Чем завершится личная и политическая дуэль Помпео с Зарифом | Продолжение проекта «Русская Весна»

Чем завершится личная и политическая дуэль Помпео с Зарифом

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф после отказа США от Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) призвал Вашингтон прекратить «самоизоляцию». В своем официальном Twitter-аккаунте он написал: «Ни экономический терроризм в отношении Китая и Ирана, ни выход из еще одного соглашения (ДРСМД) не изменит сдвигов в глобальной торговле и соотношении сил. США нужно перестать изолировать себя и адаптироваться к новой глобальной реальности».

При этом Зариф добавил, что государственный секретарь США Майк Помпео «страдает паранойей», неся «фобии великих держав, эпоха которых давно прошла». А в начале нынешнего года, комментируя заявление Помпео с кафедры Американского университета в Каире о том, что «США являются силой добра на Ближнем Востоке», глава иранской дипломатии говорил, что «где бы американцы не появлялись в ближневосточном регионе, за ними непременно следовал хаос», и для «американцев было бы лучше всего смириться с утратой Ирана». Помпео тоже не жалует Зарифа. Когда в конце февраля появились слухи об отставке коллеги, госсекретарь назвал его «подставным лицом коррумпированной религиозной мафии». И таких «пограничных» выпадов глав внешнеполитических ведомств Ирана и США в адрес друг друга немало. Отмечая этот факт, саудовское издание Asharq Al-Awsat пишет, что несмотря на острую международную многоходовую интригу, раскручиваемую Вашингтоном против Тегерана, Зариф и Помпео «никогда не общались напрямую, но публично демонстрируют друг к другу неприязнь».

Зариф рассказывал следующее: «Каждый раз, когда Помпео говорит об Иране, он пытается оскорбить меня. Зачем? Чтобы я ответил на его звонок?». Так выявляется любопытный факт: госсекретарь пытался не раз связаться по телефону с министром, но на его звонки в Тегеране никто не реагировал. В этой связи припоминается случай, когда в 2016 году иранцы задержали десятерых американских моряков, случайно оказавшихся в территориальных водах Ирана. Спустя несколько часов после телефонного разговора между тогдашним госсекретарем Джоном Керри и Зарифом, инцидент был быстро урегулирован. Между главой МИД Ирана и Керри были установлены относительно доверительные политические контакты. Они не только вели активный закрытый и открытый диалог по подготовке к подписанию ядерного соглашения, но и организовали в конце сентября 2013 года первый за более чем треть века телефонный разговор президентов США Барака Обамы с избранным недавно президентом Ирана Хасаном Рухани. В конечно счете, встречи представителей группы «5+1» и Тегерана привели к успеху, а Зариф выступал от имени Ирана в качестве главного доверительного переговорщика.

Более того, американский сенатор Тед Круз не исключал возможность встречи Обамы с Рухани и обсуждения между ними «предварительных условий по признанию Ираном права на существование Израиля как еврейского государства». Но новый президент США Дональд Трамп вышел из ядерного соглашения, стал проводить в отношении Тегерана политику жестких санкций, заявляя при этом о «готовности начать переговоры с Ираном». Однако, считает Asharq Al-Awsat, использовать наработанные «каналы связи» Белому дому не удается, в том числе и по линии внешнеполитических ведомств. Ни к чему не приводят и попытки наладить переговоры при посредничестве Катара, Ирака, Омана, Швейцарии и даже Японии, хотя Помпео заявляет, что «имеет множество каналов коммуникации». Американские эксперты приводят в пример существующую «горячую линию» между США и Россией в Сирии, предлагая наладить такую. связь с иранскими военными, чтобы «избежать случайных инцидентов». Однако, отмечает заместитель государственного секретаря при администрации Обамы Венди Шерман, такие варианты «не являются лучшей идеей для многих нынешних официальных лиц США».

На днях американский журнал The New Yorker, ссылаясь на собственные источники, сообщил интригующую новость. Оказывается, во время недавнего пребывания Зарифа на мероприятиях ООН в Нью-Йорке, с ним встречался американский сенатор Рэнд Пол, который передал ему приглашение встретиться с Трампом в Белом доме. Иранский министр якобы делал по этому поводу запрос в Тегеран, но получил отказ. До этого Помпео заявлял о готовности поехать в Иран для переговоров, но иранские власти не приняли его предложения. После этого Зарифа внесли в «черный список США», хотя с очень странными формулировками. Высокопоставленный сотрудник американской администрации заявил, что Вашингтон больше «не считает его партнером по потенциальному диалогу, хотят вести переговоры с представителями иранских властей более высокого ранга», а помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон назвал Зарифа «нелегитимным представителем» своей страны».

А кто тогда легитимен, если США внесли в «черный список» почти все руководство Ирана? С кем они собираются вести переговоры, если, конечно, собираются, зачем идут по пути ослабления дипломатической линии? В этом сейчас главная загадка. С одной стороны, очевидно, что Зариф как бы оттесняет профессиональную несостоятельность Помпео на посту госсекретаря, чем вызывает с его стороны откровенную ненависть против себя. Возможно, Тегеран располагает сведениями о том, что Помпео раздумывает над уходом в отставку, чтобы потом избраться в Сенат США от штата Канзас. Вспомним, как Трамп уволил предшественника Помпео на посту госсекретаря, Рекса Тиллерсона, объявив об этом в своем официальном Twitter. Исключать такого хода нельзя, хотя Помпео заявляет, что останется на своем посту до тех пор, пока Трамп не «раствитит» его, и рассчитывает «продолжать нести всю ответственность за внешние коммуникации США». Что касается Зарифа, то он, по данным The New Yorker, учился в США и за годы дипломатической службы смог выстроить отношения со многими конгрессменами.

То есть министр иностранных дел Ирана способен вести игру на американском поле в ситуации, когда Вашингтон продолжает следовать стратегии «максимального давления» на Тегеран с целью инициировать политические потрясения. Тогда жесткое противостояние между Помпео и Зарифом наполняется особым смыслом, и последний, как полагает верховный лидер Ирана Али Хаменеи, «выставлен в авангард сопротивления давлению США». Неслучайно он призывает Трампа отвергнуть «фальшивую историю части своей команды» и «вернуться к благоразумной дипломатии». Но условия для того, чтобы в Вашингтоне услышали призыв, еще не созрели, хотя президент США способен к импровизации и может предпринять неожиданный ход. Конечно, пока расширение ядерной деятельности Ирана остается ограниченной и легко обратимой. У Тегерана хватает много сторонников в Вашингтоне, особенно в Пентагоне. Они выступают против войны с Ираном, предпочитая сосредоточить внимание и ресурсы страны на решение иных геополитических проблем.

Так что у Помпео становится все меньше и меньше шансов «победить» Зарифа, которому, кстати, в Тегеране тоже непросто. Дуэль продолжается.

933