Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Литва: 30 лет плясок на граблях независимости

12.03.2020 - 15:513 609РОДИОНОВ Дмитрий

11 марта 1990 года Верховный Совет Литовской ССР объявил о восстановлении независимости Литвы. Литва стала первой советской республикой, объявившей о выходе из СССР.

Впрочем, реально Литва вышла из СССР лишь в сентябре 1991-го, после провала путча в Москве и фактической смерти союзного центра. 6 сентября 1991 года Государственный совет СССР признал независимость прибалтийских республик. Уже 17 сентября Литва была принята в ООН.

Хотя признавать-де-факто отделение Прибалтики от СССР начали еще раньше — ту же Литву первой еще 12 февраля 1991 года признала Исландия. Но тогда это едва ли могло означать для республики реальную независимость. Мировая общественность никогда не поддержала бы этот почин, если бы не удостоверилась, что Москва готова отпустить Прибалтику.

За прошедшие годы немало говорилось о том, что республики, покинувшие СССР до его формального роспуска, сделали это в нарушение Конституции. Начнем с того, что Госсовет, признавший отделение прибалтийских республик, уже был неконституционным органом и не имел никакого права этого делать. По факту, после августа 1991 года Конституция СССР окончательно приказала долго жить, и вертеть ею можно было, как угодно.

Тут интересно другое. Литва никогда не заявляла о выходе из СССР. Она отрицала свое в нем нахождение, называя весь советский период истории оккупацией.

8 февраля 1990 года Верховным Советом Литовской ССР были признаны недействительными решения Народного сейма 1940 года о вступлении Литвы в состав Союза.

И тут мы видим змею, кусающую себя же за хвост. Решение о вступлении в Союз принимает орган, который появился в результате вступления в Союз. Таким образом, Верховный Совет республики обязан был немедленно признать себя незаконным органом. А значит, незаконны и все его решения, включая признание недействительным решения Народного сейма о вступлении в СССР.

Замкнутый круг, в общем. С юридической точки зрения все это можно рассматривать как абсолютно ничтожные действия.

Впрочем, де-факто это был государственный переворот, который в первое время осуществлялся исключительно в стенах парламента, не имея ни широкой народной поддержки, ни реальных возможностей осуществить провозглашенное.

Верховный Совет республики почему-то не самораспустился, а продолжил работать, издавать постановления, противоречащие Конституции СССР, которые не могли быть исполнены, поскольку реальный контроль над территорией все еще осуществлял союзный центр. В республике стояли советские воинские части, работала советская милиция, КГБ, предприятия платили налоги в Москву и были частью общей экономической системы, функционировали все советские СМИ, социальные и управляющие органы.

И при этом был парламент, как бы считающий себя отдельной страной, который через СМИ воздействовал на умы граждан, приучая их к мысли о независимости и призывая создавать органы самоуправления, фактически параллельные властные структуры. В республике складывалось двоевластие. Получит ли игра в независимость логическое развитие или будет остановлена — тогда зависело от Москвы.

Первой заикаться о независимости еще до Литвы начала Эстония, которая еще 16 ноября 1988 года провозгласила Декларацию о суверенитете. Впрочем, это еще не объявление о независимости. Такую же декларацию провозгласила двумя годами позже Россия. А через два месяца уже внутри России подобный документ провозгласил Татарстан. Тогда это было модно — помните знаменитое «берите суверенитета, сколько сможете унести»?

Литва же пошла дальше всех, первой заявив о прекращении существования союзной республики, приняв 11 марта 1990 года Акт восстановления независимости и закон «О восстановлении действия Конституции Литвы от 12 мая 1938 года».

У пытающегося узурпировать власть «Саюдиса» тогда были только отряды добровольцев, СМИ и поддержка Запада. Последнее, конечно, фактор серьезный, но Москве ничего не стоило быстро зачистить республику от сепаратистов, и можно было плевать на истерики Запада и «демократической общественности» в Москве.

Но такой сценарий был возможен, если бы в Кремле сидел нормальный лидер, думающий о безопасности государства. Но в Кремле тогда сидел Михаил Горбачев, и этим все сказано.

Вместо решения проблемы Москва способствовала ее развитию. Вместо осуждения госпреступников Кремль пытался договориться с ними.

