Как и почему либералы защищают сестёр Хачатурян | Продолжение проекта «Русская Весна»

Как и почему либералы защищают сестёр Хачатурян

Не стихает уже три месяца невероятный хайп вокруг «дела сестёр Хачатурян». Забыта давно Диана Шурыгина — но общество снова горячо полемизирует на тему этических парадоксов и «кто больше виноват». И, как обычно, вокруг двух позиций успели уже оформиться два лагеря, причём в одном из них бОльшую часть почему-то составляют патентованные либералы и оппозиционеры.

Чтобы убедиться в этом, спросим любой поисковик и пройдём по первой же ссылке. А первая ссылка по точному запросу — это всегда Википедия. Открываем статью, смотрим историю. В самом начале существования страницы видим, что её написала некая Birulik — и с очень выразительным комментарием «Обновление статьи, как и обещала. Никто не смеет обижать девушек, особенно подростков». Гм, а как же декларируемая нейтральность Википедии? Несложный поиск, и выясняется, что Birulik — это сотрудница фирмы «Викифай», которой руководит Михаил Грузнов. Тот самый, который устроил репрессии в русской Вики с поисками «агентов Пригожина» и вычищал любой позитив про российских чиновников. В общем, предельно ясно, кто и зачем взялся курировать все факты и акценты в деле Хачатурян.

Дело в том, что в широком общественном обсуждении усилиями вот таких манипуляторов вопрос «Виновны ли три сестры в убийстве отца?» был умело подменён вопросом «Был ли виновен их отец?». Чувствуете разницу?

Дело в том, что обсуждать не убийство, а самого Михаила Хачатуряна — очень «вкусно». Нашлась масса подтверждений того, что это был грубый, жестокий и деспотичный человек. Скот. Домашний тиран. Негодяй и мерзавец. Достаточно почитать его переписку с дочерями, чтобы в этом убедиться.

«Но есть нюанс» © Василий Иванович Чапаев. А освобождает ли УК РФ человека от ответственности за убийство негодяя и мерзавца? Пока что вроде бы нет. Может освободить, если суд решит, что убийца действовал в безвыходной ситуации необходимой обороны. Но даже самый беглый взгляд на ситуацию как-то мало убеждает нас в этом.

«Домашнее рабство», угрозы, скандалы, побои и так далее — окей, но почему три девушки, из которых две уже были вполне совершеннолетними, просто не покинули этот ужасный дом, из которого тиран-отец много раз (!) угрожал их выгнать? Ну выгонит — и что, большая потеря? Вы уже взрослые люди, с паспортами, практически закончили школу — если так прям плохо, зачем терпеть? Когда вы вообще собирались начинать самостоятельную жизнь?

Эта дилемма «убить или уйти» — ключевая в деле. Сестёр никто не держал под замком, они ходили в школу, в кино, тусили с друзьями после уроков, у них были деньги на домашние расходы. Более того, непосредственно перед убийством отец вообще был в психбольнице, и их никто не контролировал. Всё это как-то слабо вяжется с «рабством». Никто их не привязывал к батарее и не держал в подвале. А нам предлагают поверить, что трёх девушек тиран-отец превратил в коллективного Теона Грейджоя, так запугав их, что они и думать забыли о возможности побега. Ну-у-у-у…

Так что, возвращаясь к самообороне и убийству, получается, что самая простая и логичная самооборона (та самая, «необходимая») была — просто уйти. Уйти они могли сто раз. Они могли уйти даже за МИНУТУ до убийства, так как отец спал в кресле. Вот так взять, схватить в охапку вещички и документы, и уехать на первой же электричке куда угодно, и НЕЛЬЗЯ совершеннолетних людей насильно ЗАСТАВИТЬ жить с отцом. Понимаете? Нельзя по закону их «вернуть в семью», если им уже 18! А они почему-то делали вид, что не понимают.

И вот — новая подробность: «„В материалах дела имеются выписки с банковской карты Крестины и Ангелины, и из данных карт видно, что девочки имели большие суммы денег, которые тратились ежедневно. Если берем период месяц-два, то это в районе миллиона, до двух миллионов рублей у них было на карточке. Поэтому отец их не ограничивал, они спокойно этими деньгами распоряжались“, — рассказала адвокат родственников убитого Михаила Хачатуряна. „Сестры Хачатурян имели и возможность покинуть данную квартиру, и деньгами располагали, чтобы покинуть страну и избежать этого насилия, не говоря уже о том, что они не могли якобы заявить в правоохранительные органы, что они подвергались этому насилию“, — подытожила Халикова». Обратим внимание — это не домыслы адвоката, а уже доказанный факт, приобщённый к делу и известный следствию.

Представьте, что с вами плохо обращаются, а у вас есть миллион рублей и дверь не заперта. На любой билет должно хватить! Куда угодно.

И теперь настало время подводить итоги. Никакой «необходимой самообороны» не было, а было спланированное убийство из мести, или, юридически говоря, «на почве сильной неприязни». А разве закон у нас разрешает месть?

Безусловно, девушкам жилось несладко. Даже если вынести за скобки их утверждения о сексуальных домогательствах (тут сёстры легко могли соврать, так же, как намеревались обмануть следствие, нанеся самим себе ножевые ранения, но их враньё было раскрыто), отец обращался с ними по-свински, в духе самодуров из пьес Островского. Не уважал их, изводил, унижал. Но достаточное ли это основание для убийства? Любой судья скажет, что нет. Максимум — смягчающее обстоятельство, но далеко не на сто процентов.

Та сцена, которая произошла в день убийства, когда Михаил стал брызгать перцовым спреем в лицо дочерям, выглядит омерзительной, но, во-первых, не факт, что она вообще была — девушки могли сделать это потом друг другу, так же, как сами имитировали ножевые ранения, а во-вторых — если ваш сосед брызнет вам в лицо из баллончика, а вы его в ответ зарежете, вас ждёт долгий срок без всяких снисхождений и разговоров о «необходимой самообороне».

В общем и целом, если бы не было фигуры внушающего ужас и отвращение домашнего тирана, всё это выглядит как омерзительная история отцеубийства из-за денег. Но тиран есть, и либерально-феминистический хайп грохочет как водопад: «Так будет с каждым, кто покусится!», «Никто не смеет обижать девушек, особенно подростков» (хороши подростки в 19 лет!), и плавно подводит к мысли, что ребёнок вполне имеет право зарубить батю топором во сне за не слишком вежливую, травмирующую, нотацию. Если, конечно, ребёнок женского пола, а защищать его взялись мастера вранья и манипуляции.

13 980