Профессор, доцент и котик, «пришел из ставки запрет к оправке», вокалисты Медведев и Бузова и пропагандист-матерщинник | Продолжение проекта «Русская Весна»

Профессор, доцент и котик, «пришел из ставки запрет к оправке», вокалисты Медведев и Бузова и пропагандист-матерщинник

Наполеон отмечал, что «на войне ситуация меняется с каждым мгновением». Живи он в наше время, он мог бы заметить, что это наблюдение применимо и к блогосфере. Пользователи социальных сетей на редкость волатильны.

Сперва они живо обсуждали выступления античника, культуролога и клоаковеда, профессора НИУ-ВШЭ Г. Ч. Гусейнова по поводу русского языка. Звучное «Б-р-р! Гав-гав-гав! Смеясь, он дерзко презирал земли родной язык и нравы» контрапунктически сочеталось с не менее звучным «Осанна! Руки прочь от нашего Гасана!».

Казалось, общественность ввергнута в столетнюю — или, как минимум, тридцатилетнюю — войну, но наша высшая школа предоставила новый повод. Реконструктор-бонапартист, доцент СпбГУ О. В. Соколов убил и расчленил свою ученицу, и это столь обоснованно потрясло души, что про культурологические рассуждения Г. Ч. Гусейнова все забыли.

Однако, волатильность на том не остановилась. Забыв и профессора, и доцента, публика стала обсуждать казус с авиаперевозкой кота из Москвы во Владивосток. Кот был чрезмерно тучный, и по правилам его нужно было транспортировать в багажном отделении для крупной живности. Однако хозяин-хипстер был столь привержен к питомцу, что проявил хитрость. Он зарегистрировал другого, маломерного кота, после чего вошел в салон со своим, крупномерным и всячески его тетешкал в полете, что возбранено правилами. Получилось как с самозванцем:

«Явился к вам; кот Виктором назвался

И летчиков безмозглых обманул.

Что скажешь ты, надменный В. Савельев?

Доволен ты признанием моим?».

Гендиректор «Аэрофлота» В. Г. Савельев этим признанием, распространенным в электрическом интернете, остался совершенно недоволен и лишил хипстера 300 тысяч миль, накопленных им за много лет беспорочных полетов в рамках программы «Аэрофлот-бонус». Болтливость оказалась не к добру —

«Нет, напрасно мы решили

Прокатить кота в машине —

Кот кататься не привык,

Вырвал грешный мой язык».

То есть вообще-то не вырвал, но зря.

История с авиакотиком поучительна еще и в том смысле, сколь велика любовь к этим животным. Не только рядовые общественники, но даже думцы-единороссы выступили с законодательными инициативами, направленными на то, чтобы авиаторы более не взвешивали живность и не разлучали хозяев с питомцами в полете. При этом нет уверенности, что такую же горячую реакцию вызвало бы недоразумение с авиакобелем.

Между тем относительно небольшой домашней живности (весом до 50 кг.) довольно много и разных видов. Если какой-нибудь хипстер последует совету «Абрам, купи козу» (а еще лучше козла, как более ароматического), то тут уже В. Г. Савельев будет не в силах противостоять мнению народному.

Это при том, что не только правила авиаперевозок, но и законодательство вообше неуклонно устрожается. Д. А. Медведев поставил перед кабинетом министров цель: «Наша задача — создать гораздо более понятный, более эффективный, более приемлемый для целей экономического развития Кодекс административных правонарушений», и правительство немедленно откликнулось. В качестве первой новеллы предложено строже карать тех, кто оправляется в неположенных местах. За несанкционированное отправление нужды предполагается большой штраф (3–5 тыс. руб.) или исправительные работы сроком до 40 часов, последняя мера будет, вероятно, применяться к особенно раблезианским правонарушителям. Расширен и список мест, где не положено справлять нужду. К ним отнесены, в частности аэропорты и крыши.

С одной стороны, список может показаться чрезмерно широким. Кто же видел нарушителя, оправляющегося на крыше? Случаев оправки прямо на аэропортовском пасс-контроле тоже вроде бы не зафиксировано. С другой стороны, законодатель должен быть предусмотрительным. Сегодня там не оправляются, а завтра станут — и тут-то на них и обрушится карающий меч Фемиды. И в любом случае запрет справлять нужду где ни попадя положительно скажется на экономическом развитии, которое сейчас несколько хромает.

Продвинув дело борьбы с административными правонарушениями, премьер обратился к вопросам культуры. На его встрече с деятелями искусств главный дирижер Мариинского театра В. А. Гергиев посетовал, что «хоровое пение сегодня не пользуется такой популярностью, как раньше», и предложил активнее привлекать к этому школьников. На это Д. А. Медведев с милостивой улыбкой отвечал: «Я тоже пел, но вовремя ушел».

Тут дело скорее в том, что вовремя ушла социальный вице-премьер О. Ю. Голодец, которая в прежнем правительстве была страстно увлечена хоровым пением: «Я надеюсь, что в этом (2016-м. — М. С.) году у нас будет серьезный прорыв, потому что мы дадим возможность каждой школе иметь своего руководителя хора, концертмейстера, и это будет уже в нормативных документах системы общего образования». Если бы прорыв произошел, не только ученики в школах, но и министры в правительстве стали бы петь хором:

«Суровые годы уходят

Борьбы за свободу страны,

За ними другие приходят,

Они будут тоже трудны».

Однако, чувствуя недостаточность своих вокальных данных, Д. А. Медведев произвел (по согласованию с В. В. Путиным) переформирование кабинета, и О. Ю. Голодец сменила Т. А. Голикова, не столь приверженная хоровому пению.

Требования к певцам нынче вообще очень высоки. Когда певица О. И. Бузова выразила желание выступить на конкурсе Евровидения-2020, главный продюсер музыкальных и развлекательных программ Первого канала Ю. В. Аксюта назвал такие речи бредом.

Суровость Аксюты представляется чрезмерной. Речь же не идет о конкурсе им. П. И. Чайковского, где в разделе вокалистов (а равно и пианистов) О. И. Бузова вряд ли могла бы проблистать вследствие недостаточного мастерства. Что же до Евровидения, то на этом конкурсе хуложественной самодеятельности может проблистать решительно всякий, вплоть до австрийского женомужа, и О. И. Бузова на общем фоне едва ли не из лучших.

Высоки и требования к искусству дизайна. Сильный и богатый дизайнер А. А. Лебедев (Артемий Татьянович) обратился с критическими замечаниями к самому Р. А. Кадырову: «Тебя настолько боятся, что в ответ молчат. А я — не молчу». Исполнив свой долг «И истину царям с улыбкой говорить», дизайнер завершил послание словами «Обнимаю, брат». От брата реакции не последовало, зато она последовала от VIII виленского форума «Свободной России», который занес Артемия Татьяновича в проскрипционные списки по категории «Пропагандисты».

Вероятно, члены «Союза меча и орала» были возмущены тем, что в послании Р. А. Кадырову не было ни единого непечатного слова — при том, что обыкновенно Артемий Татьянович замка не откроет, огня не вздует без скверноматерных выражений, причем обильных. Что было расценено в Вильне как раболепство перед Рамзаном Ахматовичем.

Возможно, они были правы. Отвечая членам Союза, дизайнер в своей обычной манере пригинал всяческие забранки. Видя, что иногда Артемий Татьянович ругается, как ломовой извозчик, а иногда изъясняется со всем политесом — в зависимости от того, кто его собеседник, обруганные политэмигранты уверились в мнении, что имеют дело с лицемерным пропагандистом.

2 619