Эксперт прокомментировал домыслы немецкого журналиста о поражении Красной армии под Прохоровкой | Продолжение проекта «Русская Весна»

Эксперт прокомментировал домыслы немецкого журналиста о поражении Красной армии под Прохоровкой

Война и танковое сражение — не футбол, где ведется счет, советские войска задачу выполнили, не допустив прорыва немецких танков, при этом немецких документов с точными потерями дивизий СС до сих пор нет в доступе, сказал РИА Новости военный историк, главный редактор интернет-портала и военно-исторического журнала «Military Крым» Сергей Ченнык.

 

Ранее журналист Свен Феликс Келлерхофф, ведущий редактор исторического раздела Die Welt, опубликовал статью, в которой призвал снести памятник Победы на Прохоровском поле, установленный в память о погибших там в июле 1943 года. Он утверждает, что в этом районе не было крупного сражения и, соответственно, Красная армия не одержала победу в нем. При этом действия советских войск в сражении автор статьи называет «атакой камикадзе», заявляя, что советские танки «столпились перед узким мостом и стали идеальной мишенью для двух батальонов 2-го танкового корпуса СС».

«Утверждение, что сражение под Прохоровкой было Красной армией проиграно — это за пределом разумного и адекватного. Каждый, кто имеет понимание о военном искусстве, знает, что война — это не футбол. Здесь нет счета матча. Есть выполненная и невыполненная задача. Советские войска в сражении под Прохоровкой свою задачу выполнили. Тыловой рубеж они удержали. Да, ценой больших потерь. Но противник свою задачу не выполнил. Тыловой рубеж не был прорван и наступление затормозилось. Победа под Прохоровкой не в числе уничтоженных вражеских и потерянных своих боевых машин. Никто не отрицает, что их было много», — сказал РИА Новости Ченнык.

Историк напоминает, что 10 июля 2-го танкового корпуса СС приступили к выполнению приказа командующего 4 танковой армией генерала Г. Гота: взять Прохоровку, чтобы в дальнейшем нанести удар в тыл оборонявшимся здесь советским войскам. В составе корпуса находились три моторизованные дивизии СС: «Мертвая голова», «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и «Дас Райх». Осознавая недопустимость прорыва, советское командование начало переброску туда 5-й гв. танковой армии генерала П. Ротмистрова и 5-й армии генерала А. Жадова для нанесения контрудара по прорывавшемуся к Прохоровке немецкому танковому корпусу СС. Продолжалось сражение вплоть до 16 июля, когда немецкие войска начали отходить из этого района на исходные позиции.

«Слова о том, что сотни советских танков при поддержке артиллерии вели на сложной местности непрерывный бой, маневрировали, выпуская десятки тысяч снарядов, и поразив всего 5 танков — это фантазии и бред. Начнем с того, что немцы вообще были склонны к глобальному завышению потерь противника и скромному уменьшению собственных. По информации современных военных историков, до сих пор нет немецких документов по точным потерям их дивизий и всего корпуса СС. Значит им выгодно было уже тогда что-то умолчать?», — заключает историк.

События 10—16 июля 1943 года в том числе с другими боями на других участках, дали возможность начать второй этап летней кампании Красной армии — Западный и Брянский фронты перешли в наступление на Орловской дуге, и стало понятно, что операция «Цитадель» провалилась. 13 июля Гитлер это признал, отдав приказ о свертывании всех наступательных действий, сказал эксперт.

«К сожалению, сегодня наши «западные друзья» умело используют допущенные еще в советский период пробелы в изучении военной истории, когда было нормальным вольно трактовать важные события. В отношении сражения на Курской дуге, это однозначно определения даты. На мой взгляд, победа в битве «опирается» даже не на бой под Прохоровкой. Предыдущие бои под Понырями и Обоянью даже превосходили его по напряжению. Датой должно стать тоже 12 июля, но звучать оно должно так — «Начало стратегического наступления Красной армии и коренного перелома в Великой Отечественной войне», — считает Ченнык.