Для настоящего западника фактов не существует: опыт Крыма и Китая | Продолжение проекта «Русская Весна»

Для настоящего западника фактов не существует: опыт Крыма и Китая

Помнится, недавно была такая история: британский представитель в ООН Карен Пирс заявила об «отчаянном положении» украинских граждан на полуострове, и те самые граждане ей ответили очевидное: да вы приезжайте в Крым и посмотрите сами. Так вот, это бесполезно. Потому что практика показывает: если ты настоящий западник и думаешь то, что западнику положено думать, то ты, даже если и правда приедешь, будешь видеть только то, что хочешь видеть. И уедешь с тем же, с чем приехал.

В этом феномене я в очередной раз убедился на днях во время поездки в Синьцзян (северо-западная провинция Китая). Речь вообще-то об одном из двух-трех самых острых политико-пропагандистских сюжетов сегодняшнего мира. Напомним: как только стало ясно, что Китай сравнялся по экономической и прочей мощи с США, оказалось, что это ужасное государство и империя зла. И среди основных обвинений против него есть и такое: в концлагерях Синьцзяна томятся то ли миллион, то ли два миллиона уйгуров-мусульман, которых подвергают издевательской идеологической обработке.

Первая реакция Пекина была вполне «крымская»: да вы приезжайте и посмотрите. Вы перепутали тюрьму с программой профилактики экстремистской идеологии, в которую входит отправка, по решению суда, молодых джихадистов в школы, где их учат сначала языку и смыслу законов страны, а потом дают профессиональное образование и устраивают на работу. Речь идет о людях, которые совершили несущественные преступления, и тюрьму им заменяют вот этими курсами дерадикализации.

Здесь надо, видимо, сделать ссылку на предыдущий материал на эту тему, где в целом говорилось о терроризме в Синьцзяне; а сегодня наш разговор несколько о другом — о людях, которые видят факты своими глазами, но воспринимать их отказываются.

Так вот, наша поездка (участвовали 24 человека из 16 стран) — не только не сенсация, но рутина. Всего за два года (школы начали открывать в уйгурских уездах в 2017 году) в Синьцзяне побывало около одной тысячи таких делегаций. Не говоря о том, что постоянно приезжают дипломаты и журналисты, аккредитованные в Пекине. Эти ознакомительные миссии китайцы, со свойственным им организационным перфекционизмом, превратили в отработанную механику, в которой участвуют десятки чиновников из Пекина, столицы Синьцзяна Урумчи и мест типа Кашгара и Аксу (мы были именно в этих городах). Семинар с лекциями, тонны печатных и наглядных материалов, автобусы, сопровождение и — да, в некоторых случаях китайская сторона оплачивает все расходы.

Итог следующий. Женщина средних лет из верхушки руководства провинцией устало вздыхает: да, мы знаем, что западники сюда приезжают, все видят и уезжают с неизменным убеждением, что это обман. Но мы продолжаем их приглашать и принимать.

После экскурсии по «концлагерю», на самом деле оказавшемуся школой-интернатом, грузимся в автобусы, обмениваемся мнениями. Настоящий западник среди нас один — японец. «Дайсуке, как вам эти школы?» «Вы имеете в виду — концлагеря?» «Нет, школы». «Это не школы. Это обман».

Ну, понятно. Учреждения со многими сотнями людей — это декорация для иностранцев. Все, что нам здесь говорят, — обман, все запуганы. А где-то там, за краем пустыни Лоб-Нор — страшные концлагеря с промыванием мозгов: вот это настоящее, хоть их никто и не видел.

Но похоже, что китайские власти и не очень спешат переубеждать западников. Вот состав нашей делегации: люди из Саудовской Аравии, Катара, Эмиратов, Албании, Пакистана, Турции, Киргизии, Казахстана, Афганистана, Бангладеш. Ну, и еще из не совсем мусульманских России, Чехии и Индии.

Дело в том, что фальшивка насчет концлагерей была рассчитана на то, чтобы поссорить Китай с мусульманским миром. Но последний не очень-то поддается пропаганде, он отправляет делегации по изучению ситуации на месте, и вот вам, к примеру, недавняя резолюция встречи Организации исламских стран в Абу-Даби, где хвалят Китай за улучшение положения мусульман в Синьцзяне.

Мусульманские участники нашей поездки явно примеряли китайский опыт на свои страны, и получалось, что все не так просто. «У нас такому переобучению надо подвергнуть минимум 22 миллиона жителей из 35 миллионов — и кто это будет делать?» — спрашивали, например, афганцы.

Споры, видимо, будут продолжаться — честные, заинтересованные споры, которые не имеют отношения к тупой пропаганде.

3 702