Я выберу водителя с шансоном | Продолжение проекта «Русская Весна»

Я выберу водителя с шансоном

Два раза за месяц меня вёз глухой водитель Яндекс-такси, и оба раза привозил не туда.

В первый раз не к тому подъезду: у нас там заасфальтировано, и навигаторы показывают неправильно, мы вечно мучаемся-объясняем, уже ругаться устали.

Но, надо сказать, странненько. Ты кричишь человеку:

— Не туда!!! — а он уже свернул и вообще никак не реагирует.

Дети разнылись:

— Воот, теперь идти, мы же ему сказали…

Я объяснила: дядя не слышит, ничего страшного. У меня же тоже в голове: зато доброе дело, трудоустройство инвалидов…

Чистенький такой водитель, без шансона. Подумаешь, не обратил внимание, что пассажиры скачут, как обезьяны.

Но на второй раз уже и я взбеленилась. Мне надо было в незнакомом городе из аэропорта на автовокзал, с сумками, подъезжаем, такой же чистенький парень жестами спрашивает: налево или направо?

Я отчаянно делаю жесты руками, головой и мимикой морды: не знаю!

Потом догадываюсь, пишу название райцентра на смартфоне: мол, на Буйск мне!!!

Торжественно высаживает перед шлагбаумом, мило прощаемся, 400 метров трудно тащу сумки до автовокзала…

Разумеется, оказывается, что здание выходит прямо на оживленную улицу, и парень мог высадить меня там. Мне не надо было бы тащить 400 метров тяжести (с тяжестями у меня проблема).

Но чистенький не мог спросить: «Вам в кассу? Или к платформе?», — как это происходит с обычным прокуренным, небритым, слушающим шансон водилой, а я не знала, как именно должна его заинструктировать.

Дискоммуникация.

И здесь вина не конкретных неслышащих: инвалидна сама идея Яндекса трудоустраивать не способных нормально общаться людей в сферу обслуживания.

Они не могут обслуживать.

Производить могут, но производства-то нет.

И инвалидов по слуху пихают в сферу коммуникации, единственную для них недоступную. Безногие танцоры, заики дикторы, безрукие монтажеры… Шутка такая была в 90-х.

Соглашаясь теперь в приложении на машину с пометкой «Неслышащий водитель», пассажир должен понимать, что неудобства не просто возможны: они вероятны.

Элементарно: «Тормозните вон под той вывеской, мне надо в магазин/я забыла зонт/вон мой ребёнок из школы идёт/я заплачу за ожидание», — уже не скажешь, или быстро не скажешь. И это я привела только три примера: неправильная карта в навигаторе, несколько входов в здание — пункт прибытия, неожиданное обстоятельство. Их может быть больше.

Получается, пользователь заранее соглашается на дискомфорт. Оплаченная поездка получает оттенок благотворительности, что-то вроде сетевого мема: «Каждый вечер баба Нюра продает у метро букеты из одуванчиков и пирожки. Нам всем срочно нужны пирожки…».

И, к сожалению, этот дискомфорт идет с инклюзией (стремлением уравнять во всем людей с особенностями развития — ред.) рука об руку. Он и в школе, где ученики не рады однокласснику с особыми возможностями здоровья, и в подъезде жилого дома, обитатели которого выступают против «гуманной» идеи устроить у них на первом этаже реабилитационный центр для инвалидов… Не могут понять, нетолерантные, почему квинтэссенция чужих горя и боли должна располагаться именно там, где они сами восстанавливают силы (и, кстати, платят за квартиру), а, например, не в поликлинике.

Конфликт интересов в этой сфере — классика жанра. Мне сейчас написывают жители одного из центральных районов Москвы, в котором «добрые» благотворители хотят построить ночлежку для бомжей, уже согласовали проект с чиновниками: несчастные москвичи криком кричат, никак не хотят согласиться на соседей с чесоткой и алкоголизмом…

Даже пандус в подъезде, бывает, мешает жильцам: в домах некоторых проектов он занимает две трети ширины лестницы, и как ходить? Я не говорю, что его не надо ставить, я констатирую…

Еще раз, для душевно тупых и не умеющих верно прочесть написанное: проблемы трудоустройства инвалидов, другие их проблемы, а также проблемы социально неблагополучных слоев общества решать нужно, вопрос как. По-умному бы.

Я, например, была возле городского муниципального приемника для московских бомжей: он расположен в промзоне между лабазов, гаражей, железной дороги и нескольких неработающих заводов, недовольных испуганных жителей там нет по определению…

К счастью, если в некоторых сферах, например, в школе инклюзия уже вменена нам в обязанность, то в такси у каждого из нас есть выбор: быть добрым или получить эффективную услугу.

Кому-то важно подать милостыню своим неудобством — и написать об этом в соцсети, выгулять белое пальто.

А лично я выберу за свои деньги водителя с шансоном.

Напоследок анекдот.

Едем с ребёнком, дело под выборы, и сын спрашивает:

— Мама, а кто такие кандидаты?

Я аж дышать перестала.

И ответ же просится, и сказать неловко при водителе. И тут вижу этот подголовник: «Неслышащий…».

И я сказала голосом Шнура. Всю правду.

Во всем можно найти положительные стороны.

1 851