Евросоюз через суд требует необычной любви от России

18.07.2021 - 17:52   2 550СОКОЛОВ Максим

ЕСПЧ потребовал от России ввести юридическую процедуру признания однополых сношений, причем в качестве компромисса указал, что называть такой однополый союз браком необязательно.

Занимая позицию advocatus diaboli, т. е. отыскивая в требовании ЕСПЧ рациональное и гуманное зерно и не усматривая в нем ни малейшего подвоха, можно было бы интерпретировать его как смиренное пожелание (и уж конечно, не как властное предписание) подумать о допущении в России какой-то формы гражданских союзов.

То есть, кроме брака как гражданского состояния (на этот институт никто в Страсбурге — по крайней мере, пока — не покушается), ввести в Гражданский кодекс России также иную форму отношений, дающую возможность получать некоторые преимущества сравнительно просто с дружбой между Петей и Ваней, а равно между Катей и Дусей.

В принципе, даже необязательно, чтобы промеж Пети и Вани было что-нибудь запретное или, говоря деликатно, нетрадиционное. Участники гражданского союза могут быть как схимонахи-иноки — просто вести общежительное устройство. Как Робинзон и Пятница, которых в соблазнительных сношениях никто не обвинял.

Такой союз, однако, подобен браку в том смысле, что его участники могут завещать друг другу свое имущество — могут, конечно, и сейчас, но Петя и Ваня являются наследниками последней руки, получающими наследство только после того, как удовлетворены наследники первой руки (родители, дети, etc.), получившие обязательную долю. А так наследственные права Пети будут как у пережившего супруга.

Кроме вступления в наследственные права, есть и иные жизненные ситуации. Гражданский союзник имеет право не свидетельствовать против Вани. В случае тяжкой болезни он может навещать своего союзника, а также, если тот находится без сознания, подписывать согласие на медицинское вмешательство.

То есть часть (только часть) тех прав, которыми пользуются супруги, — прежде всего в случае болезни или смерти, может быть дарована также и участникам гражданского союза. Если поставить вопрос таким образом, принципиальных возражений будет меньше.

Другой вопрос — как прийти к такому компромиссу.

Обыкновенно вопрос в доверии. В этом смысле послужной список ЕСПЧ не слишком тому способствует. За неделю перед предписанием касательно однополых союзов ЕСПЧ присудил бывшему майору милиции Евсюкову, осужденному пожизненно за убийство двух человек в 2009 году (расстрел в супермаркете), компенсацию в шесть тысяч евро. Евсюков жаловался на то, что отбывает срок слишком далеко от дома, что препятствует его социализации.

Обыкновенно при пожизненном заключении, назначаемом вместо смертной казни, вопрос о социализации не стоит. Только о социальной защите. Тем более что судебная ошибка в данном случае исключена. Евсюков был в буквальном смысле слова взят с дымящимся пистолетом. Здесь скорее случай, когда
«Душегубец стал нахален,

Суд (ЕСПЧ) стал вроде богаделен».

И авторитет страсбургского учреждения от этого не укрепился.

Если бы в самом деле наши европейские соседи были озабочены тем, чтобы Петя и Ваня могли навещать друг друга в больнице или с большими удобствами завещать нажитое, разум подсказал бы им, что надо использовать невесомые, интегральные ходы. Например, дипломатические каналы, по которым без лишней огласки и без лишнего напора, которые в этом случае только все портят, можно прокачать соответствующие поправки в Гражданский кодекс. Чтобы и волки сыты, и овцы целы. Для того дипломатия и придумана.

Но это если на вопрос «Вам шашечки или ехать?» дается ответ «Ехать».

Если же главнее шашечки, то мы имеем то, что имеем. Решение ЕСПЧ по иску трех однополых пар воспринимается — и не может не восприниматься — в контексте неистовой борьбы за сверхъестественные сношения, развернутой на Западе.

Тут и причтенные к злодеям поляки и мадьяры, не вполне принимающие лозунг «Права человека плюс содомизация всей страны». Тут и посол США в Москве, первым делом по приезде поднимающий над посольством радужный стяг. Тут и постоянные заявления Госдепартамента США: «Содом — наше все, а у кого не наше все, того постигнет суровая кара прогрессивного закона и всеобщая ненависть и презрение трудящихся».

Опять же история декриминализации содомского греха в прогрессивных странах Запада показывает, что получается, как со всяким грехом: сперва он приходит как гость, потом располагается как жилец, а затем ведет себя как хозяин. Что дополнительно настораживает, склоняя к мысли, что дашь палец, немедля откусят всю руку.

И реакция Кремля, МИД, Федерального собрания была именно в том духе, что палец не надо давать, ибо известно, чем это кончается.

Столь печальный анамнез должен, казалось бы, диктовать величайшую осмотрительность, чтобы не навредить и чтобы уверить русских, что речь идет только о невинных поправках в Гражданский кодекс — и ни копейкой больше. Но для этого нужно если не смирение, то хотя бы осторожность.

К несчастью, ныне эти качества совершенно не свойственны гей-интернационалу. Напротив: «с южных гор до северных морей содомит проходит как хозяин». Ну — и получает ожидаемый ответ.
 

Выбор читателя

Топ недели