых настаивает на своей легитимности. Турция в условиях кризиса поддерживает одну сторону конфликта.

 Арабский спутниковый телеканал «Аль-Арабия» сообщил, что Анкара по просьбе контролирующего Триполи правительства Фаиза аль-Сараджа решила отправить в Ливию военную технику, оружие, боеприпасы, а также подразделения спецназа. Сделано это было после того, как в Стамбуле президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в закрытом режиме провел переговоры с главой правительства национального согласия (ПНС) Ливии Фаизом Сараджем.

Это была их первая встреча после подписания Анкарой и ПНС меморандума о разграничении морских зон. Эрдоган заявил, что в случае, если ПНС обратится к Турции за военной помощью, он готов направить в Ливию войска. Накануне турецкие СМИ сообщали, что начались подготовительные работы по переброске к берегам Ливии военных кораблей, которые переправят туда бронетехнику, БПЛА, танки, силы специального назначения, подразделения подводной атаки и обороны, а грузовые самолеты и вертолеты готовы к вылету на Мисрату. Пока до этого не дошло, но турецкое издание Yeni Şafak считает, что речь идет о первом этапе начала военной операции Анкары в Ливии. Одним словом, Турция может постепенно втянуться в еще одну региональную войну, которая способна стать более ожесточенной, чем предыдущая. А ведь в Ливии — двоевластие. Триполи противостоят военные подразделения фельдмаршала Халифа Хафтара, которого Эрдоган считает «незаконным представителем». Вокруг этих двух центров сформированы военно-политические коалиции, которые так или иначе будут втягиваться в воронку противостояния. В Анкаре говорят об «антитурецкой коалиции», которая включает в себя Грецию, Египет и Израиль.

Тем временем Турция, являющаяся членом НАТО, действует в одностороннем порядке. Почему? Причины резкого обострения ситуации в Восточном Средиземноморье часто связывают с борьбой за энергоресурсы региона, в чем заметная доля правды. Но это только одна, хотя и важная сторона проблемы. О другой пишет редактор израильского издания The Jerusalem Post Сет Францман. По его мнению, «недавно заключенная сделка Турции по морским границам с Ливией является частью более широкой стратегии проецирования силы, с помощью которой Анкара надеется оказывать давление на своих соседей и доминировать в Восточном Средиземноморье». Так, Эрдоган, комментируя эту сделку, заявлял буквально следующее: «После этого Севрский договор (договор августа 1920 года по разделу Османской империи — С. Т.) полностью утратил смысл. Морская граница Турции и Ливии беспокоит и Грецию. В этих водах есть права Ливии и Турции, и их надо защищать». Странность вызывает то, что турецкий президент именно сейчас вспомнил старый договор, который в свое время никем не был ратифицирован.

Небольшая историческая справка. Более 350 лет (с середины XVI века до Триполитанской войны 1911−1912 годов между Италией и Османской империей) Ливия входила в состав Османской империи. 18 октября 1912 года в местечке Уши под Лозанной был подписан мирный договор (Уши-Лозаннский договор). По нему Италия отторгала у Османской империи вилайеты Триполи и Бенгази с условием полного вывода всех османских гарнизонов, но с сохранением там османского наиба и кадия. При этом Рим обязался вернуть Порте остров Родос и все захваченные острова в Эгейском море. Начавшаяся вскоре Первая мировая война предоставила Италии возможность сохранить контроль над Додеканесскими островами, которые по Севрскому миру 1920 года должны были перейти Греции взамен обширной итальянской зоны оккупации в юго-западной Анатолии. Потом эти положения Севрского договора фактически были включены в Лозаннский договор 1923 года. Турция признала аннексию Италией Додеканесских островов, перешедших в 1947 году Греции. Так что по логике Эрдоган должен был говорить о «смысле» Лозаннского договора, а не Севра.

Ранее он заявлял, что «в Лозанне мы отдали Греции острова в Эгейском море, мы до сих пор боремся за шельф» и «эти проблемы возникли из-за тех, кто сидел за столом в Лозанне и не смог защитить наши права». Эрдоган также призывал осуществить пересмотр позиций Лозаннского договора, в которых прописаны детали определения морских границ между Турцией и Грецией и принадлежность Греции некоторых островов в Эгейском море. Отчего же тогда Анкара цепляется за Севр? Всё дело в том, пишет курдский публицист Радван Бадини, что Севрский договор в пунктах 62−64 признавал за курдами право «создать территориальное образование» восточнее Евфрата. Анкара уверена, что сейчас Запад пытается реализовать в Сирии этот проект. Кстати, именно в контексте Севрского договора, который обязывал Турцию признать независимость Армении в новых границах, Анкара воспринимает и решение Сената США вслед за палатой представителей признать Геноцид армянского населения в Османской империи в 1915 году. Что может вскрыть целые пласты проблем, причем не только на Ближнем Востоке, но и в Закавказье.

В сухом остатке пока следующее. Анкара и Триполи еще не предали огласке соглашение о морской границе в Восточном Средиземноморье. Стороны считают его «историческим», а также, по мнению турецкого издания Star, оно «расстроило коварные планы Европейского союза в отношении Турции» и Анкаре удалось «создать щит между Грецией, греческими властями Южного Кипра и Египтом». По оценке издания, эти три стороны лишены возможности «заключать между собой в Восточном Средиземноморье договоры о разграничении исключительных экономических зон и определена западная граница морского пространства турецкой юрисдикции». Что касается Ливии, то она «обрела большую зону юрисдикции по сравнению с той, что получила бы при заключении соглашения с Грецией». Говоря иначе, Анкара уверена в том, что ей удалось «подорвать неблагоприятный для себя баланс сил в регионе». А в дальнейшем Турция рассчитывает использовать Ливию в качестве «ворот в Африку».

Но что будет дальше, кто и как будет демонстрировать намерения урегулировать ливийский кризис? В стране — несколько парламентов и правительств, каждое из которых настаивает на своей легитимности. Турция в условиях кризиса поддерживает одну сторону конфликта. Учитывая нынешнее положение дел, можно сказать, что позитивных прогнозов относительно дальнейшего хода событий в регионе как в среднесрочной, так и отдаленной перспективе нет.