Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Ближний Восток — могила однополярного мира

21.01.2020 - 18:281 449РОДИОНОВ Дмитрий

В Берлине состоялась конференция по Ливии.

Готовились к ней основательно. На прошлой неделе Ангела Меркель неожиданно прилетела в Москву на переговоры с Владимиром Путиным. Известно, что говорили они в основном о Ближнем Востоке, в том числе, в связи с событиями вокруг Ирана. Однако одной из главных тем стала именно Ливия. Очевидно, Меркель обращалась к Путину за помощью в организации конференции, которая должна была стать самым серьезным международным мероприятием по Ливии со времени начала последнего обострения в этой стране в апреле прошлого года.

Очевидно, что Берлин рассчитывал сыграть важную роль в установлении мира в Ливии, создать новую переговорную площадку. И состав участников конференции более, чем представителен: помимо основных «ньюсмейкеров» последних месяцев — Путина и Эрдогана, были лидеры Великобритании, Франции, Италии, Египта, госсекретарь США, председатель Еврокомиссии, генсек ООН, лидеры Африканского союза, представители Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии.

При этом самих ливийцев в закрытую комнату для переговоров не пригласили, хотя и Хавтар и Сарадж присутствовали в здании, где проходила конференция. Видимо, понимая, что скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, помня об опыте конференций по Сирии, где представители враждующих сторон сначала отказывались находиться даже в одной комнате друг с другом.

По словам Меркель, удалось согласовать план по урегулированию, который будет направлен в ООН. Больше никакой конкретики, лишь общие положения — о том, что надо добиться прекращения огня, решить гуманитарный вопросы, начать политический диалог.

Нет, понятно, конечно, что такие серьезные вопросы сразу не решаются. Но многие эксперты заранее высказали скепсис относительно перспектив Берлина как площадки для урегулирования ливийского конфликта. Многие не верят в ее перспективы и сейчас.

Зато почти все журналисты обратили внимание на то, как на фоне других участников мероприятия выделялись президенты России и Турции, явно более других заинтересованные в решении конфликта и лучше понимающие, как это сделать. И чувствуется, что мировые лидеры понимают, что без Москвы и Анкары проблему не решить вообще никак.

Наверное, мы могли бы договориться с турками и без европейцев. Последние тут вообще ничего не решают, гораздо большее влияние имеют Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия и Катар. Но у нас с Турцией, безусловно, наиболее выгодные позиции. Да, вроде бы как мы поддерживаем противоположные стороны. Но едва ли это серьезное препятствие.

Вообще-то интересы в Ливии у нас одни и те же: в первую очередь — мир и стабильность. Кроме того, это инвестиции, инфраструктура (в первую очередь, порты — ворота из Африки в Европу) и политическое влияние. Россия, напомню, со свержением Каддафи потеряла многомиллиардные контракты в этой стране (это и нефть, и те же железные дороги, которые мы строили, и оружие, и многое другое) и хотела бы вернуть упущенное. Турции, в принципе, нужно то же самое. Так может, нам нечего делить, а просто объединить усилия?

Тем более, что опыт таких договоренностей у нас есть прямо под боком — Сирия. Там мы тоже поддерживали противоположные стороны, наши интересы казались взаимоисключающими. И тем не менее, мы смогли договориться. И именно благодаря этому взаимодействию, удалось освободить от террористов большую часть арабской республики, разгромить ИГИЛ*. Почему бы нам не перенести этот опыт в Ливию?

Авторитет России как на Ближнем Востоке, так и в мире значительно возрос по итогам сирийской операции. Если получится добиться мира в Ливии — это значительно упрочит наш авторитет как в Африке (куда Россия в последнее время начинает активно возвращаться) и в Средиземноморье, так и в планетарном масштабе. Если в 2015-ом мир увидел, что не только одна страна может решать задачи на дальних рубежах, то урегулирование в Ливии будет очень серьезным шагом по преодолению американской гегемонии.

Турции также крайне важно показать своим партнерам по НАТО, отношения с которыми у них сейчас на историческом минимуме, что они могут без них решать свои проблемы, что сделает Турцию еще более независимой от коллективного Запада, наряду с такими шагами, как покупка российских ЗРК.

Разве это не общие интересы?

Да, еще один крайне важный момент. Газ.

Напомню, в последнее время начал получать вполне конкретные очертания проект трубопровода Eastmed, который должен поставлять газ из Израиля — через Кипр в Южную Европу. Сможет ли он стать конкурентом нашему «Турецкому потоку»?

Пока речь идет о небольших объемах: 10 — 20 млрд кубов («Турецкий поток» — 31 млрд) в год, к тому же, неизвестно, когда построят трубопровод, самые оптимистичные оценки — 2025 год. Тревожно то, что речь идет именно о трубопроводном газе, а не сжиженном, так что конкуренцию по цене он составить может, а где завтра 20 млрд кубов — там послезавтра 30 и 40.

Но еще больше этот трубопровод не нужен Анкаре. По логике, с Кипра он должен был уйти в Турцию и только оттуда в Европу — тогда бы пришлось меньше тянуть по морю, что вышло бы намного дешевле. Но по политическим причинам с Кипра он уйдет в Грецию. И Анкаре, которая только начинает почивать на лаврах нового газового хаба после запуска «Турецкого потока», придется разделить эту честь с Грецией — своим заклятым врагом. Эрдоган теряет важный рычаг политического влияния на Европу.

И что совсем уже выводит Анкару из себя — то, что в новую трубу планируется также загрузить газ с месторождений кипрского шельфа, добываемый властями республики Кипр.

Напомню, греки первыми начали добывать кипрский газ еще в 2011 году, и аналогичные действия турок у берегов признанной только ими Турецкой республикой Северный Кипр стали лишь ответом. Сегодня Турция активно ведет там разведку углеводородов, что вызывает яростную критику уже у Греции и поддерживающей ее Европы.

Кстати, и тут фигурирует Ливия: недавно Анкара заключила с правительством Сараджа меморандум о военном сотрудничестве и разграничении морских зон, что облегчает задачу по добыче газа в кипрских водах. Так что Эрдогану, как и нам, очень нужна стабильность в этой стране.

Похоже, мы обречены на то, чтобы взаимодействовать с турками, обе наши страны являются основными игроками, имеющими влияние на противоборствующие стороны. При этом у России значительно более выгодные позиции. Если в Турции не переваривают Хафтара и никогда бы не сели с ним за стол переговоров (и тут им необходимо посредничество России), то мы так жестко не привязаны ни к одной из сторон, равно удалены от них, выступая в роли объективного арбитра (не зря же и Сарадж, и Хафтар не раз наведывались в Москву).

А вот Западу тут ловить нечего. Но едва ли он позволит Москве и Анкаре достичь очередного геополитического успеха, погасив еще один разожженный им конфликт. Тем более, возвращаясь к трубопроводу Eastmed, тут замешаны интересы Израиля, а там, где интересы Израиля, всегда появляются США, у которых с Эрдоганом итак сейчас все плохо. И, конечно, сыграв на стороне Хафтара, они будут пытаться вбить клин между нами и турками, как уже пытались делать это в Сирии.

И это будет испытание для обеих сторон. Но роль ведущей региональной, а тем более, мировой державы — это огромная ответственность и способность не только воевать, но и находить компромиссы. У нас есть положительный опыт, и, если удастся его применить, это будет не просто большая победа, это будет серьезный шаг к многополярному миру. Большая геополитика творится сегодня на Ближнем Востоке, и от исхода этого противостояния зависит то, в каком мире мы будем жить ближайшие десятилетия.

*запрещенная в России организация.

Выбор читателя

Топ недели