Станет ли Турция старшим братом и наставником для Польши

Турция, которая не стесняется бросать вызов ЕС и США по важнейшим для себя вопросам, может стать старшим братом и наставником для Польши, показывая, что значит вести себя как суверенное государство. Это в целом. А в частности расширение кооперации с Анкарой может позволить Варшаве решить задачу присутствия в Черноморском регионе.

Глава Бюро национальной безопасности при президенте Польши (BBN) Павел Солох нанес визит в Бухарест. В ходе него он встретился с советником президента Румынии по вопросам безопасности Ионом Оприсором, главой МИД Богданом Ауреску и министром обороны Николае-Ионелем Чуке. По словам Солоха, «Польша и Румыния как страны восточного фланга НАТО должны сыграть важную роль, представляя совместную позицию стран региона по вопросам безопасности и НАТО».

Варшава хочет согласовать с Бухарестом тезисы накануне запланированного на июль сего года саммита Североатлантического альянса. При этом директор BBN подчеркнул, что в ходе переговоров он обсудил также вопрос «сотрудничества с Украиной и Турцией». Речь идет о проведении встречи на уровне советников президента в треугольнике Польша — Румыния — Украина и расширении треугольника Польша — Румыния — Турция, который в настоящее время действует на уровне министров иностранных дел.

Что касается турецкого направления, то, очевидно, проблема в его военной составляющей. За несколько дней до визита Солоха в Бухарест с министром обороны Турции по телефону связался министр обороны Польши Мариуш Блащак. Как передавало турецкое правительственное агентство Anadolu, собеседники обменялись мнениями по двусторонним и региональным вопросам обороны и безопасности, были даны оценки вклада двух стран в деятельность НАТО. А также Блащак «выразил соболезнования» в связи с гибелью турецких граждан и военных, погибших от «рук террористической организации Рабочей партии Курдистана (РПК) в Гара».

Речь идет о солдатах, убитых в ходе турецкой антитеррористической операции в районе Гара на севере Ирака, и 13 гражданах Турции, в смерти которых Анкара обвиняет боевиков РПК. Что примечательно, сообщение о разговоре Блащака и Акара дала только Турция. Министерство обороны Польши, как и польские издания, сохранили молчание. Судя по всему, Варшаве было неудобно поднимать эту тему после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ранее выступил с критикой «недостаточной реакции США на действия боевиков» РПК.

В этой ситуации однозначная поддержка Анкары со стороны Варшавы выглядела бы неоднозначно. И не только в глазах Вашингтона. Против Турции как члена НАТО активно играет Париж, а президент Франции Эммануэль Макрон неоднократно связывал проблемы альянса, вплоть до «смерти его мозга», с турецкой внешней политикой. Анкара также втянута в серьезный конфликт с Грецией и Кипром. Причем если президент США Дональд Трамп выходил на контакт с Эрдоганом и старался притормаживать введение санкций против Турции, то новая администрация Джо Байдена проводит курс, который вызывает настороженность в Анкаре.

Как заявил на днях в интервью турецкой газете Cumhuriyet контр-адмирал в отставке Джем Гюрдениз, автор концепции «Голубая родина» (продвигающей претензии Турции на обширную морскую юрисдикцию в Эгейском и Средиземном морях — С.С.), Греция и Кипр в последнее время пошли на стратегическое сближение с США. По словам Гюрдениза, это меняет баланс в пользу Афин, а опорными точками американцев становятся также Болгария и Румыния, что направлено не только против Турции, «но и является предвестником процесса, который имеет серьезные последствия для России».

Учитывая нынешнее состояние польско-российских отношений, непонятно, зачем в таком случае Варшаве говорить о расширении деятельности треугольника Польша — Румыния — Турция. Но у польской правящей коалиции во главе с партией «Право и Справедливость» (PiS) могут быть свои резоны. Дело в том, что после жаркого танго с Трампом у PiS пока нет уверенности в том, что она сможет выстроить позитивные отношения с администрацией Байдена. И в Белом доме, и в Госдепартаменте США контакты с польским правительством не считают делом первоочередной важности.

Вполне возможно, что в итоге Вашингтон решит ограничиться формальным диалогом с Варшавой, реализуя достигнутые ранее договоренности или даже пересматривая какие-то из них, оставляя за собой право поучать «Право и Справедливость» по поводу необходимости соблюдения гражданских прав, свободы слова и гендерной идеологии. А значит, правящая коалиция лишается прежнего важнейшего союзника в ситуации, когда, как пишет польский проправительственный портал wPolityce, она находится во враждебном окружении (за исключением Венгрии и Словакии) в Европе и воспринимается как «историческое, политическое, социологическое, моральное, аксиологическое и эстетическое отклонение».

Турция, которая не стесняется бросать вызов ЕС и США по важнейшим для себя вопросам, может стать, таким образом, старшим братом и наставником для Польши, показывая, что значит вести себя как суверенное государство. Это первое. И второе. Чуть менее чем за месяц до звонка в Варшаву госсекретарь США Энтони Блинкен связался с Киевом. По итогам беседы глава МИД Украины Дмитрий Кулеба заявил, что обсуждался тройственный союз в Черноморском регионе, в направлении которого «и Украина, и Грузия, и Молдавия уже активно двигаются… Больше пока не скажу, когда будет результат — все узнают».

В этот треугольник Польшу, похоже, не пригласили, а она заинтересована в присутствии в Черноморском регионе. Расширение кооперации с Румынией и Турцией может позволить Варшаве решить эту задачу. Однако «турецкое звено» для Польши будет оставаться самым проблематичным из-за ее ориентации на американцев, если только Варшава не пойдет на то, чтобы дистанцироваться от Вашингтона. Но это стало бы очень смелым поступком для Польши.

 

Выбор читателя

Топ недели