Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Как нам заменить китайский ширпобтреб на полках российским товаром | Продолжение проекта «Русская Весна»

Как нам заменить китайский ширпобтреб на полках российским товаром

29.01.2020 - 3:263 078КРИЧЕВСКИЙ Никита

Китайский коронавирус и связанные с ним потери, которые начинает нести мировая экономика, возродил надежды, что российское правительство вспомнит о поддержке собственного производителя, о протекционизме, проще говоря.

Считается, что протекционизм — это высокие таможенные пошлины на иностранную продукцию. Такое восприятие удобно своей легкостью: свести все к таможенным тарифам, последующему выходу из ВТО и заслону на пути китайских и других иноземных товаров. Но если бы в экономике все было так просто, мы бы жили в товарном раю.

Вот как определял протекционизм великий русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев: «Промышленно-торговую политику страны нельзя правильно понимать, если разуметь под нею только одни таможенные пошлины. Протекционизм подразумевает не их только, а всю совокупность мероприятий государства, благоприятствующих промыслам и торговле и к ним приноравливаемых, от школ до внешней политики, от дороги до банков, от законоположений до всемирных выставок, от бороньбы земли до скорости перевозки».

Современный российский протекционизм мог бы выглядеть так.

1. Стабильный, но искусственно низкий курс рубля. По аналогии с Китаем и другими странами-лидерами, курс должен находиться в фарватере общегосударственных усилий по развитию внутреннего производства, невыгодности импорта, поощрения экспорта.

2. Субсидирование Минфином и Центробанком создания новых промышленных и аграрных предприятий. К примеру, в первом случае это — бюджетные инвестиции, во втором — выкуп банковских облигаций, выпущенных под кредиты промышленному сектору. Рефинансирование, схожее с ипотечным кредитованием.

3. Содействие продовольственному ритейлу в организации аграрного производства. Сегодня доля собственных торговых марок в продажах наших сетевиков чуть больше 5%, тогда как в Европе — 40% (от 21% в Италии и 31% в Швеции до 43% в Германии, 46% в Великобритании и 52% в Швейцарии), а в мире в среднем — 18%.

4. Поддержка и контроль иностранных предприятий, но не для их хозяйственной дискредитации, а с целью опеки, защиты и переноса компетенций на российскую экономическую почву.

5. Новая кадровая политика. В России во главе экономической политики стоит бюрократия. Наш крест — не в технократической, а в сословной чиновничьей элите, «иносословные» в нее не допускаются. России нужен массовый призыв во власть техноструктуры — ученых, преподавателей, бизнесменов. Еще один важный аспект — двигаться в направлении всеобщего и, по возможности, бесплатного высшего образования как основного способа распространения знаний, умений, навыков, вместе — тех самых компетенций.

Как видите, ничего нового. Однако пока эти несложные советы до властей не дошли.