Формально Москва отказала Прибалтике в независимости. 15 марта 1990 года Съезд народных депутатов СССР принял постановление, объявляющее односторонние решения Верховного Совета Литовской ССР противоречащими Конституции СССР и поручающее президенту СССР, Верховному Совету СССР и Совмину обеспечить «защиту законных прав каждого человека, проживающего в Литве, равно как и соблюдение на территории Литовской ССР прав и интересов СССР, а также союзных республик». Горбачев даже потребовал от председателя Верховного Совета Литвы в трехдневный срок сообщить о мерах по реализации постановления.

Впрочем, грозные топтания ножкой на этом и закончились. В апреле 1990-го Верховный Совет СССР начал принимать законы, регламентирующие новую реальность в отношениях Центра с республиками, в частности — «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля, что уже было потаканием ползучему госперевороту и развалу страны.

Но и об этот закон в Прибалтике вытерли ноги — например, он подразумевал проведение в заявившей о выходе республике референдума, а также установление переходного периода, в течение которого должны решаться такие вопросы, как судьба объектов общесоюзной собственности на территории республики, ее финансово-кредитные и имущественные отношения с другими республиками и т. д.

Референдум о независимости в Литве таки был проведен. Но не по советским законам. И уже после провозглашения этой независимости, а не наоборот.

Нужно ли напоминать о том, как сложилась судьба общесоюзной собственности на территории Прибалтики? Или финансовых обязательств, от которых три республики просто отказались?

Все декларации, принимаемые союзным Центром, уже ни на что повлиять не могли, законы не работали, ибо некому было обеспечивать их выполнение.

Не сильно сработала и экономическая блокада, объявленная Москвой Литве. Летом 1990-го председателю Верховного Совета Литвы Витаутасу Ландсбергису пришлось приостановить действие Акта о восстановлении независимости — в обмен на снятие блокады. Но было ясно, что это временное решение.

Буря грянула в январе 1991-го. Историки до сих пор гадают, что это было: отчаянная попытка запоздалого силового решения проблемы или намеренный «слив» со стороны неких сил в Москве, желающих окончательно выбить табуретку из-под ног Горбачева. Не хочется впадать в конспирологию, но нельзя не отметить деструктивную роль властей РСФСР в лице Бориса Ельцина, которые активно раскачивали ситуацию, открыто поддерживая прибалтийских сепаратистов.

Как бы то ни было, 13 января 1991-го стало точкой невозврата.

А когда в августе 1991-го проиграл ГКЧП, союзному Центру стало уже не до Прибалтики, и там почувствовали, что теперь можно все.

Что мы имеем сегодня, спустя 30 лет? Страны Прибалтики вступили в ЕС и НАТО, и, это, пожалуй, единственное «достижение». Из тех «достижений», которыми сторонники независимости будут гордиться до конца, даже когда в прямом смысле останутся без штанов.

В 1991 году население ЛССР составляло 3 701 968 человек, в 2019-м — 2 793 986. Почти минус миллион.

Республика вошла в состав в СССР небольшой сельскохозяйственной страной, в которой более трети населения были задействованы в аграрной сфере, а вышла промышленно развитым государством.

Всего за 50 лет Москва вложила в Литву 72 миллиарда долларов, построив жилые дома, автомобильные трассы и железные дороги, химические и нефтехимические предприятия, электростанции, современный Клайпедский порт. Среди гигантов индустрии: судостроительный завод «Балтия», станкостроительный завод «Жальгирис», электротехнический «Эльфа», Кедайняйский химзавод, Йонавский завод минеральных удобрений, завод азотных удобрений «Азот», единственное в Прибалтике предприятие по переработке нефти Мажейкяйский НПЗ.

Все это сегодня или уничтожено, как Игналинская АЭС, остановка которой была одним из условий вступления в ЕС (Европе не нужны были промышленные конкуренты), или испытывает колоссальные проблемы, как те же порты, завязанные на Россию и простаивающие из-за недальновидной русофобской политики местных властей, которые за 30 лет независимости так ничему и не научились.

Сегодня Литва — это «задворки ЕС», одна из беднейших стран объединения, гражданам которой дали возможность почувствовать себя гастарбайтерами в Европе в обмен на отказ от собственной промышленности, экономического, да и политического суверенитета.

А в СССР они были «витриной», чем, видимо, тяготились. Теперь же все три республики фактически живут на подачки Европы, забывая о том, где бывает бесплатный сыр. И «своими» для Запада, как были для СССР, они так и не стали, и в случае серьезного кризиса ЕС, когда Старая Европа начнет «сбрасывать балласт», именно они полетят в пропасть первыми. Как первыми они когда-то побежали с тонущего корабля СССР.

От судьбы не убежишь — жернова Господни мелют медленно, но неумолимо…

Выбор читателя

Топ недели