Сергей Худиев: Зачем Ватикан бросил вызов западной элите

16.04.2024 - 10:06   2 049

Недавно опубликованная декларация Дикастерии вероучения Dignitas infinita (Бесконечное достоинство) вызвала «глубокое разочарование» в либеральных кругах. Надежды на то, что Ватикан побежит, «задрав штаны, за комсомолом», и «интегрирует гендерную теорию в учение Церкви», оказались, по меньшей мере, преждевременными. Трещина между Ватиканом и западной элитой, которая отчетливо поползла после отказа папы становиться «капелланом НАТО», усилилась после недавнего призыва «начать переговоры» в отношении конфликта на Украине, теперь обозначилась самым явным образом.

Документ прямо и недвусмысленно нападает на государственную идеологию, принятую как Демократической партией США, так и в ЕС. Идеологию, для которой аборты и «перемена пола» входят в ее символ веры. Причем эта критика носит продуманный, интеллектуально высококачественный характер. Она опирается как на аргументы, взятые из Писания и Предания, так и на общее представление о нравственном законе — так, что она понятна и убедительна не только для католиков, и не только для христиан, но и для всех людей, сохраняющих здравый смысл и нравственное здоровье. Это вызывает у многих западных комментаторов острое раздражение по целому ряду причин.

С папой Франциском либералы связывали большие надежды на радикальное переустройство Католической Церкви. Навязать свою повестку крупнейшей религиозной общине мира, полностью разложить врага изнутри — это было бы грандиозное достижение. Кое-что в высказываниях самого папы Франциска поддерживало надежды либералов. Понтифик не раз и не два делал дружественные жесты в адрес прогрессивной повестки — срывая аплодисменты медиа и вызывая глубокое огорчение консервативных католиков.

«Dignitas infinita» знаменует шаг в совсем другом направлении. Вернее, даже не шаг, а, напротив, желание оставаться на месте, придерживаясь традиционной христианской веры.

Декларация резко критикует гендерную идеологию как «крайне опасную в своём притязании сделать всех равными и аннулируя различия», предупреждая, что она «предусматривает общество без половых различий, тем самым устраняя антропологическую основу семьи». Документ отвергает отождествление достоинства «с изолированной и индивидуалистической свободой, которая утверждает определённые субъективные желания и склонности в качестве „прав“, которые должны гарантироваться и финансироваться обществом».

Права человека — это то, что укоренено в самой человеческой природе, а не то, что выдумала та или иная группа активистов. Документ также отвергает так называемые «операции по перемене пола», говоря о них, как о «вызове Богу».

Гендерная идеология постоянно использовала слово «достоинство» в своей риторике. Людей, которые находят совершенно неуместным навязывать маленьким детям болезненные извращения или склонять запутавшихся детей и подростков к калечащим операциям, обвиняли в том, что они выступают против «достоинства» соответствующих «персон».

Декларация проводит различие между «онтологическим» достоинством, которое принадлежит человеку просто по факту принадлежности к человеческому роду, и «моральным» достоинством, которое связано с тем, как люди поступают по своей свободной воле.

Любой человек — в том числе, грешник и даже преступник — обладает онтологическим достоинством просто потому, что он сотворён и любим Богом. Но многие поступки людей могут быть морально недостойными, несообразными их высокому призванию. Порицать чьи-то взгляды и поведение — совсем не значит умалять онтологическое достоинство самих людей. Напротив, это значит указывать на разрыв между этим достоинством и их поведением.

Декларация со всей твёрдостью противостоит абортам — исходя из того, что дитя в утробе есть человеческое существо, обладающее правом на жизнь. То есть болезненная реакция прогрессивных сил тут вполне предсказуема.

Многие недоумевают, почему наметившаяся тенденция к «принятию современного мира» оказалась неспособной помешать выходу этого вполне консервативного документа. Этому может быть ряд причин.

Энергичное сопротивление консервативных католиков «либеральному повороту». Осознание того, что Церковь держится благодаря верующим людям, а не благодаря либеральным политикам или журналистам — которые все равно в нее не пойдут. Пример протестантских общин, которые, как, например, Американская епископальная церковь, прогнулась под все требования «современного общества», и сильно прогадали — прогрессивная общественность туда как не ходила, так и не ходит, а верующие разбежались.

Наметившаяся тенденция к преодолению гендерного сумасшествия в светских кругах — в последние годы практика «перемены пола» была существенно ограничена даже в таких либеральных странах, как Швеция или Великобритания. То обстоятельство, что большинство католиков живут на консервативном «глобальном юге», и эта тенденция будет нарастать.

Наконец, сознание того, что идеологии приходят и уходят, а миссия Церкви — возвещать неизменную истину.

Но, так или иначе, Католическая Церковь обозначила, что она и «современный мир», управляемый западной элитой, движутся в разных направлениях.

И это, конечно, хорошо.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.