Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Интеллектуальный спецназ СССР: как спасли захваченных в Ливане дипломатов

30.10.2020 - 6:03   6 270

Тридцать пять лет назад завершилась одна из ярких и необычных операций в истории отечественной внешней разведки — в столице Ливана Бейруте ей удалось добиться освобождения советских дипломатов, взятых в заложники одной из радикальных группировок.

Долгое время считалось, что вызволить пленников удалось путем переговоров, но только три года назад было рассказано, что ключевую роль в той операции сыграло специальное подразделение внешней разведки КГБ СССР «Вымпел».

Все началось 30 сентября 1985 года, когда машины с находившимися в них неизвестными людьми «подрезали» два автомобиля советского посольства в Ливане, в которых были работник консульства Аркадий Катков, атташе Олег Спирин, сотрудник торгпредства Валерий Мыриков и врач Николай Свирский. Их запихали в машины похитителей и увезли в неизвестном направлении, причем Катков поначалу пытался бежать, но был ранен.

К сбору информации об организаторах и исполнителях этой дерзкой акции, о ее целях, а также месте нахождения заложников были немедленно привлечены все возможности спецслужб СССР в странах Ближнего и Среднего Востока. В сжатые сроки чекистам удалось установить, что за похищением дипломатов стоит некая группировка «Силы Халида бен аль-Валида», которую возглавляет Имад Мугния по прозвищу Гиена — террорист и личный охранник председателя Организации освобождения Палестины Ясира Арафата. А за «Силами Халида бен аль-Валида» в качестве заказчика содеянного стояло радикальное шиитское движение в Ливане «Хезболлах».

Также выяснилось, что похищение дипломатов не было направлено непосредственно против СССР. Террористы требовали от Москвы оказать давление на Сирию, чтобы та прекратила военные действия против палестинских лагерей и подразделений мусульманских радикальных организаций на севере Ливана.

Для убедительности своих намерений похитители передали в бейрутское бюро агентства Рейтер письмо с предупреждением, что в случае невыполнения их требований «Силы Халида бен аль-Валида» приступят к поочередной казни захваченных заложников. А к бейрутскому стадиону они подбросили труп Аркадия Каткова. После ранения того не лечили, и у Каткова развилась гангрена, после чего похитители просто расстреляли дипломата. В других письмах боевики пригрозили при невыполнении их требований взорвать советское посольство в Бейруте, уничтожив весь его персонал.

Резиденту КГБ СССР в Бейруте Юрию Перфильеву удалось добиться разговора с Арафатом. Тот на словах пообещал посодействовать в поиске дипломатов, но дальше слов дело не шло.

О том, что последовало затем, три года назад было рассказано в документальном фильме телеканала «Звезда», посвященном легендарному начальнику нелегальной разведки КГБ генерал-майору Юрию Дроздову. Именно ему было поручено курировать работу по поиску заложников. И тогда Дроздов решил направить в Ливан сотрудников спецназа «Вымпел» — подразделения, созданного за четыре года до тех событий, в августе 1981 года. «Вымпел» предназначался для действий за рубежом с нелегальных позиций в так называемый «особый период».

Детали операции, проведенной «Вымпелом» в октябре 1985 года, и по сей день являются государственной тайной. Но, как рассказывалось в фильме, появления спецназовцев в Бейруте никто не заметил. Только с того момента начали происходить странные вещи. Арафат вдруг «прозрел» и «понял», где искать дипломатов.

В западной прессе время от времени появляются домыслы, что «Вымпел» якобы устроил в Бейруте чуть ли не массовый террор, одного за другим убивая родственников похитителей. На самом деле этого не происходило. Но спецназовцы действовали с позиции силы.

«Было оказано серьезное психологическое воздействие на лидеров боевиков, после чего они поняли, что с ними никто не шутит», — рассказывалось в фильме. В результате террористы поняли, что держать заложников стало смертельно опасно для самих себя.

Члены «Хезболлах» вывезли похищенных в другой район в хорошо охраняемую тюрьму. И когда советским разведчикам стало понятно, что силовыми методами вызволить заложников невозможно без риска их гибели, к работе подключили психологов «Вымпела». Нужно было «вычислить» такого авторитетного лидера среди похитителей, которому Гиена на просьбу освободить дипломатов не смог бы ответить «нет».

Таким авторитетом оказался шейх Мухаммед Фадлалла — лидер ливанской части «Хезболлах», заказчика похищения. И Перфильев получил от Москвы «добро» на встречу с Фадлаллой. В той обстановке это был весьма рискованный шаг, поскольку шейх никогда не принимал представителей зарубежных государств, да и жил в той части Бейрута, где иностранцы старались не появляться.

Как вспоминал позже Перфильев, в беседе с Фадлаллой он подчеркнул, что удерживаемые советские дипломаты страдают, хотя они представляют страну, дружественную арабам. И главное, что эта трагедия не изменит политику великой державы. СССР понимает, что похитителями и их вдохновителями совершена ошибка, и поэтому терпеливо ждет ее исправления, говорил Перфильев.

И далее резидент пошел на дерзкий шаг. Он сказал, что СССР в своих южных регионах проводит учения с пусками ракет, и что тоже может произойти ошибка, после чего какая-либо ракета случайно залетит в какой-либо важный район на Ближнем Востоке. После такого очень прозрачного намека Перфильев выразил надежду, что до подобного не дойдет, что шейх тоже понимает это и что его авторитет поможет освободить заложников.

В ответ Фадлалла пообещал усиленно молиться о заложниках. Как потом рассказывали Перфильеву, никто другой не позволял себе так разговаривать с шейхом. Но только 30 октября все трое оставшихся в живых дипломатов снова оказались в родном посольстве. А сотрудники «Вымпела» покинули Бейрут так же незаметно, как прибыли в столицу Ливана и действовали в ней.

«Вымпел» не случайно называли интеллектуальным спецназом, сказал РИА Новости президент ассоциации ветеранов этого подразделения Валерий Попов. «Искусство такого интеллектуального спецназа заключалось не в том, чтобы применить оружие, а чтобы выполнить задачу так, чтобы никто не понял, что произошло», — пояснил он.

Выбор читателя

Топ недели