Почти политика | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почти политика

На самом деле, конечно, этот безумный мир доставляет в наши дни столько поводов для зубоскальства, что автору этих строк становится даже как-то страшновато за профессиональных комиков, которые просто вынуждены спешно переквалифицироваться, чтобы банально продолжать соответствовать трендам. Вы таки будете смеяться, но один из них даже недавно стал руководителем целой европейской страны. Ну, а тот медицинский факт, что данная удивительная страна и сама по себе, конечно, с точки зрения европейских цивилизационных стандартов, как бы это помягче сказать, немного смешная, только добавляет перцу происходящему. Сталкивая его с грубой реальностью и тем самым возводя уже в степень экзистенциального, простите, абсурда, а также множа мировую энтропию и увеличивая юмористический эффект.

Вот простейший пример.

Тут буквально на днях руководство не братской по отношению к Российской Федерации молодой восточноевропейской демократии было потрясено до основ своей своеобразной ментальности: в 2019 году в руководство по противодействию экстремизму для британских учителей и врачей был включён в качестве «националистического и экстремистского» символ украинской государственной, можно сказать, власти — трезубец, соответствующую фотографию внесли в специализированный раздел татуировок. Причём данное руководство распространяется среди сотрудников (у нас бы проходило по разряду «Для служебного пользования») с сугубо практической целью: для выявления лиц, склонных к террористическому насилию. Что особенно характерно, в разделе, посвящённом татуировкам, украинский тризуб расположен непосредственно рядом со своими исконными боевыми товарищами: свастикой, рунами сигель и иной нацистской символикой.

По мощам, в общем-то, и елей.

В самой Британии, правда, попытались после этого даже слегка оправдаться. Но реально слегка, ибо деятельность внутриполитического ведомства, конечно, может иногда вредить деятельности ведомства внешнеполитического. Но интересы подданных её величества всё равно числятся поглавней, чем интересы каких-то восточноевропейцев, поэтому у полиции вполне естественный приоритет. Так, в частности, высказался по этому поводу сам старший национальный координатор контртеррористической полиции Дин Хейдон, заявив, что включение изображения в пособие вовсе не означает экстремистского характера символа, чем всех ещё больше, если не окончательно, запутал: какие ещё могут быть татуировки, кроме экстремистских, в прямом пособии, призванном обучить противодействию именно экстремизму, стороннему наблюдателю понять крайне затруднительно. Тем не менее убирать его оттуда в NCTPN (Национальное антитеррористическое агентство Великобритании) всё равно с истинной британской высокомерностью отказались, даже после протестов из Киева.

Вежливо разъяснив возмущённой украинской стороне, что «пособие писалось не для вас», украинцы тут вовсе ни при чём. А вовсе даже и наоборот — «было разработано для помощи полиции и ближайших партнёров, чтобы распознавать и понимать знаки и символы, с которыми сотрудники могут столкнуться по службе». То есть, если совсем грубо и дословно, украинцам буквально на пальцах разъяснили, что их номер — шесть и по команде они должны: а) лежать, б) молча. Если кому что при этом непонятно — смотрите пункт «а». И вот как хочешь, вот так вот его, старшего координатора NCTPN, и понимай.

Украинцы, впрочем, как нам кажется, поняли правильно и оттого даже немного обиделись, вызвав тем самым цитируемую нами выше изумлённую и даже где-то восхищённую реакцию антитеррористического ведомства в Лондоне.

И британских контрразведчиков, в общем, где-то можно понять. Вот это официальная позиция Киева, и этим надо наслаждаться, простите, дословно: «Размещение тризуба, конституционного национального символа и герба Украины, в руководстве по противодействию экстремизму, изданном антитеррористической полицией для преподавателей и медицинского персонала Великобритании, является крайне возмутительным. Здесь нет приемлемых объяснений. Мы требуем удалить трезубец из руководства с официальными извинениями». Впрочем, отказавшись от суверенитета, по тризубам уже не плачут, да ещё в таком просительном тоне.

Ещё раз: в Киеве всё поняли правильно, правда, легче им от этого всё равно как-то не стало. А вот та прогрессивная часть российского экспертного сообщества, которая немедленно отреагировала на справедливую, в общем, надо отдать должное, инициативу британской полиции словами «в Англии наконец-то начали приходить в себя», как раз ничего-то, в общем, как всегда, не поняла. И вообще глубоко заблуждается.

Никуда они в своей Англии, простите, не начали приходить — поскольку ниоткуда и не выходили.

И это как-то предельно наивно не понимать.

Да и вообще ожидать в связи с происходящим любых даже намёков на изменение британской политики по отношению к украинской проблематике, будь она, эта самая проблематика, хоть трижды реально нацистской, как минимум всё равно было бы довольно смешно.

И в этом, кстати, нет никаких двойных стандартов, напротив: если какая-то туземная сволочь полезна британскому джентльмену к востоку от Суэца, то это вовсе не значит, что эти нацисты должны оскорблять тщательно выстриженные газоны и безнадзорно разгуливать по и без того небезопасным улицам цивилизованных европейских городов. Поэтому и не нужно слать никаких политических сигналов Дину Хейдону, старшему координатору NCTPN: он всё равно по долгу службы человек сугубо практический и отвечает только за то, что к западу от Суэца.

А там, к западу, и вам говорили об этом неоднократно и прямо в глаза: вас, простите, не ждут.

Собственно говоря, это событие, с присвоением государственной украинской символике прилагательных «экстремистская» и «террористическая», даже само по себе интересно исключительно в качестве наглядного пособия на тему «смотрите, как это на самом деле работает»: ну да, вот именно так.

А как вы, простите, хотели?

Действия, направленные британскими чиновниками по внешнему контуру, могут быть сколь угодно политизированы, и там любой чубатый или бородатый уголовник, если его снимать в правильном телевизионном ракурсе, легко может стать подлинным борцом за свободу.

Но при этом, если по-настоящему опасное экстремистское животное каким-то образом по недосмотру властей проникнет на территорию метрополии, то тут виртуальная реальность «ромашек и луга» мгновенно должна сменяться самой оголтелой контртеррористической прагматикой. И врач, к которому на осмотр попал экземпляр с подобного рода татуировкой, не должен заморачиваться по поводу борьбы за свободу и прочей высокой политики, а просто стучать на него в обязательном порядке в ближайший околоток.

Вот, простите, и всё…

…Ну, а на самом деле эта восхитительная в своей незамутнённости история про столкновение виртуальной «символики молодой украинской государственности» со специфическим британским пониманием практической реальности и не менее своеобразным чувством юмора, безусловно, должна послужить прежде всего хорошим уроком даже не столько для украинцев, сколько для тех постсоветских, в том числе отечественных, друзей Британии, которых и у нас, в российских околополитических кругах, к сожалению, за последние пару десятилетий непропорционально много развелось.

И которые отчего-то до сих пор уверены, что любовь бывает только взаимной.

Особенно в той ситуации, когда на высокие чувства намекает настоящий британский джентльмен.

3 084